загрузка
АНКЕТА

Ваше место силы в Санкт-Петербурге?

— Стрелка Васильевского острова и Академия художеств

Как узнать петербуржца?

— По интеллигентности и воспитанности.

Самое страшное место в Санкт-Петербурге?

— Район Сенной площади и Купчино (смеется). Что касается Сенной, как-то раз мы с другом проходили мимо, и он сказал: «Такое ощущение, что здесь по ночам сжигают людей».

Петербург – город для…

— ...для художников, музыкантов, поэтов. Это город для культуры.

Три эпитета для Санкт-Петербурга?

— Романтичный, культурный, душевный.

Куда в Петербурге вы никогда не пойдете?

— В ночной клуб, особенно на Думскую.

Самые раздражающие темы, о которых сейчас говорят в Петербурге

— Крым. Но это не только в Петербурге.

На этом полотне художник не показывает креста и передает смысл картины через эмоции, выражение лица. Руки Иисуса распахнуты. Он обнимает все человечество.

Фотографии: Даниил Конторович

Арво Пярт

Современный эстонский композитор. Свой стиль, который относят к направлению «новой простоты», композитор называет tintinnabuli (лат. Колокольчики).

«Иван Грозный убивает своего сына»

Картина Ильи Репина, написанная в 1883—1885 годы. В 1913 году в залах Третьяковской галереи молодой иконописец и старообрядец Абрам Балашов нанес полотну три удара ножом. Репину отдали картину на реставрацию, несмотря на то, что с момента её создания прошло почти 30 лет. Вместо того, чтобы восстановить картину в первоначальном виде, Репин стал переписывать голову царя в художественной манере, свойственной ему к 1913 году.

«Христос умер за грехи наши»

Возможно, имеется в виду Книга пророка Исаии 53:5: «Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего на Нем, и ранами Его мы исцелились». Или Первое послание Иоанна 4:10: «В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши».

Макс Мелдрам (1875–1955)

Художник, портретист, основоположник австралийского тонализма в живописи, хотя родился в Шотландии.
15

минут в среднем находился на кресте приятель Анатолия Шумкина, когда позировал художнику в образе Иисуса

ГОРЯЧИЙ ВОПРОС

О запрете мата

Я против мата на бытовом уровне. Мой отец никогда не использовал мат и всегда цитировал мне Льва Толстого: русский язык настолько богат своими оборотами, что можно обойтись и без ругательств. Я стараюсь не использовать мат или использовать к месту – в контексте сатиры. С другой стороны, я не считаю, что мат должен быть запрещен в искусстве, потому что в некоторых произведениях мат уместен, так как несет определенную информацию, настроение. Это уже стало частью культуры, нельзя это вырезать и убрать. Культура может от этого пострадать. Такие законы слишком просты. Есть ощущение, что их выдвигают люди, которые не касаются искусства.

Виктор Рузо (1913–2008)

Швейцарский художник-философ. В 22 года получил мировое признание, занимаясь плакатным искусством. После Второй мировой войны пережил творческий перелом. Сейчас его творчество ассоциируется с мрачными образами узников концлагерей. На слуху произведение Виктора Рузо «Вращающаяся картина мира», отражающее этапы человеческой жизни, этапы познания сути бытия.

Патриарх Сербский Павел

В миру Гойко Стойчевич (1990 – 2009), патриарх Сербский, епископ Сербской Православной Церкви, архиепископ Печский, митрополит Белградский и Карловацкий. На протяжении многих лет Патриарх Павел был председателем Комиссии Священного Синода по переводу Нового Завета, первого перевода, официально утвержденного церковью. Во время гражданской войны в Югославии выступал миротворцем, призывая воюющие стороны к мирному разрешению конфликта.

Неореализм

Новый реализм (ит. Neorealisme), направление в итальянской живописи, возникшее после Второй мировой войны. Характеристики: утверждение гуманистических идей, интерес к жизни простого народа, использование приемов романтизма и экспрессионизма. Художественные течения, близкие итальянскому неореализму возникли в странах Европы и Америки и наиболее выражены в работах таких художников, как Корнелиу Баба, Леопольдо Мендес, Диего Ривера , Андре Фужерон, Таслицкий, Фриц Кремер. Начало движению положил основанный в 1946 году «Новый фронт искусств», объединивший художников-антифашистов различных направлений.

Корнелиу Баба (1906-1997)

Живописец, портретист, народный художник Румынии.

