загрузка
АНКЕТА

Ваше место силы в Петербурге?

— Петроградская сторона, Смольный, Исаакиевский.

Какая музыка у Вас ассоциируется с Петербургом?

— 7-я симфония Шостаковича, «Гимн Великому городу» Глиэра из балета «Медный всадник», песни о Ленинграде.

В каких цветах Вы видите Петербург?

— Солнечно-золотой, а также белый и черный.

Как выглядит типичный петербуржец?

— Думаю, его уже нет.

Любимый театр в Петербурге?

— Театр Комедии им. Акимова, БДТ, Молодежный театр на Фонтанке, Кировский, Михайловский. А большой и малый залы Филармонии — это магнит посильнее театра.

Петербург — город российский или европейский?

— Как ни странно, был европейским, когда был Ленинградом. Европейским по отношению жителей к своему городу. А сейчас ни европейский, ни российский. Сегодня он никакой. И ничей.

Касьяник и Шемякин

Фотографии: личный архив Юрия Касьяника

«Курёхинский год»

Проект Юрия Касьяника, посвященный 60-летию со дня рождения музыканта Сергея Курёхина. Проект начался 16 мая 2014 и закончился 8 июля того же года.

Карл Стоун

Современный американский композитор, экспериментатор, импровизатор, работающий в направлениях живой электронной музыки.

Биг-бенд

Большой джаз-оркестр.

Бибоп

Джазовый стиль, сформировавшийся в 40-х годах XX в. Основные особенности стиля — быстрый темп и сложные импровизации

Фри-джаз

Стиль джазовой музыки, характерной чертой которого является свобода импровизации, в том числе и групповой.

Наталья Пивоварова (1963–2007)

Певица, создатель музыкальной группы «Колибри».

Владимир Весёлкин

Певец, шоумен, танцор группы «АукцЫон».

Макс Клингер (1857–1920)

Немецкий художник-символист, график, скульптор.

Юрий Гуров

Скульптор, художник, одна из ярчайших фигур Петербургского неофициального искусства 70-80 годов.

Светослав Чернобай

Современный петербургский художник, ранее считался «новым символистом», сейчас причисляет себя к классическому абстракционизму.

Владимир Брылин

Художник-абстракционист. Его работы хранятся во многих музеях мира в России, США, Финляндии, Швеции.
24

часа и 20 минут длился эксперимент Юрия Касьяника по беспрерывной импровизации, в ходе которого он сочинял музыку во время игры на 18 инструментах

ГОРЯЧИЙ ВОПРОС

Как на Вашей частной жизни сказываются санкции?

Никак. Что есть они, что нет. Пропали какие то товары, ну и бог с ними. Но у меня есть опасения, что опять наиболее активными и настойчивыми окажутся подонки, а не нормальные люди. Честные фермеры, как всегда, будут стоять в конце. Их продукция до нас не дойдет. Нас же будут кормить некачественными продуктами. Например, там, где варят сыр, будут принимать ванну узбеки. А мы потом будем это есть. Сам я в еде очень избирателен, и у меня особый рацион.

Джон Кейдж (1912–1992)

Американский композитор, музыкант, одна из величайших фигур послевоенного авангарда.

Винни Голиа

Современный американский композитор, мульти-инструменталист, специализирующийся на духовых инструментах. Работает в различных стилях современной музыки: джаз, фри-джаз, свободная импровизация.

Диззи Гиллеспи (1917–1993)

Американский композитор, трубач-виртуоз, вокалист, родоначальник современного импровизационного джаза.

Чарли Паркер (1920–1955)

Американский джазовый композитор, саксофонист, одна из наиболее влиятельных фигур в истории джаза.

Диксиленд

Джазовый ансамбль из белых исполнителей, подражающих негритянской манере исполнения. Диксиленды появились в начале XX в.

Кирилл Миллер


Художник, сценограф, музыкант, организатор галереи им. Сальвадора Дали в культурном центре «Пушкинская, 10». Один из героев «Петербургского авангарда»

?? месяц год / Петербургский авангард

Петербургский авангард

Композитор, мульти-инструменталист, импровизатор, создатель легендарного салона «Вторники» Юрий Касьяник любезно рассказал «Петербургскому авангарду» о том, что значит настоящая импровизация и как лень стала двигателем его творчества.

