загрузка
АНКЕТА

Санкт-Петербург, Ленинград, Петроград, Питер?

— Все хорошо.

Мойка, Фонтанка или канал Грибоедова?

— Волшебно.

Гуляешь по Петербургу — следуй

— За настроением.

Только в Петербурге…

— Такие красивые девушки.

Логотип благотворительного фонда развития молодежной культуры

Фото: Владимир Филиппов,
Дмитрий Большаков

Каретная

Помещение для экипажей

«Девушки поют», 2007

Десятый студийный альбом группы «АукцЫон», записанный в США с участием звезды гитарного авангарда Марка Рибо, джазового пианиста Джона Медески, трубача Фрэнка Лондона, саксофониста Неда Ротенберга, контрабасиста Владимира Волкова.
7

лет продолжалось «хождение по чиновникам» Олега Гаркуши прежде, чем он получил площадку для благотворительности

ГОРЯЧИЙ ВОПРОС

Запрет мата: какому слову быть?

— Я считаю, что если мат органично вписывается в произведение, если не режет слух, то это оправданно. А если это абы как, только для того чтобы эпатировать публику, то нет, неприемлемо. У меня на фестивалях поэты читают стихи с таким содержанием, но у них этот прием художественно оправдан.

Фестиваль «Гаркундель»

Узнать подробнее о фестивале можно в группе Вконтакте.

«Окна открой»

Ежегодный петербургский рок-фестиваль, идея которого заключается в том, чтобы предоставлять возможность молодым неизвестным коллективам выступить на большой площадке. Официальный сайт здесь

Квартирник

Традиция устраивать концерты в обычных квартирах, используя акустические инструменты, появилась в Советском Союзе, когда многие представители русского рока не имели возможности выступать на публике.

13 октября 2014 / Петербургский авангард

Олег Гаркуша: Экскурсия по флигелю, в котором возрождается дух легендарного Ленинградского рок-клуба

«Петербургский авангард» нашел Олега Гаркушу в строящемся культурном центре «Гаркундель» на 10 Советской, застав его (музыканта, поэта, актера) за разгрузкой строительных материалов. Он весь в заботах: телефон разрывается, проект дизайна помещения рассмотреть надо, текущие вопросы тоже кто-то должен решать, и прочее-прочее.

Фото: Владимир Филиппов, Дмитрий Большаков

Волонтеры стучат молотками, что-то красят, клеят – в такой рабочей обстановке даже как-то неловко лезть со своими вечными вопросами, потому что здесь и сейчас важнее доброе дело. Арт-центр станет площадкой для молодых музыкантов, поэтов, художников и других представителей современного искусства. Возможно, именно в этих стенах состоятся премьеры будущих рок-звезд. А пока эти стены нужно возводить. Итак, добро пожаловать.

Олег Алексеевич, расскажите, как начинался «Гаркундель».

— В 2001 году был создан благотворительный фонд развития молодежной культуры, занимающийся поддержкой начинающих музыкантов. Фонд начал свою работу в кинотеатре «Спартак», где мне предоставили площадку, на которой мы устраивали первые музыкальные фестивали. Затем кинотеатр сгорел. Но мы продолжали осуществлять этот проект, много лет мотаясь по разным клубам, в которых была возможность разместиться безвозмездно. Там мы собирали различные молодые коллективы. Однако, всегда хотелось иметь свою территорию и ни от кого не зависеть. Сначала была надежда на бизнесменов, которые обещали помочь, но все кануло в Лету. Потом появилась мысль обратиться к Правительству Санкт-Петербурга, потому что по закону благотворительный фонд имеет определенные льготы на то, чтобы арендовать помещение. В итоге хождение по чиновникам продолжалось 7 лет.


А когда я внимательно осмотрел здание, то меня более удивило,
что сверху оно представляет собой букву «Г»

         

Даже легендарному музыканту с его связями оказалось непросто найти поддержку?

— Я писал письма всем: и президенту, и мэру, и губернатору. Вышло так, что только Полтавченко смог помочь. Нам предлагались разные помещения, но они все не соответствовали моим представлениям об этом проекте: нужно было отдельно стоящее здание площадью около 1000 метров, расположенное в центре города. В конце концов, появился этот вариант. Впервые здесь побывав, вспомнил, что напротив когда-то жила моя супруга. Я ничему не удивляюсь, в моей жизни мистические моменты всегда присутствуют. Если дали такое помещение – это не просто так. А когда я внимательно осмотрел здание, то меня более удивило, что сверху оно представляет собой букву «Г». Я решил, что это знак. Несмотря на то, что расположено во дворе жилого дома, но, тем не менее, это отдельно стоящее здание. Мы с ребятами делаем все возможное, чтобы звук не тревожил жителей двора. Будет очень хорошая звуковая изоляция.

