Текст: Анастасия Семенович. Фото: Илья Смирнов.

Пять самых ярких впечатлений после фестиваля «Электро-Механика»

В Центре современного искусства имени Курехина в десятый раз прошла «Электро-Механика». Традиционный петербургский фестиваль на Васильевском — будто свежий ветерок с западной сцены через метафорическое окно в Европу. В этот раз у фестиваля, несмотря на сложную организацию и чуть меньший масштаб, были внятный посыл и четкая целевая аудитория. Не самая большая, но своя и родная.

1

«Clark обещал приехать на следующий фестиваль!» — предупредительно сообщали распечатки, расклеенные буквально на всех столбах. То ли из-за британского музыканта, то ли из-за творческой привычки опаздывать к 20:00 в большом зале Центра Курехина сидели буквально несколько человек, большая часть — звукотехники. На сцене тем временем начались инсталляции Feldermelder, по сути — светомузыка. Вертикальные неоновые столбики, капли и «зайчики» бегали в темноте под музыку во всех плоскостях. Ничего нового те, кто знаком с концертами Жана-Мишеля Жарра, не увидели. Непрерывные треки, раз в полчаса усиливающиеся ритмы. Инсталляция — скорее вводная программа для тех, кто счел непозволительным пропустить начало фестиваля, стоя в очереди в баре.

2

Зрители подтягивались, и плавно перетекали на малую сцену. Изначально туда шли смотреть выставку, посвященную играм и виртуальной реальности, затем — потанцевать. Одинокий макбук сменили бравые петербургские музыканты, которые не постеснялись выдавать танцевальные биты. Хмурая молодежь действительно начала танцевать. Сначала не снимая длинных мешковатых пальто, потом все активнее, и вот уже сцена превратилась в танцпол, куда сбегали растрясти сон зрители из сурового концептуального большого зала. Атмосфера на втором этаже была очень камерной.

3

Следом в большом зале появился патриарх немецкой электронной сцены Hans-Joachim Roedelius. 80-летний музыкант долго настраивал звук. Что-то не так, сейчас разберется, заверил он зрителей. Несколько лет назад хедлайнерами «Механики» был эфиоп Mulatu Astatke — этноджаз к формату фестиваля едва ли относится, но живые духовые и обаяние «серной» музыки собрали аншлаг. Роделиус с его мелодичной электроникой больше «к лицу» фестивалю, пусть и без толп поклонников. Звонкий звук, от которого не дрожали пластиковые кресла и коленные чашечки (чем грешили другие исполнители), легкие мотивы, ореол легендарности — так почтенный немец неожиданно нашел точки соприкосновения с петербургской молодежью.

4

Примерно так отреагировала публика на появление голландца Thomas Ankersmit. Вязкий бит, прерывающийся ритм, «шершавый» эффект и футуристические взвизгивающие ноты — это специфично и только для адептов. Весь фестиваль в целом — скорее повод единомышленникам собраться вместе и увидеть, сколько человек в Северной столице готовы в холод и снег отличать нойз от эмбиента и пост-индастриала, а потом смаковать эту смесь всю ночь. Такие люди и пришли на «Механику», несмотря на сумбурную организацию этого года. Любопытная молодежь, редкие семейные компании и стайки друзей местных музыкантов создали комфортную обстановку для интровертов, умудренных знанием отличий эмбиента от нойза. Правда, от последнего многие все-таки сбежали танцевать на малую сцену. К тому же в зал просачивался из холла пряный запах веганских пирожных и кофе, который наверняка дрожал в чашках от звуков, извлекаемых коварным Томасом.

5

Проект SØS Gunver Ryberg не превзошел ничьих ожиданий — датчанка предпочла показать петербуржцам стандартное техно, что не интересно аудиофилам и тем более любителям потанцевать. Больше всех зрителей порадовал, кажется, петербургский проект Heliact и в целом малая сцена. Как выяснилось, необязательно «выписывать» Clark’a для приличного фестиваля электроники. Можно обойтись и своими силами.