Фото: личный архив Юрия Касьяника

Юрий, недавно в рамках Вашего музыкального салона «Вторники», прошла серия вечеров под названием «Антология авангарда». Как Вы придумали этот проект, и чему он был посвящен?

— Я каждый год придумываю какие-то странные проекты. Сложно сказать, что было импульсом к созданию «Антологии авангарда». Наверное, импульсом была лень. Мне надоело рожать концепции. Как было хорошо, когда я делал «Курёхинский год»! Я тогда 10 альбомов создал. Вот и с «Антологией авангарда» я решил поступить таким образом, придумать что-нибудь на целый месяц, чтобы ещё раз отдохнуть. И у меня возникла идея: почему бы не вспомнить людей, с которыми я играл с конца 80-х, 90-х в Америке и Европе. Я решил, что буду играть с произведениями этих музыкантов, как когда-то с записью Джона Кейджа в рамках проекта, посвященного 100-летию со дня его рождения. Я играл с его знаменитым произведением Music for four в исполнении одного из лучших квартетов мира — Ардитти. Я поставил эту пластинку, которую когда-то мне подарил сам Джон, и сделал перформанс, играя на полутора десятках инструментов.


Никто больше не импровизирует. Музыканты немного варьируют,
в драйве или под наркотиками, когда их уже ведет

         

Такой же подход Вы использовали и в создании «Антологии авангарда»? Ставили запись и играли вместе с ней?

— Да, ставил запись и играл, импровизировал. Проект продолжался 6 вторников. За это время были созданы 6 альбомов и бонусный альбом Selected, для которого я выбрал по треку из каждого альбома. Первый вторник я решил назвать «Калифорния» и посвятил этот вечер выдающемуся музыканту Винни Голиа, у которого была самая большая коллекция духовых инструментов в мире. Потом я решил добавить к нему гениального электронщика Карла Стоуна. И вдруг меня посетила мысль: кто познакомил меня с ним — Бонни Барнетт! Это великая женщина. Она придумала проект Tunnel Hum. Бонни делала телемосты по всей Америке, собирала десятки тысяч людей в разных городах: в храмах, в супермаркетах, на стоянках, и пела с ними. Недавно я поздравлял её с Днем Рождения. Спросил её, как она, а Бонни ответила: «I` m getting older, but I` m still humming» (в переводе с английского: Я старею, но все еще «шумлю», т.е. делаю свои Tunnel Hum).

То есть Вы непосредственно в процессе вечера решили добавить к Винни Голиа ещё двух музыкантов? Вы как истинный импровизатор предпочитаете не продумывать творческий процесс?

— У меня за всю мою жизнь не было ни одной продуманной импровизации. 99 процентов людей вообще не понимают, что такое настоящая импровизация.

Что такое настоящая импровизация?

— Импровизация может быть только импровизацией и больше ничем. Дело в том, что людей давно надули. Никто больше не импровизирует. Музыканты немного варьируют в драйве или под наркотиками, когда их уже ведет. Но в целом все импровизации продуманы от и до. Некоторые из них записаны и выучены, а затем представлены публике, как импровизации. Это пошло с конца 20-х годов прошлого века, когда зародились биг-бенды. Менеджеры не хотели, чтобы кто-то из музыкантов, импровизируя, лажанулся. Ведь в таком случае менеджеры потеряли бы свой престиж и, конечно же, деньги. Поэтому они стали подстраховываться, и музыканты начали играть заранее сочиненные импровизации.

Со временем ситуация не изменилась?

— Позже революционеры в джазе Диззи Гиллеспи и Чарли Паркер, придумавшие бибоп, стали больше внимания уделять виртуозной технике, хотя виртуозы были и до них. Один Бенни Гудмен чего стоит. Гилеспи и Паркер перевернули весь джаз и стали импровизировать гораздо свободнее. Мы не можем утверждать, были их импровизации подготовленными или нет, так как они работали по жестким контрактам, условия которых нельзя было разглашать. А в конце 50-х появился фри-джаз, и люди стали играть свободную музыку, но опять же: в Америке, как в капиталистической стране, все строится на деньгах, поэтому никто не хотел рисковать. Жесткость и неразглашаемость контрактов сохранялись. Неустойки были бешеными. Поэтому доказать, импровизируешь ты или нет, было невозможно. Фри-джаз принес безусловную свободу, и в 70-е музыканты импровизировали приблизительно, как в первых диксилендах. Но в связи с бумом поп-музыки в 70-е, джаз остался в стороне и стал полунищим. Все деньги стала выкачивать попса, даже рок-н-ролл опопсел.

