загрузка

Текст: Софья Мохова, фото: личный архив Евгения Зайцева.

Евгений Зайцев: Актер — профессия для мазохиста

Спектакль «Чаплин» Театра музыкальной комедии в этом году стал триумфатором премии «Золотая маска», получив сразу три престижных награды. Одна из «Золотых масок» досталось Евгению Зайцеву за воплощение на сцене образа звезды немого кино. Актеру нет еще и 29 лет, но за его плечами — ключевые партии в спектаклях «Русалочка», «Призрак Оперы» и других. «Авангард» поговорил с Евгением Зайцевым о Бродвее, российских сериалах, провокациях в театре и «нищете» Чаплина.

СПРАВКА

Евгений Зайцев

Родился в 1986 году в Нижнем Тагиле. В 2008 году окончил Екатеринбургский государственный театральный институт. С 2005 до 2012 год был солистом Свердловского академического театра музкомедии. Сейчас сотрудничает с компанией Stage Entertainment, занимающейся постановкой мюзиклов. Исполняет партии в «Звуках музыки», «Русалочке», «Призраке Оперы». С 2013 года играет главную роль в мюзикле «Чаплин» в петербургском Театре музкомедии. За нее получил премии «Золотой софит» и «Золотая маска» как лучший актер. Исполнял небольшие роли в сериалах «Истребители» и «Важняк. Игра навылет», а также в фильмах «Легенда острова Двид» и «Курьер из «Рая».

41

Это максимальное количество спектаклей, которые за один месяц приходилось отыгрывать Евгению Зайцеву.

АНКЕТА

Три мюзикла, которые должен посмотреть каждый?

— Это компрометирующий вопрос, потому что таких гораздо больше. Давайте скажем так: «Мисс Сайгон», «Юнона и Авось», «Однажды» и видеоверсия мюзикла «Мулен Руж».

Кто для вас идеал актера?

— Том Хэнкс, Мэл Гибсон, Роберт де Ниро.

Балет или опера?

— Балет.

«Игра престолов» или «Симпсоны»?

— Вопрос в точку, потому что «Симпсонов» я сейчас пересматриваю, а до «Игры престолов» еще не добрался. Поэтому — «Друзья».

Что есть талант?

— Это некое сочетание той удачи и того опыта, которые есть в жизни человека.

Что стоит сделать в первую очередь после приезда в Петербург?

— Пройтись по Невскому, конечно!

Чем отличается петербургский зритель от московского?

— Зритель культурной столицы избирателен. С другой стороны, он более доброжелателен и отзывчив. А Москва может тебя «перемолоть», если зрителям что-то не понравится.

Stage Entertainment

Компания по постановке и прокату мюзиклов, находящаяся в Амстердаме (Нидерланды). Также занимается постановкой массовых театрализованных представлений, драматических спектаклей, ледовых шоу и концертов. Создала около 50 мюзиклов и более 60 спектаклей. Ежегодно более 14 млн зрителей посещают постановки Stage Entertainment. Имеет несколько дочерних компаний в России, Испании, Великобритании, Италии, Франции, Германии и США.

Михаил Пореченков

На Украине против российского актера Михаила Пореченкова было возбуждено уголовное дело. Как сообщил министр внутренних дел Украины Арсен Аваков, Пореченков прибыл в Донецк «в составе вооруженной группировки» и лично «принимал участие в обстреле украинских военных» из автомата. Кадры, на которых Пореченков стреляет в украинских солдат, облетели весь мир. Это было расценено как преступление против граждан Украины, по закону оно предполагает тюремное заключение от семи до двенадцати лет.

Евгений Зайцев в спектакле «Чаплин»

Фото: Театр музыкальной комедии

До своих главных удач вы набирались опыта в Екатеринбурге. Потом решились переехать в Москву. Возможность остаться в родном городе для себя не рассматривали?

— Рассматривал, конечно. Вообще очень долго вынашивал решение о переезде, были сомнения и метания. Жизнь перед тобой всегда ставит выбор, и ты сам решаешь, что тебе нужно. В Театре музыкальной комедии в Екатеринбурге у меня было очень много разноплановых спектаклей. Более того, некоторые роли были написаны специально для меня. Так что в творческом плане было интересно. Но мне всегда очень хотелось попасть в столицу.

Однажды мы поехали на «Золотую маску» со спектаклем «Мертвые души». В свободный день я никому ничего не сказал и пошел на кастинг мюзикла «Звуки музыки» от компании Stage Entertainment. В итоге меня позвали на второй и на третий туры, а потом спросили, не хочу ли я попробовать себя в Москве. Это был очень волнительный момент, потому что нужно было бросить все и уехать в незнакомый город на проект, который идет каждый день, поменять репертуарный театр на что-то новое. Но я это решение на самом деле уже принял, когда пошел на кастинг. И началось одно за другим: был кастинг «Русалочки» — меня утвердили на роль принца Эрика, появился проект «Чаплин», затем возник «Призрак Оперы». Так что пока судьба и удача улыбаются мне.

Все так гладко? Не возникает иногда желания все бросить?

