загрузка
АНКЕТА

Есть разница, где работать — в Санкт-Петербурге или Москве?

— Наверное, все, кто были и в Москве, и в Санкт-Петербурге, это ощущают. Москва — финансовая столица. Это деньги, капиталы, вечно спешащие люди. Мне нравится Петербург, он располагает к творчеству, достаточно надеть наушники и просто пойти гулять по городу, придумывая по пути какие-то идеи, проекты, концепты. Само устройство города, архитектура, его дух помогают людям творить.

Что для тебя Петербург?

— Это мой источник вдохновения, в Краснодаре не получилось, в Москве не получилось, а тут получается. И до тех пор, пока город будет дарить мне вдохновение, я из него никуда не уеду.

На съемочной площадке

Фотографии: из личного архива Александра Макова

Интро и аутро

Видео или аудио вставки, предваряющие и заканчивающие произведение. Играют роль предисловия (аутро) и эпилога (интро).

iTunes, NaviMusick, Bandcamp

Популярные интернет-сервисы для скачивания музыки за деньги.

«Легенда №17»

Российский фильм 2012 года о легендарном хоккеисте Валерии Харламове, которого сыграл Данила Козловский. В роли великого тренера Анатолия Тарасова — Олег Меньшиков. Режиссер — Николай Лебедев.

A-One

Российский музыкальный телеканал, изначально посвящённый альтернативный сцене, позднее сменивший формат на хип-хоп и популярную музыку.
6

лет Александр Маков занимается клипами для российской альтернативной сцены

СПРАВКА

Александр Маков — выпускник Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения по специальности «Режиссура игрового кино». Создатель нескольких десятков клипов, в том числе для групп «Слот», Noize MC, «Кирпичи» , Anocondaz, «Обе-Рек», «Каста». Работал над созданием фильмов «Морфий» Алексея Балабанова и «По ту сторону» шведского режиссера Перниллы Аугуст. Личный сайт Александра

Торрент

Сайт, который позволяет пользователям обмениваться файлами с помощью соответствующей программы. Как правило, на таких сайтах можно найти много нелицензионного контента: музыки, фильмов, ПО, игр и т. д. Самый известный русскоязыйный торрент http://rutracker.org/.

?? месяц год / Петербургский авангард

Петербургский авангард

Самобытный режиссер и клипмейкер Александр Маков, снявший резонансные видео для российских рок-групп, рассказал «Петербургскому авангарду» почему законы не помогут побороть интернет-пиратство и кому выгодны многочисленные бессмысленные кинофестивали.

Фото: личный архив Александра Макова

Александр, расскажи, как тебе удавалось найти общий язык с музыкантами. Почему они выбирали именно тебя? 

— Большинство групп делится на два типа. Те, у которых есть продюсер, и те, у которых его нет. Вторые сами определяют, как и куда они идут, чего они хотят, и с ними гораздо проще найти общий язык. Им интересно экспериментировать, поэтому достаточно лишь предложить людям интересную идею и показать, что ты сможешь эту идею реализовать. Мы начинали снимать в 2008 году, тогда уже многие команды хотели не просто какой-то клип, а что-то интересное и необычное. Ну а поскольку я окончил Университет кино и телевидения по специальности «Режиссура игрового кино», я всегда предлагал не просто клип, а некую идею, определенный сюжет, и своеобразные технологические решения. На этом мы и сходились.


Никто не спрашивает, кто вы, что вы снимали.
Просто опишите вашу задумку в одно предложение —
это самое главное

         

Главное все-таки идея?

— Конечно, без разницы к насколько известной и именитой команде ты обращаешься. Когда ты предлагаешь им снять клип, они в первую очередь оценивают его идею. Зайдите, к примеру, на официальный сайт группы «Сплин». И там, в разделе «контакты», есть специальное место для предложения по съемкам клипов. Автор должен кратко описать свою идею, и они обязательно рассмотрят предложение. Никто не спрашивает, кто вы, что вы снимали. Просто опишите вашу задумку в одно предложение — это самое главное.

Ты преимущественно работаешь с молодыми коллективами. Вам легче понимать друг друга или они недолюбливают мастеров старой школы?