Почему Вы выбрали для себя путь импровизации?

— Я не выбирал.

Значит, импровизация выбрала Вас.

— Вот это правильнее. Опять-таки причина — лень. Я играл в симфонических оркестрах, камерных оркестрах. Учить одни и те же произведения и играть их годами — это скука ужасная. Да и зачем все это?

Что представляет собой придуманный Вами метод КАСТ-импровизации?

— CAST-improvisation — это аббревиатура. Composer`s Absolutely Spontaneous Total Improvisation (в переводе с английского «композиторская абсолютно спонтанная тотальная импровизация»). По-русски точно также. Масло масляное, то есть импровизация по всем параметрам. Никаких мыслей до и никаких коррекций после. Как в омут головой. Неизвестно, что ты будешь делать, и самое главное, зачем ты будешь это делать.


С 13 апреля 1993 года мои «вторники» ни разу не прекращались

         

Как к Вам пришла идея создания ваших легендарных «Вторников»? Тоже от лени?

— От лени и от скуки. Так случилось, что человек, который снимал фильм обо мне, должен был приехать после Нового Года, чтобы смонтировать материал, но он пропал. А я его ждал. Это был 93-й год. Тяжелая жизнь, на улицах убивали людей. Чувствуешь себя не очень комфортно. Вдруг у меня мелькнула мысль: надо уехать. Тем более В Гамбурге и Париже были дела. Пока думал, уже и апрель пришел. Хотел сделать вечеринку в честь отъезда, но вечеринку было делать лень. В итоге я не уехал, решил сделать вечер и подвести концепцию под него, назвав мероприятие музыкальным салоном. Тут я вспомнил: у Балакирева были «воскресенья», у Римского-Корсакова — «среды», а мне что остается? Понедельник — ужасный день, четверг не подходит, так как уже скоро пятница и выходные. Остался вторник. С 13 апреля 1993 года мои «вторники» ни разу не прекращались.

Это довольно непросто поддерживать традицию непрекращающихся «вторников» на протяжении более чем 20 лет. Для Вас эти «вторники» никогда не становились проблемой?

— А у меня первый «вторник» уже был проблемой (смеется). Столько грязи нанесли. Я потом три дня уборку делал. После первого «вторника» я подумал, что на этом и закончу, но в воскресенье у меня опять пальцы зачесались. Решил сделать ещё один «вторник». Тогда пришли Наташа Пивоварова и Володя Веселкин. Авангардная элита, можно сказать. И еще с первого «вторника» у меня присутствовал вице-консул США. Он практически не вылезал из моих «вторников». Потом присоединились культурные атташе Франции, Германии, других стран.

Ваш первый альбом «Красные канарейки», выпущенный в США в 1990 году, был оформлен Михаилом Шемякиным. Вы часто сотрудничаете с художниками?

— Синтез музыки и живописи занимал меня с детства. Например, иллюстрации Клингера к симфониям Брамса или «Картинки с выставки» Мусоргского. Это уже синтетический жанр. Мне тоже было интересно придумывать музыку, глядя на картины. Дома было много альбомов, моя сестра собирала репродукции, я это видел. Потом, когда я начал делать мои хеппенинги, то со мной всегда работали художники. Одним из первых был Кирилл Миллер. Также со мной работали Юрий Гуров и Светослав Чернобай, Владимир Брылин — все выдающиеся мастера.


Главное, что я это сделал. Космос об этом знает

         

Расскажите про свой рекорд по продолжительности спонтанного сочинения музыки. Как к Вам пришла такая идея?

— Это тоже произошло случайно. Мне было боязно лететь в США. Во-первых, я оставлял здесь жену, дочку, больную маму. Во-вторых, я думал, не пропаду ли я. Ведь там столько гениев. И я решил себя проверить. До меня никто так не играл. Я беспрерывно сочинял музыку прямо в процессе игры на протяжении 24 часов 20 минут. Играл нон-стоп на 18 инструментах, постоянно изобретая новые музыкальные идеи.