— У меня сомнения возникают всегда, когда начинается новый проект. Я вообще самокритичен, самоедством люблю позаниматься. Актерская профессия в некотором смысле — это профессия мазохистов. Мы, образно говоря, любим себя помучить. Получаем от этого удовольствие и в то же время страдаем. Наверное, когда пропадают сомнения и интерес, нужно ставить точку в профессии. Мне кажется, что самый смак — в этом поиске, в осмыслении чего-то нового. Но неуверенность всегда есть. И перед выходом на сцену присутствует волнение. Нет такого, чтобы я формально отыгрывал спектакли. Всегда сначала немного переживаю, но к зрителям выхожу уже сконцентрированным. Перед залом ты находишься в постоянном напряжении, как пружина. Нужно быть максимально сосредоточенным, держать все под контролем.


Моя партнерша просто взяла меня за ногу и проволокла по сцене в нужное место. Как она это сделала, я не знаю

А бывают моменты, когда во время спектакля что-то идет не так?

— Такое было много раз. Самое интересное, когда на сцене кто-то забывает слова. Допустим, в Екатеринбурге в спектакле «Храни меня, любимая» есть сцена, когда один из героев влюбляется, а другие начинают его «подкалывать» по этому поводу. И звучит веселая песня со словами «Что за притча, что такое, он краснеет, как жаркое». Вместо этого мой партнер спел: «Он танцует... как жаркое». После этого у нас началась истерика, и все 3,5 минут, что идет номер, мы ничего не смогли спеть — просто хохотали. На «Русалочке» как-то не выехал остров, на котором появляется мой потерявший сознание персонаж. Тогда моя партнерша просто взяла меня за ногу и проволокла по сцене в нужное место. Как она это сделала, я не знаю, видимо, был какой-то кураж.


Мы пока не Бродвей и не Вест-Энд по количеству постановок, но по уровню, мне кажется, приближаемся к этому

Вы играете в мюзиклах. Это не самое привычное для российского зрителя действо. Замечаете перемены по отношению к этому западному жанру со стороны отечественной публики?

— В Москве у нас зал на 1800 мест, и каждый день он полон. Это показатель того, что зрителю интересно, он хочет смотреть мюзиклы. С каждым годом этот жанр развивается, появляется больше новых спектаклей, в драматических театрах также стараются ставить оперетты и мюзиклы.

Недавно смотрел «Мадемуазель Нитуш» в Театре имени Вахтангова. В петербургском театре «Буфф» ставят музыкальные постановки. В Театре музыкальной комедии раньше гремел «Бал вампиров», теперь поставили и «Джекилл и Хайд». Понятно, что мы пока не Бродвей и не Вест-Энд по количеству постановок, но по уровню, мне кажется, приближаемся к этому.

Мюзиклы принято считать легким жанром, куда приходят, чтобы получить гарантированные эмоции...

— Да, на мюзикле в принципе не заскучаешь. Но я не отношусь к нему как к «легкому жанру», да и за рубежом тоже так не относятся. Даже по восприятию он бывает совсем не легким. Летом я смотрел спектакль «Мисс Сайгон» и плакал. Вообще для меня мюзикл — это самый яркий жанр, в котором есть все: драматическое искусство, вокальное, танцевальное. В этом смысле артист должен быть универсальным, многое уметь. 2,5 часа мюзикла воспринимаются зрителями на одном дыхании, потому что все происходит очень феерично и быстро. За этим на самом деле стоит огромный труд.

Компания Stage Entertainment, с которой вы сотрудничаете, ставит мюзиклы по всему миру. В итоге вы играете ту роль, которую до вас исполняли и исполняют десятки других артистов. Нет ощущения, что вы стали частью большой машины и потеряли что-то как актер?

— Это хорошая школа. Потому что у меня еще не было такого, чтобы я играл 35-40 спектаклей в месяц. Мне нравится себя проверять, получится ли все в физическом плане, хватит ли мне голоса, сил, энергии. Прошлым летом я был на Бродвее, посмотрел девять постановок и был очень вдохновлен тем, насколько самоотверженно актеры каждый день выходят на сцену, насколько профессионально, достоверно и атмосферно там все происходит.

Корпорация действительно большая, но ее продуктом я себя не чувствую, нет ощущения, что меня как-то сломали. На самом деле я не теряю своей индивидуальности ни в какой ситуации. Смотрел постановки с другими актерами, например, «Русалочку» в Голландии. Могу сказать, что у меня другой персонаж получился. Понятно, что форма остается прежней, но наполнение все равно несколько иное.

Но успешного авторского мюзикла именно в России создать не удается. Такого, чтобы его потом, наоборот, захотели поставить на Бродвее. Почему?

— Если говорить о российском формате, то такие примеры были — «Норд-Ост», «Все о Золушке». Мало, но все же есть. Создание на 100% оригинального проекта зависит от многих факторов, здесь важно триединство композитора, режиссера и либреттиста. К тому же это в первую очередь связано с огромными финансовыми вложениями, на что не все пойдут. Гораздо проще запустить уже готовый проверенный продукт, который точно будет иметь успех.

