В Эрмитаже открыта выставка Якоба Йорданса

В Николаевском зале Эрмитажа открылась выставка «Якоб Йорданс (1593—1678). Картины и рисунки из собраний России», которая продлится до 26 мая. Жемчужиной коллекции стало знаменитое полотно «Оплакивание Христа», хранившееся в Александро-Невской лавре 225 лет и впервые покинувшее ее стены. Зрителям представлены картины всех жанров, в которых работал художник, и все этапы его творчества — с середины 1610-х до середины 1660-х годов.

Выставка Якоба Йорданса

Работы одного из самых значительных фламандских живописцев XVII века впервые выставляются в такой масштабной экспозиции. Искусствоведы отмечают, что собрать воедино все произведения Йорданса, принадлежащие музеям России, интересно, поскольку многие его работы в течение последних семи лет подверглись серьезной реставрации.

В Николаевском зале удалось собрать 19 картин и 31 рисунок, входящие в собрания Государственного Эрмитажа, Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина, Екатеринбургского музея изобразительных искусств, Нижегородского государственного художественного музея, Пермской государственной художественной галереи. В частности, 11 картин — из Эрмитажа, три из Москвы, две из Перми, одна из Екатеринбурга и одна из Нижнего Новгорода, а также 26 рисунков, хранящихся в Эрмитаже, и пять рисунков, хранящихся в Московском музее изобразительных искусств. Из Эрмитажа в конце мая выставка направится в Москву, где с 10 сентября по 24 ноября расположится в ГМИИ имени Пушкина.

В истории фламандского искусства XVII века Йорданс занимает особое место, входя вместе с Рубенсом и Ван Дейком в триаду великих исторических живописцев фламандской школы. За ним закрепилась слава «самого фламандского» художника, вероятно, из-за его большой любви к национальному быту, праздникам, пословицам и поговоркам. Однако искусство Йорданса отнюдь не исчерпывается изображением сцен национального быта и праздников. Он писал портреты, картины на библейские, евангельские и аллегорические сюжеты, а также на сюжеты из античной истории и мифологии; щедро вводил в свои композиции детали натюрморта и пейзажные фоны. Наряду с огромными полотнами, художник писал картины небольшого и среднего размера – кабинетные, поскольку они предназначались для украшения «кабинетов», как называли в то время частные коллекции разнообразных редкостей и раритетов.

Признаваемый современниками едва ли не лучшим колористом фламандской школы, Йорданс был еще и прекрасным рисовальщиком. Роль главного побудительного импульса в становлении молодого живописца принадлежала Рубенсу. Йорданс не был его непосредственным учеником, но в молодые годы имел тесную связь с мастерской прославленного главы фламандской школы. Отпечаток искусства Рубенса несут на себе обе ранние картины мастера, представленные на выставке, – «Автопортрет с родителями, братьями и сестрами» и «Апостолы Павел и Варнава в Листре».

В качестве моделей художник любил использовать конкретные лица. Чаще всего ему позировали его близкие: жена Катарина, дочери – Елизавета и Анна Катарина, сын Якоб, тесть, Адам ван Ноорт. Себя он тоже подчас вводил в свои композиции.

В 1640-е–1650-е годы после смерти Рубенса Йорданс стал «первым живописцем Антверпена». Загруженный заказами художник все чаще обращался за помощью к своим ассистентам и ученикам. Примерами сотрудничества Йорданса и его мастерской тех лет являются, в частности, две картины на евангельские сюжеты: «Апостолы Павел и Варнава в Листре» из Пермской Государственной художественной галереи и «Христос и самарянка у колодца» из Государственного художественного музея Нижнего Новгорода. Пермское полотно, представляет собой повторение, с некоторыми изменениями, одноименной картины Йорданса 1645 года, принадлежащей галерее Академии художеств в Вене. Что же касается картины из Нижнего Новгорода, в ее написании, возможно, принимал участие ставший живописцем сын Йорданса, Якоб Младший (1625 – после 1650).

На 1640-е – 1650-е годы также приходится большая часть исполненных Йордансом заказов для шпалерных мастерских. Черты, свойственные для его шпалер, такие как: четкие силуэты фигур, подчеркнутые крупными локальными пятнами цвета, декоративно решенный фон и ясное членение пространства на планы, – становятся характерными и для живописи мастера. Образцом подобного произведения может служить «Пир Клеопатры».