Иван Вырыпаев

Российский режиссер и драматург, родом из Иркутска, художественный руководитель московского театра «Практика». Стал известен после выхода фильма «Эйфория», 2006.

?? месяц год / Петербургский авангард

Неореализм в воплощении Анатолия Шумкина смотрит на нас глазами Христа и Достоевского. Но сюжеты лишены всякого сарказма, что резко контрастирует на фоне постмодернистского искусства. О безграмотности в современной живописи и честности художника «Петебургский авангард» расспросил у молодого живописца.

Фото: Даниил Конторович

Анатолий, в конце октября у вас открывается выставка. Чему она посвящена и какие картины войдут в экспозицию?

— Экспозиция посвящена современным старикам-мудрецам. На выставке зрители увидят серию портретов. Например, портрет Виктора Рузо, швейцарского художника, который умер в 2008 году. У него была трагичная судьба. Во время пожара погибла его дочь, сгорела мастерская, в которой находились его работы. Мне кажется, все эти события отражаются на лицах людей.


Мне тем интересны старики, что они ближе к Богу и ближе к смерти. И совершенно иное появляется в их взгляде

         

Почему серия посвящена именно «старикам»?

— Мне тем интересны старики, что они смотрят на мир с другой колокольни. Они уже ближе к Богу и ближе к смерти. И совершенно иное появляется в их взгляде. Конечно, меня интересуют личности, которые не заплутали в этой жизни и как-то формобразовали свое существование здесь, на Земле.

Кого помимо Виктора Рузо вы относите к таким личностям?

— Таким человеком для меня является композитор Арво Пярт. Патриарх Сербский Павел — очень светлая личность, он как будто святой, его лицо светится. Это люди из другого мира. Наш современник может и не знать их. Я пишу эти образы для того, чтобы люди их знали, например, Арво Пярта, который, на мой взгляд, является примером очень духовного человека.

В числе ваших работ есть портреты некоторых классиков русской литературы. С чем связан выбор именно этих личностей?

— Для меня эти люди — философы и пророки, например, Достоевский. Прошлой осенью я получил заказ на его портрет. В процессе работы я так проникся его личностью, «заразился» любовью к этому писателю. Позже я подумал, что напишу ещё один его портрет, но уже для себя. Затем возникла мысль создать целую серию картин. Я решил изобразить его пожилым, своего рода мудрецом, пророком. Если вдуматься, он действительно предсказал судьбу страны в XX веке. Достоевский умер задолго до революции, но говорил, как она повлияет на Россию. Второй портрет ещё не готов.


Мне всегда был интересен человек, потому что и само искусство обращено к нему

         

Над какими картинами, кроме портрета Достоевского, вы работаете на данный момент?

— Параллельно я пишу новые картины для серии «Се Человек», в которую входят работы с изображением Христа. Картины из этой серии уже выставлялась в залах Санкт-Петербургского Союза художников летом прошлого года.

Почему вы выбрали название «Се Человек»?

— Среди моих работ есть и портреты, и многофигурные композиции, но героем всегда остается человек. Мне всегда был интересен человек, потому что и само искусство обращено к нему.

Какие картины входят в эту серию?

— Там много сюжетных картин. Все началось с работы, которая так и называется «Се Человек». Во время выставки в Союзе художников я понял, что мне необходимо завершить эту серию. Так появились картины «Распятие», «Несение Креста». Кроме того, туда входят работы, которые вы видите «Смирение», «Моление о чаше», «Плач», «Скорбь», «Боль» и другие.

Герои ваших картин кажутся невероятно живыми. Можно ли говорить о том, что в какой-то момент работы над картиной образ начинает жить собственной жизнью?

— Да, так часто бывает, потому что не все планируется заранее. Понимание может приходить в процессе работы, и для художника это тоже открытие. Когда завершаешь один вариант, думаешь, что можно посмотреть на проблему с другого ракурса, и начинаешь продумывать новую картину. Отсутствие успокоения и полного удовлетворения своей работой, на мой взгляд, должно присутствовать у больших мастеров. Тициан переписывал свои холсты. Люди думали, что он их портит, а он делал их лучше. Когда в начале века произошла трагедия с картиной Репина «Иван Грозный убивает своего сына», автору отдали её на реставрацию. Но вместо этого художник стал её переписывать. Конечно, картину у Репина аккуратненько забрали.


В нашем подсознании уже существует «Квадрат» Малевича, авангард, который был в начале века, оказал на нас определенное влияние. Поэтому на современный реализм мы смотрим через призму авангарда

         

Подобная неудовлетворенность является показателем мастерства?