Вы попали в Книгу рекордов Гиннеса?

— Нет. За спонтанным сочинением наблюдали Ленинградское ТВ и фирма «Мелодия», директор которой принес цифровой магнитофон и коробку с 10 кассетами. Он записал 2-3 кассеты и ушел, а дальше их включал уже мой помощник. Ленинградское ТВ и «Мелодия» в бюро Книги рекордов Гиннеса не сообщили, понадеялись друг на друга или забыли. А ведь свидетелями были сотни людей.

Вам не обидно?

— Нет. Главное, что я это сделал. Космос об этом знает.

За свою творческую жизнь Вы сочинили множество произведений. В чем секрет высокой плодотворности и каким произведением Вы гордитесь больше всего?

— Пожалуй, больше всего горжусь 6-й Гамбургской импрофонией (2 февраля 1992 года) в знаменитом Гамбургском театре «Шаушпильхаус». Моим спонсором тогда была корпорация «Ямаха». Это не здесь, где соотечественники меня в упор не видят.


Наше сегодняшнее благо стоит на костях наших соотечественников, как, собственно, и сам Петербург

         

Почему тогда Вы остались в России?

— Я родился здесь. Это мой дом, это мой язык, моя культура. Вот в этом мы были абсолютно солидарны с Сергеем Курёхиным.

Вы познакомились с ним в 87-м году. Как можете охарактеризовать тот период?

— Мне бы хотелось, чтобы этот период продлился лет на сто. Период эйфории, радости, свободы. И чтобы не поднимали голову все те злые силы, которым позволили быть таковыми.

Кого Вы имеете в виду?

— Злые силы, они и есть злые силы. Они часто проявляются и в хороших людях. Хорошие люди меняются. Когда мы потеряли страну в 91-м, она рассыпалась, как карточный домик. Стоял бы он и стоял, но нет, надо было щелкнуть.

Вы хотите вернуть Советский Союз?

— Нет. Дело не в названии. Дело в том, что резали по живому. Ушли из жизни миллионы людей. Об этом мало, кто вспоминает. Это неправильно. Наше сегодняшнее благо стоит на костях наших соотечественников, как, собственно, и сам Петербург. Ужасно, что наши люди не помнят своих ошибок, они их повторяют постоянно, наступают на одни и те же грабли.

Как Вы относитесь к современной авангардной культуре? Можете назвать имена молодых авангардистов, которые Вам близки?

— Не могу назвать. Ведь что такое авангард? Это прорыв в неведомое. Если человек играет то, что уже стало классикой, но его называют авангардистом, потому что это было необычно тогда и сейчас, — это неправильно. Это ложь. Авангардистов я на сегодняшний день не знаю и себя к ним не причисляю. Хотя люди меня называют именно так. Некоторые ещё называют меня фри-джазовый композитор. Какой я фри-джазовый композитор!

А Вы как себя называете?

— Просто композитор, который придумывает что-то новое и делает это абсолютно спонтанно без всяких подготовительных движений, коррекций, исправлений.

Как Вы считаете, тяжело сейчас жить творческому человеку здесь и в мире?

— Тяжело.

В чем тяжесть?

— Особенно тяжело у нас. В России распространено такое качество как зависть. В мире это встречается реже. Увы. И зависть эта тоже может быть абсолютно спонтанной и немотивированной. Человек может мешать, ставить палки в колеса просто так. Другая черта: у нас многие процессы не инфраструктурированы и многое пущено на самотек. Образно выражаясь, понравится царю вон тот холоп, он и станет королем, а тысячи таких же творческих талантливых людей будут работать на десяти работах и биться головой о стену. В Америке эти процессы продуманы. Там тысячи фондов, деньги идут и работают, включаются и работают. Поэтому музыкант там бедствовать не будет, если, конечно, он не совсем глуп и если ему не все равно. А у нас творческим людям приходится биться головой о стену.


P.S. Легендарные «вторники» Юрия Касьяника продолжаются: ул. Тележная, 23-В.


Беседовала Дарья Вараксина