Кстати, о финансах. Говорят, что художник должен быть голодным. Насколько для вас важна материальная сторона жизни? Согласились бы вы играть в действительно хорошем спектакле, но за небольшой гонорар?

— Сомерсет Моэм как-то написал о Чарли Чаплине: «Подозреваю, что он иногда тоскует по тем трущобам, где вырос. Слава и богатство вынуждают его вести образ жизни, который его тяготит. Мне кажется, он с грустью, чувствуя невозвратимость утраты, вспоминают о свободе своей юности с его бедностью и горькой нуждой, когда ему приходилось бороться за кусок хлеба».

Сам Чаплин в автобиографии отмечал, что подобное стремление приписывать другому любовь к бедности его раздражает. «Мне еще не приходилось встречать бедняков, которые томятся тоской по нищете или находят в ней свободу, — написал Чаплин. — Я не чувствую, что богатство меня стесняет, наоборот, оно дает мне большую свободу». И с этим я полностью согласен.

Мне интересно быть в хорошем проекте, но желательно, чтобы мое участие было финансово подкреплено. Может быть, это звучит цинично, но хочется, чтобы у тебя была своя квартира, чтобы ты мог позволить себе поехать путешествовать. И в то же время, чтобы ты занимался любимым делом. Мне важен баланс.

Вы не раз становились лауреатом различных премий, теперь получили «Золотую маску». Что награды значат для вас?

— Награда и похвала для артиста — это как пища в некотором смысле. Если зрителя зацепило, если он хоть чуть-чуть изменился за время спектакля, тогда я добился цели. Так что очень приятно, когда оценивают твою работу. Но после вручения «Золотой маски» стало и больше ответственности. Это престижная награда, и сейчас я должен идти дальше, участвовать в новых проектах, чтобы доказать, что достоин ее.

Вы как-то сказали, что предпочли бы в дальнейшем сниматься в кино, а не играть в драматическом театре...

— Я двенадцатый год в театре, и мне хочется попробовать себя в другой сфере. У меня уже был опыт в кино, хотелось бы и дальше развиваться в этом направлении.

Разве игра в российских сериалах — это то, о чем должен мечтать настоящий артист?

— Да, не так много российских сериалов высокого уровня. Конечно, хотелось бы принять участие не в мыльной опере, а в каком-то комедийном проекте. Потому что там можно показать себя с разных ракурсов. Я очень много смотрю американских и английских сериалов, у меня есть любимчики — «Друзья», «Эпизоды», «Антураж», «Уилфред». В чем-то подобном я бы с радостью принял участие. Интересует меня и художественное кино.

Вы учите английский, явно интересуетесь заграницей. Есть желание попробовать реализовать себя там?

— У меня есть такие мысли, и западные режиссеры уже закидывали удочку по этому поводу. Английский мне потому и интересен, что можно им воспользоваться в профессии. Хорошо, когда у тебя с режиссером нет языкового барьера. Так что, если возникнет конкретное предложение, я бы попробовал.


Бывает, что спектакль с долей эротизма является настоящим шедевром.
Куда же без провокаций?

Как думаете, имеет ли актер право выражать личное мнение по спорным вопросам? Андрей Макаревич, например, за это был вообще подвергнут травле. В какой-то момент и ваш зритель может понять, что вы вовсе не принц Эрик или Чаплин, а человек с определенной позицией. Это может его разочаровать.

— Здесь очень тонкая грань. Ты не хочешь расстроить зрителя тем, что в жизни покажешься ему совсем другим человеком. В том числе и поэтому я держусь от тусовок подальше. Но считаю, что совершенно нормально выражать свою позицию, говорить о своих взглядах. К тому же артисты — тонко чувствующие персоны, которые остро реагируют на какую-либо несправедливость. Как бы сказал Макаревич, не стоит прогибаться под изменчивый мир.

Может, артистам вообще не стоит вторгаться в некоторые сферы? Иначе возникают ситуации как со стреляющим из автомата актером Михаилом Пореченковым. Вы бы в таком случае решили оставить политические взгляды при себе?

— Я аполитичен и, к счастью, совсем от этого далек. Стараюсь в политику вообще не лезть. Это как раз то, чем бы мне никогда не хотелось заниматься.

Но политика сейчас сама приходит в театры. По жалобам закрываются спектакли, например, новосибирская опера «Тангейзер». Нужен ли дополнительный контроль за репертуаром со стороны государства и церкви?

— Не буду ничего говорить про «Тангейзер», потому что я его не видел. Но, конечно, в театрах бывают пошлые постановки, бывает вообще безвкусица, а бывает и так, что спектакль с долей эротизма является настоящим шедевром. Куда же без провокаций?

Поэтому нельзя сказать однозначно: давайте мы в каждый театр будем запускать священника, он будет все отсматривать и говорить, что «это надо убрать, потому что здесь мы как-то тревожим чувства верующих». Это странно. Есть люди, которые высказывают профессиональное мнение о спектакле, — это критики. Более того, театр ведь сам по себе считается греховным местом. Скоморохов всегда держали подальше от церкви, их боялись. И если создать специальный комитет, который будет следить за репертуаром, то хорошие, креативные спектакли с душой и интересными идеями могут быть вообще закрыты.