— Я поступил в университет в 2002 году, и наш поток, наше поколение — люди на распутье. Тогда уже существовал Интернет, но он не имел такого значения, как сейчас. К моменту, когда мы выпускались, Интернет приобрел совершенно иную значимость для всех, кто участвует в процессе создания видео-музыкального контента. Мастера старой школы, может, и понимают, но точно не признают Интернет как что-то значимое. Они не признали его огромный вклад в развитие современной культуры и искусства. Старая школа не смогла оседлать эту новую волну. Конечно, до сих пор есть деятели эстрады, которые предпочитают обращаться к мастерам старой школы, снимать какие-то бессмысленные и жутко дорогие клипы в духе конца 80-х — начала 90-х. К тому же, старая школа — это современный шоу-бизнес. У молодых команд, которые только недавно вышли на сцену, просто физически нет возможности тратить на клипы миллионные суммы, чтобы получить среднестатистический по интересности клип. Поэтому они обращаются к молодым режиссерам, операторам, которые еще не заелись и которые готовы во многом работать за идею и за интерес.

А формат самих клипов отличается у старой и новой школы?

— Формат музыкальных клипов сформировался на телевидении, и большинство старается так или иначе его соблюдать. Интернет, тем не менее, позволяет экспериментировать и искать какие-то новые подходы. Некоторые выкладывают суперкороткие вещи, длинной в несколько десятков секунд. Бывает и наоборот — одна команда сделала 24-часовое произведение. Я считаю себя киношником. Моя команда тяготеет к стандартному формату, что не мешает делать некие интро- и аутро- вставки. Наши клипы — это история. Чтобы зритель мог ее полностью прочувствовать, мы перед началом песни и после ее завершения делаем сюжетные вставки. 

Какой из твоих клипов тебе удался лучше всего?

— Мы в первую очередь смотрим на то, получилось ли у нас реализовать наши идеи. Для нас это важнее, чем общественный резонанс. А так, пожалуй, одна из самых резонансных работ — прошлогодний клип Noize MC «Жвачка». После него нам стали очень много звонить, предлагать сотрудничество. На данном этапе этот клип является той планкой, которую мы взяли. Хотя я не считаю, что он получился идеально — когда ты снимаешь клип под заказ, за деньги, у тебя всегда будет четкий график и сроки, в которые тебе надо уложиться. У тебя нет какой-то абсолютной творческой свободы и времени для различных экспериментов, поэтому приходится сокращать свои желания и подстраиваться под поставленную задачу. Наверное, стоит отметить наш самый первый клип группы «Обе-Рек» на песню «Ты». Ребята до этого были известны у себя в Воронеже, и естественным желанием было расширить круг своих слушателей, в том числе в больших городах — Москве или Петербурге. И так получилось, что для первого их клипа пришлось ехать именно в Петербург. Они предполагали, что тут все настолько важные люди, и за те деньги, которые у них были, мы просто возьмем камеру в руки и немного вокруг них побегаем, и это будет их первым клипом. Поэтому ребята очень удивились, когда мы деньги положили не себе в карман, а целиком вложили в создание клипа, в оборудование, в свет, в декорации. И мы, и они тогда работали исключительно на идею. По итогам случилось удивительное: клип взяли на телевидение, он занял первое место в хит-параде на A-One, стал супер-хитом в самом Воронеже, команда сразу взлетела, ее начали приглашать на радио, на фестивали, ну и к нам начали обращаться.


Если мы говорим про отечественное кино,
то его создатели должны радоваться, что их убожество вообще
кто-то смотрит, пусть и скачивая фильмы

         

Наши законодатели в последнее время уделяют много внимания борьбе с пиратством, которое вышло на совершенно иные горизонты благодаря Интернету и современным технологиям. С другой стороны, Интернет сближает творцов с массами. Как ты думаешь, удастся ли найти такой формат взаимодействия, который позволит решить проблему пиратства, при этом устроит все стороны?

— У большинства нашего населения, да и у меня самого логика очень простая. Если есть возможность в Интернете что-то прослушать, что-то скачать, чисто технически, значит это можно делать. Если бы была реальная борьба с пиратством, надо было бы не законы какие-то принимать, а лишать технической возможности скачивать, прослушивать и просматривать материалы в сети. Что же касается вопросов совести, мол, люди старались, трудились, вкладывали свою душу в произведения, а ты просто взял и бесплатно послушал, — это сейчас просто смешно. Ты заходишь на официальный сайт группы или в их официальную группу в соцсети, и там сами музыканты выкладывают в открытый доступ свои произведения, песни, клипы. Смотри, слушай бесплатно. Понравилось? Вот ссылка, можно купить альбом в iTunes, NaviMusick, Bandcamp, других сервисах, заказать диск, купить атрибутику группу, футболку, чашку. Кому понравилось, кто хочет, чтобы группа продолжала творить, тот платит. Кому не нравится, тот послушает бесплатно и пройдет мимо. Если мы говорим про отечественное кино, то его создатели должны радоваться, что их убожество вообще кто-то смотрит, пусть и скачивая фильмы в Интернете. Тем более, что эти фильмы создаются на деньги государства, и авторам не надо отбивать расходы на создание кинокартины.

