Женский цвет «Радуги»

Международный театральный фестиваль «Радуга», в 19-й раз проведенный Санкт-Петербургским ТЮЗом имени Брянцева, открыл интересную особенность нынешнего времени: в режиссуру приходит все больше женщин. Совпало это или нет, но из 17 спектаклей, показанных на «Радуге», пять поставили женщины. Мы знаем немало примеров прекрасных женских работ в кино и в театре, и тем не менее по статистике режиссерская профессия – преимущественно мужская. Потому и захотелось провести небольшое исследование – какие же темы выбирают режиссеры-женщины?

Радуга

И как выяснилось, романтичностью и мягкостью тут не пахнет. Все достаточно жестко и социально. Сентиментальность, если и присутствует, то, скорее, в каких-то деталях. Самый «мягкий» спектакль представила зрителям Ирина Брук, дочь знаменитого британского режиссера Питера Брука. Когда-то она выступала как актриса, но некоторое время назад пошла по стопам отца. Причем унаследовала его любовь к экспериментам, гротесковым и цирковым моментам, которыми он «грешил» в молодости, прежде чем прийти к «пустому пространству».

Ирина Брук

На сцене Национального театра Ниццы Ирина поставила шекспировскую «Бурю», только увела действие с пустынного дикого острова в итальянский ресторан, где властвует шеф-повар Просперо.

Буря

Ресторан – та же империя, в которой кипят не только бульоны и подливы, но и настоящие страсти, присутствует конфликт отцов и детей, а подлинность чувств проходит нешуточные испытания. За легким стилем, который избрала Ирина Брук, на самом деле стоят немалые смыслы: она, как и Феллини, умеет запрятать серьезные темы в яркие упаковки, придавая грусти и боли комичные краски.

Буря

При этом на вопрос, делит ли она режиссуру на мужскую и женскую, Ирина ответила, что чувствует себя с актерами и техниками матерью. Но с другой стороны, считает, что процесс работы – очень мужской. Она совсем не ощущает себя женщиной, не может режиссировать в платье – только в брюках.

Буря

Между тем, в том, как она присматривает за людьми, как общается – стоит именно женское начало. Питер Брук на протяжении шести лет с того момента, как существует «Буря» в постановке его дочери, смотрит всякий раз спектакль с новыми изменениями, но до сих пор так до конца и не признал, что это Шекспир.

Буря

Дочери знаменитых отцов – отдельная тема, которую открыл для зрителей фестиваль «Радуга». Молодой режиссер из Вильнюса – Габриэле Туминайте, которой всего 33 года, – также пошла по стопам своего отца Римаса Туминаса, возглавляющего московский театр Вахтангова.

Горемыка и добродетель

Габриэле, в отличие от Ирины Брук, которая оживляет классику современным звучанием, взялась за новую драму – поставила спектакль по роману литовской писательницы Паулины Пуките, живущей в Лондоне. Вскрыта больная для Литвы тема – эмигрантов, ищущих лучшую долю на чужбине. Спектакль «Горемыка и добродетель» – о несчастных и отвергнутых, об изгоях, не нашедших себя за пределами родной страны.

Горемыка и добродетель

«Многие из Литвы уезжают в Лондон, считают, что там им будет лучше, – рассказала Габриэле. – Я многих таких людей знаю: это и ближайшие родственники, и друзья. Но беда в том, что в странах Евросоюза нас не принимают за европейцев, для них мы остаемся русскими. И эту самоидентификацию очень трудно провести литовцам. Мы сочувствуем нашим героям, мы хотим своим спектаклем создать некий гимн всем уехавшим горемыкам, разочаровавшимся, исстрадавшимся, часто потерявшим человеческое достоинство, опустившимся на самое дно. Мы и стыдимся этих изгоев, и понимаем. Они – это мы и есть».

Габриэле – очень женственна, но ее ироничность и умение посмеяться над ситуацией отнюдь не женские, и в этом талант, который существует без оглядок на гендерную принадлежность. Габриэле успешно сочетает режиссерскую профессию с обязанностями жены и матери, растит маленькую дочь, которую водит в «строгую» школу. Считает, что работа дает ей много как матери: «Мне важно воспитать человека, с которым я смогу разговаривать».

Отец

Современная драма волнует и еще одну дочь известного режиссера Лембита Петерсона из Таллина – Марию Петерсон. Мария мало того, что она поставила очень сложную психологическую и мистическую пьесу Флориана Зеллера, но и заняла в этом спектакле своего отца.

Отец

Лембит Петерсон играет отца, страдающего деменцией – реальность путается с фантазиями и видениями. Опять звучит тема Лондона – туда, кажется, собирается дочь с новым мужем. А может и не собирается – но так видится отцу, или в подсознании сама героиня пытается найти свое счастье за пределами дома, где очень нелегко сосуществовать рядом с потерявшим рассудок отцом.

Отец

Тема близка многим. Старость, которая мешает детям. И никто тут не виноват. Такова жизнь. Режиссер решает тему довольно жестко, в расстановке диалогов и построении мизансцен – поистине мужское видение, четкое и беспристрастное.

Молодая драма на «Радуге» опять-таки была представлена именно женщиной-режиссером. Елизавета Бондарь поставила на сцене Ярославского театра имени Волкова пьесу Натальи Милантьевой «Пилорама плюс».

Пилорама

Тема – любовь, дремучая и страстная, беспощадная и отчаянная. Плотник Саша влюблен в свою бывшую одноклассницу Катю, она замужем, да еще и совсем из другого мира – она музыкант. Как совместить всепоглощающее чувство с нормой и этикой – загадка.

