загрузка
АНКЕТА

Какие три фильма за 2014 год обязательно нужно посмотреть?

– «Звездная карта», «Трудно быть богом», «Нимфоманка».

Какой фильм у вас в первую очередь ассоциируется с Петербургом?

– «Тихие страницы» Александра Сокурова.

В Петербурге можно снимать кино о…

– Смерти.

Не стоит приезжать в Петербург, если...

– Вам кажется, что вам идет улыбаться.

Белые ночи или осенние дожди?

– Осенние дожди.

Василеостровское пиво или коктейль «Боярский»?

– Ни разу не пробовал ни того, ни другого.

Номинант на «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке — «Ида» Павла Павликовского (Польша)

Фильм «Фауст»

Четвертая часть исторической тетралогии Александра Сокурова, в которую также входят «Молох», «Телец» и «Солнце». В 2011 году фильм награжден «Золотым львом» — главным призом Венецианского фестиваля. Также картина получила две параллельные награды: приз экуменического жюри и премию Digital Award. В 2012 году «Фауст» снискал Национальную премию кинопрессы и кинокритики «Белый слон» как лучший российский фильм 2012 года.

«Бердмэн»

Американская черная кинокомедия режиссера Алехандро Гонсалеса Иньярриту с Майклом Китоном в главной роли. Подавляющим большинством представителей кинопрессы признана одной из 10 лучших картин 2014 года, удостоена множества наград. В основе сюжета — история актера Риггана Томпсона, известного по роли культового супергероя Бердмэна, который изо всех сил готовится сыграть в бродвейской пьесе. За несколько дней до премьеры он пытается восстановить карьеру, семью и самого себя.

«Счастье мое»

Дебютный полнометражный кинофильм известного документалиста Сергея Лозницы. Лента рисует беспросветную картину отчуждения, жестокости и насилия, царящих в современной постсоветской глубинке. Водитель грузовика Георгий едет в свой последний рейс. Его случайный дед-попутчик рассказывает ему историю о том, как во время войны он потерял веру в людей и собственное имя. Дедушка тихо высаживается на одной из стоянок, а Георгию вскоре предстоит самому закончить здесь свое путешествие, потерять имя, память и человеческий облик.

«КиноПоиск»

Русскоязычный интернет-проект, посвященный кинематографу. Сайт предоставляет информацию о кинофильмах, телесериалах, а также о личностях, связанных с кино- и телепроизводством: актерах, режиссерах, продюсерах, сценаристах, операторах и пр. Имеет возможности соцсети. В данный момент принадлежит компании «Яндекс». Количество зарегистрированных пользователей на декабрь 2014 года превысило 4 млн человек.
1997

с этого года Алексей Гусев публикует кинорецензии в самых разных СМИ – начиная от журнала «Сеанс» и заканчивая петербургским «Городом 812»

ГОРЯЧИЙ ВОПРОС

На какие премьеры 2015 года нужно обратить внимание?

За весь 2015 еще не смотрел. Но больше всего меня будет интересовать фильм Дени Аркана «Царство красоты». Аркан – один из самых умных и проницательных режиссеров современного кинематографа, он редко снимает и каждый раз делает это так, что один двухчасовой фильм стоит трехтомных трудов по исследованию современной эпохи.




Станислав Зельвенский

Российский кинокритик. Родился в Ленинграде, окончил исторический факультет СПбГУ по специальности «новейшая история». Учился в аспирантуре Российского института истории искусств. Обозреватель журнала «Афиша». Член редколлегии издательства «Сеанс». Автор ряда статей издания «Новейшая история отечественного кино. 1986-2000».

«Отрочество»

Американский художественный фильм-драма режиссера Ричарда Линклейтера, съемки которого длились 11 лет. Многолетний проект позволил проследить развитие реального человека — мальчика Мейсона (от первого класса в школе до первого дня в колледже). Фильм показывает взросление ребенка, жизнь его родителей и изменения окружающего мира в целом. На 64-м Берлинском кинофестивале картина награждена призом за лучшую режиссуру.

«Ида»

Польский драматический фильм режиссера Павла Павликовского. Главные роли исполнили Агата Тшебуховская (дебют в кино) и Агата Кулеша. Подавляющим большинством представителей кинопрессы признан одним из 10 лучших фильмов года, удостоен множества наград. Действие картины происходит в 1962 году в Польше. Анна, молодая послушница в монастыре, готовится к постригу. Перед принятием обета по совету настоятельницы едет в гости к своей тете Ванде, судье и бывшему прокурору сталинских времен. Ванда сообщает, что настоящее имя девушки Ида Лебенштейн и что ее еврейские родители были убиты во время войны. Ида решает найти их могилы. Вместе с Вандой они отправляются в путешествие, которое прольет свет на их прошлое и определит будущее.