Как проходило благоустройство на новом месте?

— По рассказам местных дворников, ранее здесь находилась радиомастерская, обувная мастерская, а после — жили гастарбайтеры. Все было перегорожено, висели ковры, стояли кальяны, было холодно, никакие коммуникации не функционировали. Мы получили абсолютно убитое помещение. То, что вы сейчас здесь видите — все новое, сделанное нашими руками. Для начала было вывезено 7 больших грузовиков мусора, все разрушили и возводили вновь. Место очень атмосферное, по легенде, в царские времена здесь была каретная, от которой теперь остались только своды.

На какой стадии проект сейчас? Есть ли дата приблизительного открытия?

— Никто не знает, потому что конкретного плана у нас нет. Все зависит от денег. Ведь, по большей части это строится на мои деньги, которые я зарабатываю на концертах «АукцЫона». Я выступил — положил. Часть денег мы собрали на благотворительных концертах, которые проходили в Питере и Москве. Все прошло удачно, музыканты участвовали безвозмездно, площадки нам предоставили бесплатно. После этого появились какие-то деньги, но они сразу пошли на серьезные траты, например, на составление проекта помещения. Хотя, необходимо отметить, что практически все организации, с которыми мы сотрудничаем, делают нам большие скидки, идут навстречу. Например, мой знакомый привез машину цемента, кто-то принес провода, кто-то еще материалы. Нас поддерживают многие известные люди, делают видеообращения к поклонникам: Козловский, Кержаков, Шевчук, Арбенина, БИ-2, Хабенский. Но, к сожалению, к их словам пока не очень прислушиваются.




Это очень странно.

— Да, это очень странно и необъяснимо. Но неравнодушные есть. По воскресеньям и понедельникам здесь ведутся ремонтные работы, куда может прийти каждый желающий и предложить свою помощь. Не только грубую физическую, но и любую профессиональную. Мы принимаем абсолютно всех и всем рады в нашем доме.

Есть ли у проекта формат?

— На протяжении 15 лет существования «Гаркунделя», у него нет формата – это наш принцип. Сейчас, пока идет стройка, мы базируемся в байкерском клубе «Night hunters» на Лиговском, где по четвергам проводим фестивали, в которых участвуют по четыре молодые группы, которые могут быть абсолютно любыми. Человек, имеющий желание попасть на сцену, даже если это происходит впервые, имеет возможность сделать это у нас. Разумеется, единственное ограничение — без агрессивной идеологии. А прочих рамок мы не ставим.


Наш девиз: чтобы люди не пили, не кололись,
а занимались творчеством

         

Как будет использоваться это пространство?

— На первом этаже будет концертная площадка для выступлений и живой записи, мы планируем устраивать и онлайн-трансляции. Здесь будут проходить концерты как молодых исполнителей, так и известных музыкантов, что-то в духе квартирника. Здесь же гримерка музыкантов, гардероб и туалетные комнаты. Обязательно оборудуем туалеты для инвалидов, потому что планируем делать благотворительные вечера для людей, которые лишены возможности еще где-то побывать, а здесь мы будем специально для них устраивать концерты, встречи, чаепития. Еще будут проводиться киносеансы для бабушек-дедушек, лекции, мастер-классы.

На втором этаже будут устроены барное и выставочное пространства. В баре будет чай-кофе и, может быть, пиво, но «разливуху» устраивать точно не будем. Выставочный зал будет предназначен не только для фотографов и художников, но станет и открытым пространством для театральных репетиций, представлений. К примеру, мы сотрудничаем с детским домом №14, надеюсь, детишки будут здесь выступать. Главное — благотворительность не угаснет, я не хочу, чтобы этот проект становился коммерческим. Мне хватает на сосиски и булочку, а больше ничего не надо. Наш девиз: чтобы люди не пили, не кололись, а занимались творчеством.


Я хочу создать здесь ту атмосферу, которая была
в ленинградском рок-клубе, где люди не только играли,
а создавали единое культурное движение

         

Чем вы мотивируете себя помогать другим людям в их творчестве?

— Мне очень сложно ответить на этот вопрос. Это началось само собой много лет назад, и остановиться уже невозможно. Нужно было обрести дом, теперь задача его достроить, открыть. Я хочу создать здесь ту атмосферу, которая была в ленинградском рок-клубе, где люди не только играли, а создавали единое культурное движение. Музыканты общались, делали совместные проекты, обогащали друг друга. Сейчас, к сожалению, Интернет убил общение. У меня на фестивале группа отыграла и сразу уходит по своим делам, не остается слушать чужие выступления. Таким образом, общение не случается. И мне хотелось бы создать пространство именно для диалога, для объединения.

