«Радуга»: Много философии и особая эстетика

Международный театральный фестиваль «Радуга» оставил богатое послевкусие. В Петербурге много фестивалей, но «Радуга» — особый. В нем есть широкий спектр экспериментов и свободного режиссерского поиска. Санкт-Петербургский ТЮЗ проводит фестиваль уже в двадцатый раз. Старая афиша, встретившаяся у проходной «Красного треугольника», напомнила, с чего начинался фестиваль этого года. Со спектакля знаменитого англичанина Питера Брука «Узник».

Радуга, ТЮЗ, Нора

Совершенно особая эстетика. Характерная для Брука пустая сцена, главное, работает свет. И несколько актеров создают большой мир. Они играют по несколько ролей. Много философии, много размышлений о себе, о своей жизни, о прощении, о наказании, которое мы устраиваем себе сами. Как добрая приправа — выдержанный юмор, легкий, ненавязчивый, в котором ничего не переперчено.

Питер Брук в свои 94 в отличной творческой форме, не исключался даже приезд его в Петербург, но в последний момент все же план изменили. Режиссер остался в Париже и общался со своими актерами через скайп. Таким же образом давал интервью журналистам. Выступивший сам автором пьесы, Брук умеет собрать отличную команду, которая счастлива работать с мэтром. Он подолгу репетирует, потому что для него важным остается процесс. Кажется, Брук не хочет расставаться со своим детищем, даже когда спектакль живет последние недели: после Петербурга «Узник» поехал в Германию и там проект закрылся.

"Узник" Питера Брука

Перед двумя показами в ТЮЗе актеры еще разучивали новые куски текста от Брука. Никто не в обиде – таков принцип работы режиссера – всегда творить. Актриса Хэйли Кармайкл, сыгравшая роль от автора, как и Брук, англичанка, считает себя и Брука пришельцами во Франции, где оба живут не один десяток лет.

«Благодаря этой роли я иногда просто чувствую себя Питером Бруком. Ощущаю его как близкого друга, который всегда с тобой. До меня эту роль играл мужчина, но Питер очень любит что-то менять в замысле, ему показалось, что женщина сможет привнести нечто новое в характер персонажа, — рассказала Хэйли. — Он учит нас иной раз помолчать. Мы же все разговорчивые, а уж когда чувства переполняют, то тем более. Питер говорит, ну давайте оставим все при себе и помолчим. Я почувствовала, как я сама менялась, пока работала над этой ролью. Возможно, еще и меняюсь. А все потому, что мы все время ищем ответы. А Питер побуждал нас искать вопросы».

Такой же поиск вопросов можно отнести и к спектаклю «Нора, или Кукольный дом» режиссера Тимофея Кулябина, который поставил самую знаменитую ибсеновскую пьесу в театре Шаушпильхаус в Цюрихе. Герои общались между собой в телефоне — через ставшие такими необходимыми в нашей жизни мессенджеры. И оказалось, что этот режиссерский прием необыкновенно точно отразил сегодняшнее неумение людей слышать друг друга.

Радуга, ТЮЗ, Нора

Тимофей построил мир героев почти в кинематографическом ключе: публика покадрово наблюдали их действия – сидение в кафе, занятия с детьми, стрижку Торвальда у парикмахера, репетицию тарантеллы Норы и постоянное, непрекращающееся общение через текст в смартфоне. А когда настанет время серьезного объяснения с мужем, когда на кон поставлены карьера, брак, любовь, вдруг становится понятно, что герои уже не могут говорить иначе, как только посредством гаджетов.

Феминистская тема – уход Норы из семьи – сплетается с реалиями современного технического века. Можно долго разбираться в режиссерских ходах и зрительских ощущениях. Одно ясно – напряжение в поисках вопросов не ослабевало на протяжении почти трех часов спектакля. Пожалуй, «Нора» — одно из самых сильных впечатлений фестиваля. К счастью, петербургские зрители поймали эту постановку на излете – после «Радуги» спектакль закончил свое существование.

Радуга, ТЮЗ, Мертвые души

Открытие для зрителя – театр из небольшого городка Лесосибирска Красноярского края. Там работают отличные артисты. В очень необычной постановке Олега Липовецкого «Мертвые души» три актера перевоплощались с неимоверной скоростью во все гоголевские персонажи, стараясь не повторяться в мимике и жестах. Кажется, все трое вполне могли бы стать кандидатами на съемки в голливудской ленте и посоревноваться с Джимом Керри или Биллом Мюрреем в эксцентричности. Пожалуй, не хватило в этом спектакле тишины, пауз. Создатели будто боялись ослабить внимание публики и чересчур старались. А это «чересчур» всегда чувствуется, отдает искусственностью. Но в целом работа отличная.