Валерия Гай Германика

Режиссер, актриса, сценарист. Известность ей принес 69-серийный сериал «Школа», вышедший в начале 2010 года на «Первом канале». Обладательница приза кинофестиваля «Кинотавр» за лучший короткометражный фильм («Девочки»), приза «Молодой взгляд» и специального приза жюри конкурса «Золотая камера» Каннского фестиваля («Все умрут, а я останусь»), премии «Ника» в категории «Открытие года» («Все умрут, а я останусь»), приза «Серебряный Святой Георгий» Московского кинофестиваля в категории «Лучшая режиссура» («Да и да»).

«Поддубный»

Биографический драматический художественный фильм режиссера Глеба Орлова о жизни советского и российского профессионального борца, атлета и артиста цирка. В главной роли — Михаил Пореченков. Фильм рассказывает о 30 годах жизни Ивана Поддубного: как простой деревенский парень, работающий грузчиком в Феодосийском порту, стал шестикратным чемпионом мира по французской борьбе, уставшим от интриг конкурентов.

Петербургский авангард

Каждый интернет-пользователь сегодня считает себя знатоком кино. Но только профессионалы могут дать фильму экспертную оценку без тени субъективизма. Об этом, а также о «Левиафане», «Оскаре» и взятках в сфере кино «Петербургскому авангарду» рассказал Алексей Гусев. Преподаватель CПбГИКиТ, киновед, режиссер и критик, рецензии которого можно найти в разных СМИ.

Фото: личный архив Алексея Гусева

Алексей, совсем скоро в Лос-Анджелесе пройдет вручение очередных премий американской киноакадемии. Вы как-то написали, что «Оскары» получают не «выдающиеся» фильмы, а те, что соответствуют определенным критериям. Каким?

— У каждой из кинопремий, о которых стоит говорить, есть некая сложившаяся традиция критериев. Допустим, на Берлинале поощряют темы на социальную тематику. А на Венецианском фестивале всем плевать на социальную тематику, насколько вообще в Европе могут себе позволить на это плевать. Поэтому у них может получить гран-при «Фауст» Александра Сокурова, а в Берлине или Каннах — ни в жизнь. Типичный оскаровский фильм (бывают исключения, но их немного) должен содержать частную историю, которая разворачивается в неких драматических исторических условиях. Это не значит давно и в костюмах. Я имею в виду, что там идет какой-то напряженный исторический процесс. И он оказывается переплетен с чьей-то судьбой. Мы единым духом рассказываем и о том, как падает империя или созидается государство, и о том, как Джон нашел Мэри, потом потерял ее, потом нашел Кэтрин, но все-таки потом нашел Мэри. Одно сквозь другое — это то, что «Оскар» понимает и любит.

В таком случае какой фильм в этом году может получить главного «Оскара»?

— Что касается прогнозов — это к Станиславу Зельвенскому, он предсказывает все. В прошлом году ни разу не ошибся, а в позапрошлом ошибся ровно потому, что по непонятной мне причине влюбился в плохой фильм Стивена Спилберга «Линкольн». Я лично не очень люблю прогнозы. И очевидного лидера в этом году не вижу.


Чудовищная фраза «пипл хавает» в кинематографе все еще жива

         

Россияне не успели посмотреть все фильмы из числа номинированных, но многих привел в восторг недавно вышедший в прокат «Бердмэн»

— Там есть от чего приходить в восторг, в первую очередь — операторская работа. В этой категории оператору фильма точно вряд ли кто-то может составить конкуренцию. Возможно, «Бердмэн» наградят за режиссуру, мужские роли, но сам фильм — без шансов. Приз могут дать «Отрочеству», поскольку американцы очень ценят упорный труд. Настолько долго одних героев еще никто не снимал, это абсолютное ноу-хау. Поэтому академики могут просто оценить размах усилий. В конце концов, Дениэл Дэй-Льюис, актер не бог весть какой, стал их любимцем из-за легендарного отношения к работе.

Многих наших соотечественников в этом году интересует «Оскар» из-за того, что в шорт-лист фильмов на иностранном языке впервые за долгое время попала российская картина. Каковы ее шансы?