Ты сам случаешь музыку в социальных сетях, качаешь фильмы с торрентов?

— Да, и скачиваю и слушаю. Мне, конечно, нравится ходить в кино, но только на то, что достойно большего экрана, на что-то действительно грандиозное, эпичное. А если это что-то более локальное, мелодраматичное, то мне проще скачать и посмотреть дома.

Почему, на твой взгляд, у нас такая ситуация с отечественным кинематографом?

— Когда я учился в аспирантуре на кинокритика, у меня этому вопросу была посвящена целая диссертация. В 90-х, когда распался Советский Союз, вся отрасль находилась в руках «ГосКино». Он задавал стандарт качества, формат, формировал подход к созданию кинопроизведений. И он это делал отлично: у нас было замечательное, высококачественное кино. Когда это все развалилось, кино стало ничьим, и туда пришли разные люди, многие из которых вообще не имели опыта, и рассматривали это все просто как способ заработать. Они применили к отечественному кинематографу, западную голливудскую модель продюсирования, при этом никто из них до конца так и не понял, как эта модель работает на самом Западе. Там продюсера нанимает конкретная компания, и он ответственен за конкретную кинокартину. Если бы на западе продюсер начал складывать себе в карман деньги, выделенные на съемки, он бы просто попал в черные списки. У нас «ГосКино» было уничтожено, поэтому никаких стандартов, форм подхода больше не существует, но государство продолжает давать деньги на создание кино. В стране нет никаких нормативных актов, которые бы регулировали эту сферу, нет системы отчетности. Соответственно это стало просто бездонным корытом, из которого берутся деньги и ничего не делается, или делается то, что смотреть невозможно.

Тут есть два решения: либо государство берет всё в свои руки, учреждает новые стандарты, контролирует расходы, выгоняет из этой сферы недобросовестных людей, либо государство вообще самоустраняется от этого вопроса, не выделяет никаких денег, все предприятия, связанные с киноиндустрией, приватизирует, и дальше — крутитесь как хотите. Сейчас же это просто кормушка.

Продюсерская система в России провалилась, а как же наши многочисленные гениальные режиссеры?

— В голове у наших продюсеров — страх потерять деньги и абсолютная форматная стабильность. Кто-то в голову вбил мысль о том, что мы лучше будем снимать тупые комедии и слезливые мелодрамы, это будет приносить нам стабильную прибыль, а остальное не котируется и не формат. И из-за этого нет сотрудничества с молодежью, все сторонятся новаторских идей и предложений. Вот так и сформировался замкнутый круг быстро стареющих режиссеров, которые раньше, может, и были гениальным, но сейчас ничего из себя не представляют. В это время на Западе Спилберг, Майкл Бэй, Кэмерон организовали свои режиссерские школы. Они выискивают талантливых людей по всему миру, продюсируют их, и эти фильмы в итоге зарабатывают огромные деньги.


У нас можно получить первое место на фестивале,
завоевать кинонаграду, и это ничего не изменит

         

О плохом можно говорить бесконечно, а есть отечественный фильм, который тебе понравился как режиссеру?

— Да, это фильм «Легенда №17». Я считаю, что это очень достойное кино. Он может быть далек по качеству от классического спортивного кино, которое снимается в США и Европе. И очень много моментов в фильме являются плагиатом. Но в целом все равно получилось очень хорошо — отличная актерская игра, сделано с задором, современно. Такими вещами можно гордиться.

Следишь за проходящими у нас фестивалями?

— Смотря за какими. Изначально сам концепт фестивалей предполагал выявление действительно толковых людей. Чтобы те, кто уже чего-то достиг, помогли молодым и перспективным ребятам. Наши фестивали сейчас таким не занимаются, они превратились просто в тусовку. На фестивали тоже выделяются средства государства, в этом участвуют крупные корпорации, которые привлекаются как спонсоры. В итоге просто набирают каких-то фильмов, чтобы заполнить программу, люди встречаются, смотрят, тусуются и расходятся. Организаторы кладут кучу денег себе в карманы и все — больше ничего не происходит. У нас можно получить первое место на фестивале, завоевать кинонаграду, и это ничего не изменит. Если ты на западном кинофестивали получаешь приз, тебе потом проще договариваться о спонсорстве с продюсерами — все будут понимать, что ты талантлив, и вложения отобьются.


Беседовал Илья Смирнов