Текст: Антонида Пашинина, фото: Инна Показаньева.

Участниками петербургской «Ночи музеев» стали более 90 площадок — концертные залы, музеи, театры, библиотеки, арт-пространства принимали посетителей до утра. Какой уникальный опыт после акции приобрели петербуржцы и гости города? Корреспондент «Петербургского авангарда» посетил мероприятия и выбрал пять самых ярких впечатлений этой ночи.

1

На один вечер подъезд самого обычного дома на Васильевском острове стал «коммунальным». Ничего не подозревавшие жильцы с удивлением пробирались через развешанные между этажами веревки с бельем, смотрели на стену со стикерами и встречали толпы незнакомцев...

Прогулка с первого на пятый этаж превратилась для всех желающих в путешествие во времени. Здесь играли в домино, слушали истории о советских дворах, фотографировались и рассказывали о любимых игрушках. Правда, «заторы» на лестничных клетках смазывали впечатление — желающих приобщиться к коммунальному быту было немало, да еще и местные жители с авоськами сновали туда-сюда!

В анонсе говорилось, что на пятом этаже находится типичная коммунальная квартира послевоенного времени. Квартира там действительно раньше была. Но в 2014 году, когда открылся музей, от нее оставили лишь две комнаты для посетителей. Согласно легенде, в одной живет учительница истории. Вторая комната состоит из предметов советского быта. Вот и весь музей. Те, кто ожидал увидеть типичную коммунальную кухню с тазами, примусами и горами посуды, разочаровались.

«В квартире было четыре маленьких комнаты, общий туалет и кухня. Ванной в послевоенный период не было, поскольку все ходили мыться в баню, которая находится через дорогу, на углу. Условия в послевоенное время считались хорошими. Ведь многие жили в бараках», — рассказывала одна из волонтеров акции.

Впрочем, двух комнат с лихвой хватает, чтобы погрузиться в атмосферу того времени: игрушки, посуда, одежда, нитки для вышивания, старые пластинки, книги, флаконы духов... По словам хранителя музея Натальи Баландиной, коллекция начиналась с предметов из фарфора. «Фарфор прекрасно отразил эпоху. После революции он был агитационным. А после войны стал общедоступным», — заметила она. Ленинградцы могли найти среди экспонатов «ту самую вещь» из своего прошлого. А еще можно было понюхать знаменитые духи «Красная Москва».

2

Светомузыкальное шоу устроили в театре-фестивале «Балтийский дом». Яркие костюмы, летающие канделябры, игра света и пластичные движения актеров — это надо было видеть! И снова желающих оказалось много, но, к счастью, мест в зале хватило всем. Тем не менее очереди сюда выстраивались заранее. Минус был только один — представление оказалось очень коротким.

На втором этаже театра развернулся сказочный уголок. Дети, да и взрослые охотно надевали огромную шляпу, позировали у барной стойки и у башмака-великана. Кто-то из школьников даже продемонстрировал музыкальные способности — в зале стояло фортепиано.

3

Длинная шумная очередь выстроилась перед планетарием. Толпа желающих посмотреть на звезды начиналась у театра «Балтийский дом» и, по-змеиному извиваясь, доходила до дверей. Посетителей запускали группами примерно раз в полчаса.

Может ли быть что-то хуже часового ожидания на улице ночью? Оказалось — может. Как только открылась дверь, началась сумасшедшая давка. Люди напирали так сильно, что чудом не вынесли двери. «Сейчас начнется кровь и мясо», — бросил один из молодых посетителей. Толпа не обращала внимания ни на возраст, ни на пол. «Здесь же дети, куда вы прете?!» — возмущалась женщина. «Девушка, что ты держишь дверь, глупенькая! Протискивайся внутрь», — советовал парень. Люди ругались, защищали свои фотокамеры и телефоны.

В зале публика успокаивалась. Всех ждала небольшая лекция об исследованиях космоса и о создании планетария. Затем красочные картинки на искусственном небе погасли, а вместо них загорелись почти настоящие звезды. Публика восхищенно ахнула и громко зааплодировала. Зрители увидели звездопад и северное сияние, узнали, какие имена присваивали созвездиям на Руси. Периодически волшебный потолок белел и гас — это очередной «папарацци», невзирая на запреты, пытался запечатлеть красоту звездного неба.