— Вместо «Белых ночей почтальона Алексея Тряпицына» на «Оскар» выдвинули «Левиафана», что правильно. К нашему оскаровскому комитету никаких претензий нет. «Золотой глобус» отчасти это показал. Другое дело, что, на мой взгляд, польский фильм «Ида» намного лучше. Но на самом деле позиция академиков, которых 3,5 тысячи, уже видна в шорт-листе. Какая картина выиграет — в большой степени лотерея. Отбор показателен, выбор — куда в меньшей степени.

Тем не менее «Левиафан» стал чрезвычайно обсуждаемым фильмом. Ни одно российское кино в последнее время не вызывало такой дискуссии в обществе…

— О да, за много-много лет. Я сам удивляюсь. Это сложный фильм, там есть проблемы, есть достижения. И я могу представить, почему «Левиафан» вызвал бы дискуссию в профессиональных кругах. А вот что народ наш так отреагировал — это для меня загадка. Из-за того, что сейчас все озабочены, хорошо выглядит Россия или плохо, даже, прямо скажем, не самый критический за последние годы взгляд привел к такому шуму. Ничем другим, кроме политики, это не объяснить. Пошло какое-то сарафанное радио, что, дескать, «Левиафан» говорит какую-то последнюю правду, неприятную, горькую. Да нет, не говорит. Бывали куда более жесткие фильмы про нашу богоспасаемую родину, например, «Счастье мое» Сергея Лозницы, по сравнению с которым «Левиафан» — это нечто радостное и светлое. Но сегодня такая мозоль на этом месте, что на нее хоть чуть-чуть наступи и сразу начнется крик.

После фильма одни начали бить кулаком в грудь и говорить, что да, у нас все так. Другие, наоборот, возмущались «неправдивостью» показанного. Можно ли сказать, что у россиян появился запрос на кино, которые покажет всем то, как живет страна?

— Есть такая функция кино — давать образ реальности. Но то, что мы склонны тут же принимать рассказанную нам вымышленную историю за вердикт и глобальное описание, — это наша проблема. Она была описана еще Николаем Гоголем в знаменитом пассаже о том, что если упомянешь какого-нибудь пьяного капитана-исправника, тот тут же придет письмо от другого капитана, который назовет этой клеветой на всех капитанов.

В этом смысле за 150 с лишним лет ничего не поменялось. Никакого особого запроса нет, если бы он был, таких фильмов как «Левиафан» было бы 20 в год. Подобный, извините, тренд существовал 5-6 лет назад, когда выходили фильмы «Свободное плаванье», «Сумасшедшая помощь», «Бубен, барабан», «Кремень». И Валерия Гай Германика, которую я ненавижу люто, — это туда же. Если бы «Левиафан» появился тогда, то не вызывал бы такой дискуссии. А сейчас в год выходит всего 2-3 фильма данного направления.

Вы писали, что нельзя судить о кинематографе страны по шедеврам, нужно смотреть на фильмы-середняки. Чем их больше, тем лучше. Как тогда можно охарактеризовать 2014 год? Дела с этим «средним» кино все так же плохи?

— Да, в России по-прежнему огромный недостаток таких фильмов. Потому что у нас режиссеры делятся на амбициозных, которые метят сразу в шедевр (и либо действительно его получают, либо, что чаще, проваливаются), и тех, кто снимает абы как. Они называют это ремеслом, хотя это нечто полностью противоположное. Та самая чудовищная фраза «пипл хавает» в кинематографе все еще жива. И это еще хуже, чем провалы амбициозных, потому что те хотя бы показательны, там можно объяснить — почему. Вы не можете это применить к фильму Глеба Орлова «Поддубный», там нет и попытки сделать что бы то ни было.


Задача искусства — вносить неуверенность в этот мир,
в противном случае это уже не искусство

         

Министр культуры Владимир Мединский не так давно заявил, что государство не будет спонсировать фильмы про «рашку-говняшку». А что вы можете сказать про взаимодействие государства и кинематографа?