Радуга, ТЮЗ, Мертвые души

Эксцентричности было много и в спектакле лондонского театра Hunch, который поставил белорусский режиссер Владимир Щербань по роману Михаила Лермонтова «Герой нашего времени». Михаил Юрьевич, наверное, был бы только «за» современную интерпретацию его прозы, лишь бы это задевало, трогало публику. Но… здесь все было спорно. Обаятельные актеры очень старались: их персонажи срывали одежды, кружились в танце, ревновали, стрелялись на дуэли, плевали в зеркало. Много страсти. Княжна Мэри и Вера (одна актриса играла обе роли) слились в общий образ, который будто существовал по другую сторону пространства, не волновал, не увлекал. Однако приятно то, что англичане открыли для себя русского поэта-классика, который, вполне вероятно, имел шотландские корни.

Радуга, ТЮЗ, Герой нашего времени

Алексей Ледуховский в своей остановке в Русском театре Эстонии «Одна абсолютно счастливая деревня» по повести Бориса Вахтина, считающегося советской классикой, старательно вывел притчу о любви, которая зародилась у героев в канун Великой Отечественной войны. Муж погиб, но героиня продолжает общаться со своим любимым. А потом она встречает другого мужчину – немца, который остается в России после войны, так как его манит все загадочное и непонятное, и влечет его вот такая женщина с непредсказуемым характером, сильными эмоциями. И вообще ему интересно, что же это за народ такой, который его страна не победила. Притча очень сильная и мощная, и воплощение на сцене тоже сильное. Прекрасный текст тем не менее как-то диссонировал с декорациями, напоминающими яркую анимацию. Но таково режиссерское решение.

Радуга, ТЮЗ, Счастливая деревня

Примета этого фестиваля – обращение к памяти послевоенной. Об этом был спектакль «Близкие друзья» режиссера Елизаветы Бондарь по повести Евгения Водолазкина, поставленный в петербургском ТЮЗе. Взгляд на войну со стороны немцев, невозможность забыть тяжелое время и избавление от этой страшной памяти, которая корежит психику, только когда герои приходят к старческой деменции. Спектакль — камерный, и в то же время очень распахнутый общим человеческим проблемам, когда память о войне объединяет все стороны – и нападающих, и защищающихся. И каждый зритель как на ладони, «штучный», как соучастник действия.

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

В этом же контексте памяти о минувшей войне и спектакль «Жизни бумаги» из города Мец, в котором два француза рассказывают о том, как они нашли на блошином рынке семейный фотоальбом, в которой была запечатлена жизнь женщины, родившейся в Германии в1933 году. На одной из карточек была примета времени – нацистский флаг. Актеры захотели узнать об этой девушке, вышедшей после войны замуж в Бельгии, подробности. Стали находить имена и адреса людей, запечатленных на фотографиях.

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

Зрители видели и слышали вживую двух французов, могли наблюдать подробный процесс поисков на экране. И в этом внешне спокойном и последовательном документальном рассказе с визуальной частью было какое-то удивительно напряжение – напоминало игру квест, детективное расследование. Напряжение ни на секунду не ослабевало – хотелось с детским любопытством узнавать дальше, а что же найдут следопыты? Хотя никаких ошеломляющих открытий не было сделано, одно то, что об этих давно умерших личностях вдруг захотели узнать посторонние люди и привезти в Россию эту историю, заставляет по-новому ощутить родство всех людей на этой земле.

Радуга, ТЮЗ, якутский Гамлет

Завершал фестиваль спектакль «Мой друг Гамлет» режиссера Сергея Потапова из Саха академического театра. И это не явилось радужным финалом. Создатели вполне осознанно превратили шекспировскую трагедию в фарс. Бедная королева, кажется, была вечно обкурена. Гамлет маловат ростом и жалок. Офелия в прямом смысле постоянно выкаблучивалась. Лаэрт уж очень толст, до нелепости инфантилен. Все сцены были созданы будто для фотосессий – персонажи выразительны, нарочито театральны. Ну а появление призраков — китайских драконов — подчеркнуло значение Вильяма Шекспира для всех рас планеты, вывело спектакль еще на какие-то ассоциации и мысли.