— Это показатель новаторства, того, что человек развивается. Он не останавливается на пути и не погибает как художник. Когда пишешь, что-то всегда остается недосказанным. Например, сюжету «Моление о чаше» я посвятил четыре картины. В первом варианте мы видим, что у героя присутствует внутренний конфликт, а в последующих вариантах он принимает свой выбор. Во второй интерпретации этого сюжета образ более светлый. Сама композиция картины совершенно неклассическая. Конечно, это неклассичсекое искусство, а современные находки. В нашем подсознании уже существует «Квадрат» Малевича, авангард, который был в начале века, оказал на нас определенное влияние. Поэтому на современный реализм мы смотрим через призму авангарда. Можно сказать, что неореализм — это возрождение реализма в современном искусстве, и я очень рад, что фигуративная живопись не умерла, она продолжает жить.

Кажется, ваши работы пронизаны христианской философией… Имеют ли они какой-то религиозный подтекст?

— Христианство и Христос — это не одно и то же. Я в первую очередь рассматриваю фигуру человека, личность человека без религиозного подтекста. Я никогда не занимался церковной живописью. Христа я выбрал, потому что это один из самых близких мне людей. Он раскрыл человека, помог ему осознать собственную жесткость. Я долго не мог понять, что значит фраза «Христос умер за наши грехи». А потом я понял, что его смерть имела важное значение, потому что, благодаря ему, я сейчас задаюсь такими вопросами. Получается, и умер он для того, чтобы мы сейчас могли рассуждать на эти темы.

А свою миссию в этом мире и, в частности, в искусстве вы как видите?

— Для меня в первую очередь важно оставаться честным, откровенным художником и человеком. Ведь кто такой художник? Это — компиляция других художников плюс что-то свое. Ещё во время обучения в Академии Художеств я стал задумываться о том, кто я есть на самом деле. Искусство заставляет художника задавать вопросы и отвечать на них искренне, иначе в этих вопросах нет смысла. Когда я задался вопросом о том, кто я есть, мне пришлось отбросить всю нанизанную на меня информацию, и тогда стало понятно, что я — тоже информация, но немного другая. Я погрузился глубоко в себя и увидел на самом дне отверстие, через которое бил свет. Хотел заглянуть ещё глубже, но подумал, что пока рано.

Этот свет является своего рода духовным потоком?

— Да, этот поток я называю внутренним стержнем, тем, на что нанизывается информация из внешнего мира. Искусство для меня — способ передачи информации. Я верю, что у каждого человека есть этот стержень. Мои же картины должны помочь зрителю почувствовать его, обрести надежду и силы.

Поэтому вы рассматриваете своих героев в трудные моменты их жизни?

— Конечно. У всех моих героев есть внутренний стержень: и у Христа, и у скорбящих женщин, и у Рембрандта. Я имею в виду картину «В мастерской Рембрандта», на которой мы видим художника и его кредиторов. Картина показывает взаимоотношения гения и социальной системы, которая его задавила. Но он продолжал расти и развиваться как художник уже независимо от этой системы. В результате судебного приговора все права на его картины перешли другим людям, а он провел вторую половину своей жизни в нищете.

Искусство помогает справиться с тяготами материальной жизни?

— Искусство позволяет взглянуть на проблему с другого ракурса, понять её значимость. И тогда она уже перестает быть проблемой и становится информацией нам в помощь. Румынский художник Корнелиу Баба писал, что мост между художником и зрителем разрушается иногда за неумением художника, иногда из-за невежества зрителя. Я очень рад, если могу противостоять этому невежеству и дать человеку информацию, помочь ему разобраться. Как я уже говорил, искусство для меня — способ передачи информации.

Каково быть художником в эпоху постмодернизма?

— Нормально. Я в другие эпохи не жил (улыбается).

А какие проблемы вы видите в современном искусстве?

— Нередко приходится наблюдать отсутствие честности. Дело в том, что сам по себе творческий процесс существует независимо от человека. Я могу включить музыку, начать танцевать и я буду делать это творчески, но в этом не будет искусства, мастерства. Есть такое понятие, как высокий уровень искусства, который я очень ценю. Когда существует недостаток мастерства, когда человек путает творчество и искусство, возникает проблема. Все это тесно связано и с другой проблемой — безграмотностью.

Расскажите, как в современном искусстве проявляется отсутствие честности?