Йорданса любили и любят в России: его работы покупала Екатерина Великая, а за ней и многие вельможи-коллекционеры. Его полотна прижились в русских музеях и домах, и у них есть особая русская биография. Например, монументальное «Оплакивание Христа» Екатерина Вторая подарила Александро-Невской лавре. Фламандский стиль изображения Страстей с экзальтацией и, одновременно, с почти натюрмортом из орудий казни оказался вполне уместным в ритуальном пространстве православного храма, которое картина украшает уже несколько столетий. Присутствие картины на выставке – пример столь важного для всех диалога между музеем и церковью.

3 марта 2019.

Рубрика: Музеи / кино. Тэги: .

Дмитрий Пимонов

Дмитрий Пимонов: Фантазию творца ограничить невозможно

Дмитрий Пимонов — разносторонне одаренный человек и талантливый хореограф, начавший свой творческий путь со Школы-студии Ленинградского мюзик-холла. Он танцевал в Городском театре Лахти (Финляндия), сотрудничал с Компанией неоклассического танца Каталонии (Испания), с Академией танца Фернанды Каноссы (Португалия), Балетной труппой казино и телевидения острова Мадейра, работал в Театре танца «Эри» (Финляндия). В 2010 году он окончил Академию Русского балета имени Вагановой по специальности хореограф. Дипломной работой Дмитрия Пимонова стала музыкально-хореографическая сюита по мотивам сказки Гофмана «Шелкунчик и Мышиный король» — совместный спектакль Академии Вагановой и Нового японского филармонического оркестра в Suntory Hall (Токио).

Юрий Мамин

Юрий Мамин: Деньги на фильм мне дали питерские бандиты

В современной России у кинематографистов, отказывающихся обслуживать интересы власти, нет никаких перспектив, считает режиссер Юрий Мамин. Из России в США на прошлой неделе вместе с супругой актрисой Людмилой Самохваловой уехал известный кинорежиссер, автор культовых фильмов «Праздник Нептуна», «Фонтан» и «Окно в Париж» Юрий Мамин. Перед отъездом в интервью «Росбалту» он рассказал о причинах своего решения и о том, как устроена российская киноиндустрия.

Алла Шелест, с сайта Мариинского театра

Алла Шелест – трагическая фигура русского балета

Алла Яковлевна Шелест. Великая Алла Шелест. В этом году поклонники русского балета отмечают ее столетие. Легенды ходили об ее уникальном прыжке, шаге, стремительных вращениях. Но главное – она обладала неповторимым даром создания глубокого образа. Только так она подходила к каждой из станцованных ею партий. Масштаб личности балерины отражался в масштабе ее сценических образов. Ее можно назвать великой драматической и трагедийной актрисой. И сама она – трагическая фигура русского балета. Беда заключалась в отсутствии вокруг подлинной художественной жизни.

Борис Березовский

Горячий февраль Бориса Березовского

В Большом зале Петербургской филармонии февраль 2019 года выдался на редкость интересным. Состоялось несколько событийных концертов. «Петербургский авангард» посетил некоторые из них и решил рассказать своим читателям. Начнем с последнего — на сцене Большого зала выступил знаменитый пианист Борис Березовский, редкий гость в Санкт-Петербурге.

Марина Колдобская, предоставлено художницей

Марина Колдобская: Фрики украшают жизнь

Художник и журналист Марина Колдобская окончила ЛВХПУ имени Веры Мухиной. Входит в состав Товарищества «Свободная культура» и Культурного Европарламента. Марина Колдобская известна как участница первой в России женской арт-группы «Я люблю тебя, Жизнь!» (1991) и организатор женской арт-группы «Любимые люди» (1995).

ТЮЗ, режиссер Елизавета Бондарь

Во всем есть музыка

На Малой сцене Санкт-Петербургского Театра юных зрителей оперный режиссер Лиза Бондарь поставила драматический спектакль по повести известного писателя, обладателя множества литературных премий Евгения Водолазкина «Близкие друзья». Премьера постановки состоялась 6 марта, а 7 марта состоится второй показ. Приглашение на постановку в ТЮЗ молодого режиссера из Москвы Елизаветы Бондарь можно отнести к новаторству и поискам нового пути в разговоре с современным зрителем.