Пилорама

Зрители и создатели спектакля разгадывают ее каждый по-своему: разыгранный сюжет лишь напоминает о том, что существуют на свете такие больные отношения, и многие в своей жизни проходят их, оставаясь в чем-то им благодарными – за чувственность и за предупреждение об опасности.

Пилорама

Известная актриса Юлия Пересильд неожиданно для самой себя и коллег взялась за режиссуру. В своем родном городе Пскове, в Театре драмы имени Пушкина она решила осуществить давнюю мечту – поставить спектакль по рассказу Чехова «Каштанка», только на современный лад. В спектакле Пересильд Каштанка – это не собака, а… девушка. Из провинции она попадает в блистающий мир столицы, начинает выступать как актриса, но вдруг воспоминание о прежней жизни с жестоким хозяином снова возвращает ее в подворотню, к прежнему укладу и старым друзьям. Наверное, идея этого спектакля в том, что у каждого свое понимание счастья.

Каштанка

«Я совсем не позиционирую себя как режиссер, не думаю, что это какой-то мой новый путь в профессии, – рассказала Юлия. – Но это очень интересный опыт и для меня, и для молодых актеров псковской драмы. Они потрясающе талантливы, в спектакле им надо уметь многое: петь, пластично двигаться, быть убедительными в драматической игре. У них все получилось! Правда здесь, на «Радуге», они немного снизили уровень игры, может быть, сказался успех в Москве, на фестивале «Черешневый лес». Немного больше звездности почувствовали, чем надо. Но это даже и хорошо, теперь они лучше поймут, что уровень надо держать всегда, не позволяя себе расслабляться».

Каштанка

Вот такая женская режиссерская «Радуга» получилась – интересная, острая, неожиданная по своим идеям и воплощению.

ЕЛЕНА  ДОБРЯКОВА

18 июня 2018.
Текст: Елена Добрякова. Фото: Наталья Кореновская.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: , .

Сергей Курехин

По следам «Поп-механики»

Выставка к 65-летию Сергея Курехина проходит в центре его имени на Лиговском проспекте. Сергею Курехин — легендарная личность, один из главных петербургских героев конца ХХ века, гениальный композитор и пианист, создатель и руководитель уникального оркестра «Поп-механика», автор музыки к кинофильмам и основатель звукозаписывающей фирмы, организатор своего Центра космических исследований и собиратель кактусов, издатель и библиофил, которому в этом году исполнилось бы 65 лет.

Камерный театр "Круг"

Русская готика в театре «Круг»

Камерный драматический театр «Круг» на Касимовской улице, 5, в Санкт-Петербурге придерживается тех позиций, от которых все дальше отходят «большие», парадные театры, являющиеся культурным лицом Санкт-Петербурга, — это «психологический театр, во всем многообразии жанров исследующий жизнь человеческого духа». «Петербургский авангард» продолжает свой рассказ о небольших и мало известных театрах Северной столицы, притаившихся как в центре города, так и в самых отдаленных его уголках.

Радуга, ТЮЗ, Нора

«Радуга»: Много философии и особая эстетика

Международный театральный фестиваль «Радуга» оставил богатое послевкусие. В Петербурге много фестивалей, но «Радуга» — особый. В нем есть широкий спектр экспериментов и свободного режиссерского поиска. Санкт-Петербургский ТЮЗ проводит фестиваль уже в двадцатый раз. Старая афиша, встретившаяся у проходной «Красного треугольника», напомнила, с чего начинался фестиваль этого года. Со спектакля знаменитого англичанина Питера Брука «Узник».

Томас Азир

Томас Азир: самое главное в жизни — это делиться настоящим

23-й Международный фестиваль SKIF прошел на Новой сцене Александринского театра две недели назад. За хедлайнером — культовой группой Goblin — несколько потерялись остальные участники: берлинский дуэт CEEYS, британцы Blurt, Lau Nau из Финляндии, белорус Егор Забелов и другие. «Петербургский аванград» много лет поддерживает проекты ЦСИ имени Сергея Курёхина, и на этот раз корреспонденту агентства удалось в общей суматохе фестиваля не проглядеть очень неординарное и интересное выступление молодого нидерландского исполнителя Томаса Азира. Судя по реакции аудитории, его уже ждут здесь снова. Сразу после окончания своего очередного европейского тура Томас дал интервью нашему корреспонденту.

спектакль Нора

Номофобия по мотивам Ибсена

В рамках XX Международного фестиваля «Радуга», который на днях завершился в Петербурге, 23 и 24 мая состоялись показы спектакля «Нора, или Кукольный дом» Тимофея Кулябина. Швейцарский театр Шаушпильхаус играет спектакль уже полгода, и за это время критиками было написано множество противоречивых статей. Спектакль анализирует мультимедийное пространство современного человека, границы личного и общественного, а также готовность на поступок. На протяжении всего спектакля герои общаются с помощью мобильных телефонов, подчеркивающих огромное расстояние между близкими людьми.

Клаудио Симонетти

Клаудио Симонетти: Современные группы повторяют то, что Goblin сделал 40 лет назад

Итальянский композитор и клавишник Клаудио Симонетти прославился в первую очередь как автор музыки к культовым хоррорам Дарио Ардженто и Джорджа Ромеро. Недавно он посетил Россию вместе со своей собственной версией группы Goblin, которой в этом году исполнилось 44 года. Сегодня в ней нет никого из «золотого состава», кроме самого Клаудио. Однако это не мешает обновленному коллективу в свежих концертных аранжировках передавать напряженную атмосферу великих фильмов ужасов. Да и сам Клаудио не сидел в Goblin’е как привязанный — то уходя, то возвращаясь в группу, он успел сольно поработать с такими режиссерами, как Руджеро Деодато, Умберто Ленци, Лучио Фульчи и Ламберто Бава.