Радуга, ТЮЗ, якутский Гамлет

Может, не бог, а бесы правят людьми? Реально ли вообще что-то поправить в этом безумном мире? И сам ли Гамлет сделал свой выбор – может быть, все за него решили другие? Режиссер из Якутии не оставил надежды на счастливый исход поисков героев шекспировской пьесы, такой, оказывается, актуальной для нас. Надежда кроется только в нас самих. И для себя самих.

ЕЛЕНА  ДОБРЯКОВА

8 июня 2019.
Текст: Елена Добрякова. Фото: Наталья Кореновская.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: , .

Юрий Смекалов

«Приют комедианта» совместит балет с драмой

В петербургском Пассаже открылась выставка «О чем молчит балет», которая предваряет премьеру нового спектакля хореографа Юрия Смекалова по сценарию Александра Цыпкина «Три товарища?». Показы пройдут 30 ноября и 1 декабря 2019 года, а также 21-22 января 2020 года. На спектакли этого года уже нет билетов, сообщил на открытии выставки директор «Приюта комедианта» Виктор Минков.

Коля Садовник на фоне своих картин

Коля Садовник: Во всеобщую методу счастья я не верю

Коля Садовник — петербургский художник, который работает в жанрах метафизической живописи, экспрессионизма, наивного искусства, эклектики и психореализма. Кроме того, он является основателем музыкального коллектива «Земля Сомнамбулы», выступающего в жанре психореализма уже более 10 лет на петербургской андеграундной сцене. Дебют состоялся летом 2017 года в Санкт-Петербургском Street Art Museum, где была выставлена философская семичастная работа «Зеленая комната» […]

Ирина Дудина

Ирина Дудина: Цель западной цивилизации — сокращение населения и тотальный контроль

Ирина Дудина известна как литератор, победитель первого петербургского слэма, автор множества поэтических сборников, культовой книги «Пение птиц в положении лежа», романов «Предводитель маскаронов», «Нежные и надломленные» и сборника «Богема с Невского проспекта». Ее стихи переведены на немецкий и английский языки. В частности, в Австрии в 2006 году была издана книга стихов билингва «Ад и рай».

выставка Константина Сомова в Русском музее

Поэзия линии и цвета

Выставка к 150-летию со дня рождения Константина Сомова (1869-1939) в Русском музее продлена до 17 ноября. На ней можно увидеть более ста пятидесяти работ из собраний Русского музея, Государственной Третьяковской галереи, Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина, Научно-исследовательского музея Российской Академии художеств (музей-квартира Исаака Бродского) и частных коллекций.

мюзикл Шелк, фото предоставлено пресс-службой Мюзик-холла

Мюзик-Холл в чувственном «Шелке»

На большой сцене театра «Мюзик-Холл» 18 октября 2019 года состоялась премьера мюзикла «Шелк», созданного по мотивам одноименного романа Алессандро Барикко. Это первая в России сценическая версия одного из самых популярных произведений современного европейского писателя в жанре мюзикла, красивая история о любви на фоне экзотичной Японии и изысканной Франции. Режиссер спектакля – Лев Рахлин.

Антон Танонов

Антон Танонов: Рад, когда рядом есть люди, которые вдохновляют

Музыка Антона Танонова снискала успех и популярность в России и за ее пределами. Продолжатель славных традиций Ленинградской-Петербургской композиторской школы, ученик классика современной музыки Сергея Слонимского, Танонов уже в самом начале своего творческого пути заявил о себе громкими премьерами своих сочинений. Неповторимый творческий почерк, необычный и смелый синтез идей академического искусства с технологией и принципами современной музыкальной жизни принесли Танонову небывалый для композиторов его возраста успех. Молодой композитор работает в разных жанрах: он автор произведений камерной, симфонической и электронной музыки. «Симфониетта» (2000), «In Techno и Самба» для симфонического оркестра (2003-2005), «25 мобильных прелюдий» для симфонического оркестра (2005), опера «Вий» (2005), рок-мюзикл «Вий» (2009), Концерт для синтезатора с оркестром (2008), балет «Шакунтала и Душьянта» (2008), Фантазия для сопрано и симфонического оркестра «Разлучница-зима» (2008-2009), Симфония (2009), балет «Похороны сардинки» (2011) – вот далеко не полный список произведений Танонова, исполненных в России, Австрии, Германии, Италии и США.