Да, это очевидное различие между музыкальной средой былой эпохи и современностью, сейчас такого единения нет.

— Единения нет, к сожалению. А ведь мы тоже в свое время были очень занятыми, все работали, у нас были семьи и дела. Но нам чрезвычайно важно было общаться с коллегами по цеху, смотреть на них, чему-то учиться. У Аквариума, Зоопарка и прочих. Нам очень важно было знать, как другие работают на сцене, ведут себя, мыслят, сочиняют. А сейчас начинающие коллективы хотят сразу стать звездами, получить деньги и любовь. А я всем говорю: такого не бывает!

Не кажется ли вам что такая ситуация сложилась от того, что занятия музыкой стали очень доступны? Каждый при желании может купить качественную музыкальную и звукозаписывающую технику, снимать клипы, выкладывать их в Интернет, рекламировать. Ранее ведь у вас не было таких возможностей, вот вы и держались вместе.

— Да, конечно. Сейчас все доступно, любую пластинку можно скачать. Я считаю, что если эти возможности были ограничены, люди более старались бы находить единомышленников. У нас не было ни инструментов, ни репетиционной точки. Чтобы найти помещение, нужно было приложить много усилий: узнавать у знакомых, просить, выискивать какие-то ДК. А сейчас это все просто, есть много студий с хорошей аппаратурой. У нас в начале музыкального пути дела обстояли хуже: приходилось тащить какие-то динамики, провода, приборы, выкручиваться.


Я мог бы сидеть на стуле, курить сигарету, и все были бы счастливы. Но я не могу по определению так вести себя

         

Видимо, это и подстегивало. Трудно дается — ценится больше. Встречаете ли вы сейчас такие группы, которые напоминают о духе советского андеграунда?

— Да, редкость, но встречаются. Вот, например, наши волонтеры, группа «Хамы», чем-то напоминают Петю Мамонова. Если такие группы мне встречаются, я не то чтобы лоббирую их интересы, но я предлагаю их в участники «Окна открой», делаю все, что в моих силах. Все зависит только от музыкантов.

Готовит ли «АукцЫон» новую пластинку?

— У нас такая сумасшедшая группа, что планировать что-либо невозможно. Я только вчера узнал о каких-то неожиданных концертах. Все спонтанно, без четкого графика. И альбомы тоже часто происходят непредсказуемо, как то было с альбомом «Девушки поют», когда одна случайная встреча с Марком Рибо и Джоном Медески решила все.

Вот о случайности. Музыка и тексты «АукцЫона» часто представляют собой абстракцию, они порождают альтернативную реальность. Это сознательный ход или случайность, полученная в процессе акта искусства?

— Знаете, нам повезло в том, что мы сохранили свою энергетику с тех времен, когда начинали, по сей день. Нам нравилось тогда и безумно нравится сейчас этим заниматься. Мы не просто отрабатываем концерт, мы неизменно получаем кайф, который передается зрителям, и они чувствуют, что мы не халявничаем. Я мог бы сидеть на стуле, курить сигарету, и все были бы счастливы. Но я не могу по определению так вести себя. У нас все только на полной отдаче.


Ты вышел на сцену и все — отдайся

         

В недостатке отдачи вас невозможно упрекнуть, на концертах именно вы движущая сила коллектива. Где каждый раз берете энергию?

— Как видите, в жизни я достаточно спокойный человек. А то, что случается на сцене — это чувство трудно определить. Концертная ситуация всегда необыкновенная. И описать ее крайне сложно. Это волшебное космическое ощущение, не поддающееся объяснению. Это не зависит ни от чего: ни от зрителей, ни от переменных условий. Артисту никогда не нужно обращать внимание даже на порезанную ногу в кровь. Ты вышел на сцену и все — отдайся.

Это прекрасно и поистине удивительно, как вы сохраняете этот заряд, юношеский задор. Видимо, эта энергетика и позволяет вам объединять вокруг себя людей.



P.S.

Стихия на сцене — Олег Гаркуша в жизни спокойный и очень скромный человек. «Петербургскому авангарду» так и не удалось вытянуть из него формулу «зачем помогать», но очевидно — всем своим творчеством Олег Алексеевич показывает, как важно быть неравнодушным и насколько важна душевная молодость. Помочь проекту можно разными способами: деньгами через сайт Планета.ру, личным вкладом физической или интеллектуальной силы на стройке «Гаркунделя» каждое воскресенье и понедельник, подробности в группах «Арт-Центр «Гаркундель» и «Создадим «Гакундель» вместе»

Беседовала Марина Абдуллина