— Проблема в том, что я никогда в жизни не использую матерную лексику, а другими словами на ваш вопрос не ответить. Вообще государство должно поддерживать кино, но в зависимости от его эстетического потенциала, для чего нужен экспертный совет. Просто потому что культура важна, в том числе и в государственных интересах. Также нужно поддерживать фильмы, которые сами по себе никогда не окупятся. Например, надо дать возможность какому-нибудь молодому режиссеру. Почему — опять же должны решать эксперты, то есть специально обученные люди, а не министры. Внешне у нас есть похожая система. Но в это все, во-первых, вмешивается идеология, которой там делать нечего. Не хочу сказать, что она у нас плохая или хорошая, просто там ее вообще не должно быть. Потому что задача искусства — вносить неуверенность в этот мир, в противном случае это уже не искусство. Государство не должно поддерживать патриотические фильмы, потому что понятия «патриотический фильм» в природе не существует, кино не может быть патриотическим или нет, это какая-то метафора. Так, колбаса не может быть фа-минорной или соль-минорной, потому что это не применимо к колбасе. Кино предъявляет некий круг образов, эти образы по-разному воздействуют на зрителей. Словам «идеология» и «патриотизм» негде там вклиниться. Во-вторых, в процесс поддержки кино вмешиваются деньги, кумовство, откаты и прочие вещи. Я не знаю, сколько их и в какой пропорции, а кто знает, тот не скажет, потому что у всех дети.


В отличие от интернет-пользователей, непрофессионалов,
кинокритики знают, что есть такое понятие как «ошибка»

         

Вы пишете о кино с 1997 года. Как за это время изменилось отношение к кинокритикам? Насколько вообще важны рецензии в наш век, когда поведение зрителей во многом зависит от оценки на сайте «КиноПоиск»?

— Я понимаю это как человек, который первым делом запрещает студентам посещать «КиноПоиск» в каком бы то ни было качестве. Доверие — это сложный процесс. Вы правильно сказали, я печатаюсь более 15 лет, за это время многое изменялось. Во многом доверие к критикам, которое еще было в 90-е годы, базировалось на советском доверии к печатному слову, не имеющем никакого отношения к культуре или профессии. Раз по телевизору сказали, значит правда. В таком виде оно не ушло, но приобрело несколько иные формы. Недавно меня подвозил мужик на машине, разговорились по дороге. Он спросил, где я работаю, я сказал, что кинокритик. Он говорит: «Вот здорово, наверное, взяток много». Это очень лестная оценка, раз он считает, что здесь есть, за что платить, и прокатчикам фильма выгодно проплачивать хорошие рецензии. Хотя сами прокатчики так не думают, поэтому никаких взяток у меня нет.

Но по-прежнему есть люди, для которых важна оценка конкретного критика или издания. Их немного, намного меньше, чем должно было бы быть, по сравнению, скажем, с Англией. Если там критик после спектакля написал рецензию и поставил максимальное количество звездочек, это означает, что продюсер может автоматически продлевать прокат на два месяца. Все увидят рецензию и решат, что надо идти. А если критик поставит одну звездочку, то продюсер прогорел — может даже не заглядывать в бухгалтерские книги.

Другой момент заключается в том, что критику, как и другие творческие профессии, стали считать такой формой самовыражения. И что, печатая рецензию, я как и легион безвестных интернет-пользователей высказываю свое личное мнение. Просто я так хорошо устроился, что еще и деньги за это получаю. Но моя профессия не в том, чтобы высказывать личное мнение, а в том, чтобы выносить экспертную оценку.

Но разве вы не включаете в рецензию хоть каплю субъективного мнения?

— Нет. Я не имею права получать деньги за то, кем являюсь. Этому я обязан родителям, богу, биографии, случайности, судьбе, но в очень малой степени себе. И я не могу на этом зарабатывать.

Как тогда быть с ситуацией, когда критики дали фильму диаметрально противоположные оценки?

— Кто-то из них ошибся. Старая иудейская поговорка гласит, что в этом мире есть два распространенных заблуждения: праведник не может ошибиться и ошибка умаляет величие праведника. И то, и другое неверно. Я не имею в виду, что мы праведники, но мы можем ошибаться. Просто в отличие от интернет-пользователей, непрофессионалов, кинокритики знают, что есть такое понятие как «ошибка».

А почему «КиноПоиск» под запретом для ваших студентов? И что вы советуете им читать?

— В «КиноПоиске» очень много комментариев и очень неверные атрибуции. То есть актеры указаны те самые, но в том, что касается изложения, бывают вещи просто гомерические. Студентам я даю определенный список критиков и говорю: «Вот люди, которые ошибаются, как и все, но их ошибки не превышают некоторых санитарных норм». Есть некоторый предел ошибок, который нормален в любой профессии. А в пресловутом рейтинге, который есть у фильмов на сайтах, ни один вменяемый человек не увидит ничего большего, чем мерку популярности этого кино на данный момент. Популярности, а не качества! Когда говорят, что какой-то фильм, вышедший полгода назад, занимает 20-е место в рейтинге, я отвечаю: «Давайте погорим об этом через шесть лет, посмотрим, где он будет».


Беседовала Софья Мохова