Попасть на еще одну популярную площадку — в Ботанический сад — оказалось легче легкого: очереди не было совсем. Но в этом был подвох, ведь цветы и деревья ночью совсем не разглядеть. И те, кому не были интересны развлекательные площадки и выставка, отправлялись в оранжерею.

«Видели очередь в планетарий? Так вот эта в пять раз больше», — заметил один из молодых людей. Казалось, что толпа желающих попасть в оранжерею бесконечна. Но люди терпеливо стояли. Наградой для них стала небольшая экскурсия по почти настоящим тропикам с огромными кактусами, папоротниками и созревающими бананами.

Не обошлось без очереди и в «Республику кошек». Публика тоже пыталась брать двери штурмом. Сотрудникам даже пришлось предупредить, что визит в кошачье царство самым настойчивым могут запретить. «С кошками не получится, идем в «религию», — возмущались замерзшие девушки. Впрочем, гостям, которые не хотели ждать на улице, раздали пригласительные билеты на июнь.

4

Увидеть гримерку актеров, посмотреть, как проходит репетиция, и оказаться в легендарном кабинете режиссера Георгия Товстоногова посчастливилось любителям театра. В БДТ не было очередей и давки — для посещения театра нужно было записаться заранее. Да и в группах экскурсантов не было тех, кто оказался здесь случайно.

Гостям показали музей БДТ, а потом привели в святая святых — кабинет, в котором Товстоногов работал 33 года. Режиссер пришел сюда в феврале 1956 года, а покинул навсегда 23 мая 1989 года. В тот майский день он сел в свой оливковый Mercedes и поехал домой. Машина остановилась на Суворовской площади, и режиссера не стало. Он ушел из жизни так, как представлял в мечтах: в движении, за рулем.

«Мало кто из зрителей знал, что кабинет находится в зрительской части театра. Но он всегда был в променуаре бельэтажа», — рассказала заместитель художественного руководителя по общественно-просветительской и исследовательской деятельности БДТ Ирина Шимбалевич.

В кабинете — модная для 50-х мебель (дачный круглый столик с вазой вместо зонта, белые кресла), печатная машинка, портреты, афиши спектаклей на разных языках, письменный стол, на котором по-прежнему лежит календарь режиссера с вырванной 23 мая страницей, его биография, лекарства, мундштуки и историческая пачка сигарет Malboro. Хотя сам кабинет используется, кресло Товстоногова всегда пустует: сидеть в нем никому не разрешают, исключение не сделали даже для президента.

Среди предметов, которые хранятся в мемориальном кабинете, стоит отметить портрет выдающегося режиссера, выполненный из тополиного пуха. Его в прошлом году подарила театру Алиса Фрейндлих. Автор работы — тетя актрисы Дагмара Артуровна Фрейндлих-Бендерович.

Осмотром кабинета спецпоказ не закончился: гостей проводили в знаменитую гримерную, на потолке которой оставили подписи выдающиеся деятели второй половины XX века — Андрей Вознесенский, Булат Окуджава, Василий Шукшин, Марк Шагал, Георгий Жуков, Кирилл Лавров, Людмила Макарова, Юрий Любимов и другие. В финале экскурсии участники увидели, как проходит репетиция спектакля.

5

Настоящий марафон классической музыки устроили в Большом зале Филармонии. Всем гостям предусмотрительно раздали памятки о том, как следует вести себя в концертном зале, и предложили поучаствовать в конкурсе фотографий (для этого достаточно было выложить кадр с хэштегом #ночьвфилармонии в соцсети).

Даже в пять утра в зале Филармонии по-прежнему было много гостей. Причем не только молодых, как на других площадках, но и пожилых. Концерты начинались каждый час, однако слушателям благосклонно разрешали войти и после начала игры музыкантов. Некоторые восприняли такую «вольницу» слишком буквально и уходили в середине исполнения очередного произведения. Встречались и те, кто в перерывах между концертами мирно спали на стульях...