— Есть люди, которые, наверное, тоже честно и гармонично существуют в этом мире, но занимаются интерьерным искусством, декорируют пространство. Это касается не только живописи, но и музыки, театра, кино. Их задача — заполнить пустое место. Для меня живопись — это средство передачи важной информации, развития духовного стержня — присутствия Бога в каждом человеке. Поэтому и серия моих картин называется «Се Человек». Декоративное искусство тоже существует, но надо же отдавать себе отчет в том, что есть и другое…

То есть надо называть вещи своими именами?

— Именно так. А у нас сейчас происходит подмена понятий: художником называют не художника, режиссером называют не режиссера, композитором называют не композитора. Эта эпоха «подмены понятий» базируется на безграмотности. Вот одна из основных проблем современного искусства.

Ваша живопись наполнена интересом к человеческой индивидуальности, а как вы считаете, искусство держится на личностях?

— Да, и даже массовая культура держится на личностях, иначе она бы стала абсолютным мусором, бесформенным и непонятным. Когда действительно хорошие художники, композиторы, режиссеры становятся популярными среди широкой аудитории, они положительно влияют на массовую культуру, спасая её от окончательной деградации.


В материальном мире важна форма: если художник уловил содержание, но не смог преподнести его в хорошей форме, это не произведение искусства

         

Массовую культуру, конечно, не жалуете?

— Я не смотрю в сторону массовой культуры и больше ориентируюсь на людей, стоящих особняком, таких, как Арво Пярт, художник Макс Мелдрам, режиссер Иван Вырыпаев. У меня нет задачи стремиться в массовую культуру. Массовая культура обладает формой, но эта форма очень примитивная.

А что, на ваш взгляд, важнее: форма или содержание?

— Форма важнее, поскольку содержание существует априори. Я говорю о вселенском понимании содержания. Но в нашем материальном мире важна форма, если художник уловил содержание, но не смог преподнести его в хорошей форме, это не будет произведением искусства. В глобальном понимании содержание и так существует. Задача человека заключается в том, чтобы уловить его, выразить и передать через форму.

Как вы добиваетесь высокого драматизма в своих произведениях?

— Через психологизм. Например, картина «Смирение». Я долго её переписывал. Думал, что, может быть, следует изобразить тень креста или руки, одевающие терновый венец. Позже я понял, что здесь должна быть стена, композицию я поддерживаю частью двери и узким окном. Дверь можно интерпретировать как выход, окно — как око.


Чтобы рисовать с натуры, мне пришлось сделать
деревянный крест и устанавливать на крюки, а мой приятель был вынужден войти в образ Христа

         

Наверное, немалую роль в передаче психологического состояния героя играет колорит?

— Корнелиу Баба говорил: «Как не сыграть на губных гармошках Моцарта, так и не написать Страшный суд без темных красок». Я преимущественно использую сумрачные тона. Конечно, выбор колорита всегда тесно связан с драматизмом. Мне, вообще, нравятся художники-психологи, например, Корнелиу Баба, Рембрандт, Репин в какой- то степени. Смотря на их картины, психологически ощущаешь героя, даже если там нет деталей, указывающих на его историю. Но за счет колорита и освещения зритель ощущает драматизм произведения.

Искусство — тяжкий крест?

— Конечно, в искусстве не все легко и просто. Для того чтобы рисовать с натуры, мне пришлось сделать деревянный крест, который я устанавливал на крюки, а мой приятель был вынужден войти в образ Христа. Конечно, я делал фотографию, потому что находиться на кресте более 15 минут очень тяжело.

Наверное, процесс был не менее захватывающим, чем результат…

— Возможно (улыбается). Но самое главное, что все это делается ради своей идеи. Любая деятельность, связанная не только с материальными, но и духовными вещами, имеет свою тяжесть, и в то же время приносит определенную радость. Когда ты пропускаешь это духовное содержание через себя, ты чувствуешь, что находишься на своем месте, являешься проводником, а если не чувствуешь, ты погибаешь. Когда я долго не пишу, мне становится тяжело. Я начинаю замечать всю грязь жизни. Так можно зачахнуть, заболеть и погибнуть. Живопись помогает тебе жить, но ты в свою очередь находишься на своем месте, являешься проводником, инструментом в руках Божьих.


P.S. Увидеть работы Анатолия Шумкина можно будет в творческом кластере «Артмуза», в галерее «Течение» 28 октября. Выставка продлится до 7 декабря 2014 г. Адрес: 13 линия, 70. Подробности о выставке вы можете узнать в группе вконтакте.

Беседовала Дарья Вараксина