Превратности пензума в двух частях

Пожалуй, «Пензум» Жозефа Наджа — тот спектакль, который менее всего подходит под определение танца. Как, впрочем, и «Мокьюментари о современном спасителе» бельгийской труппы Ultima Vez. В обеих постановках движение — играет, скорее, вспомогательную роль. Но это не помешало включить их в программу фестиваля современного танца Open Look.

Жозеф Надж

«Пензум» — это перформанс чистой воды, или, как сказал его творец Жозеф Надж, — «художественное действие». Его вторым творцом стала Жоэль Леандр, знаменитая своими авангардными экспериментами контрабасистка, любящая творчество Владимира Волкова и Софьи Губайдулиной. Леандр дала «Пензуму» звук, ритм и свой голос.

«В основе моего самовыражения — движение и рисование. Жоэль выражает себя через музыку, и у нас получаются взаимодополняемые линии, которые и создают наш перфоманс»,  — рассказал Надж перед мировой премьерой своей постановки на Новой сцене Александринского театра.

Жозеф Надж

«У нас — тандем. Мы не можем существовать один без другого — находимся в постоянном диалоге», — отметила Леандр.

«Пензум» слово, сошедшее со страниц дневников Аттилы Йожефа, классика венгерской поэзии ХХ века. В них этот «гений боли», как его называли некоторые современники, изливал свою безумную душу, иногда доходя до бреда. Его творчество и несчастная судьба вдохновила Жозефа Наджа на перформанс.

«Йожеф Аттила — это один из первых поэтов, которого я узнал, еще когда был маленьким. И его поэзия жила во мне, пока не пришло осознание, что я должен что-то сделать в ответ», — пояснил Надж.

Жозеф Надж

Так же было и с масками, которые надеты на Жоэль и Жозефе во время представления. «Я шел как-то по рынку, увидел эту маску и не мог оторвать от нее глаз. Мне казалось, что она меня зовет. Мне нужно было ответить на этот зов. Оказалось, что маска — африканская, и я думаю, что это хорошо резонирует со смыслом спектакля, поскольку Африка — родина всего человечества», — пояснил мастер.

Собственно, сам перформанс вполне воплощает и смысл, и образ стихов самого Аттилы: «Сожжено/ лето давно./ Легли на обугленные комки/ тускло-серой золы мазки./ Земля замерла./ Поскребла/ острой ветки игла/ воздуха тоненькое стекло./ Чары безлюдья. Лишь серебрится/ ленты обрывок — ткани тряпица, —/ мертвою хваткой вцепившись в куст./ Вот так же на ветках-сучках бытия/ виснут обрывки чувств…».

Действо начинается с ритмичного движения руки с веером из металлических спиц на фоне белого полотна. В шуршание спиц по белой бумаге вплетается звучание инструментов Жоэль Лендр, которая то проводит смычком по странному металлическому столику, то постукивает по струнам контрабаса. Пространство заполняют звуки, с которыми вступает в резонанс пластика Жозефа Наджа…

Жозеф Надж

Пензум — обязательное задание сестер Парок, или богинь судьбы, дочерей Зевса и Фемиды. Это — определенное количество пряжи, да и сама пряжа, которую они должны были выткать: старшая — Клото — пряла нить жизни, младшая — Атропос — перерезала ее, когда наступала пора, определяемая средней — Лахезис.

Это — неизбежность, урок, который человек извлекает или нет, продолжая жить или бросаясь под поезд, как это сделал Йожеф Аттила. Хотя не известно, какой выход лучше: бесконечное счастье пребывания на Земле без цели или величайший дар, получаемый в награду за мучения.

Как говорил сам поэт, стихотворение — это казначейский билет, золотое обеспечение которого состоит в страдании. «У меня это обеспечение есть, причем — высшей пробы», — справедливо полагал он. И его невозможная любовь к психотерапевту Флоре лишь довершила то, что сделали раннее сиротство, нищета и душевный недуг.

«Невозможная любовь — это универсальное чувство. Все его переживали, или, по крайней мере, способны понять. Счастливые люди не пишут стихи. Их пишут поэты, которым не хватает воздуха», — уверен Надж.

В «Пензуме» — все универсально: и создающий андрогинный образ черный костюм, в котором угадываются шаманские одеяния и древнегреческие туники. И пространство — плотная чернота с эпицентром в белом квадрате, на котором свои угольные знаки пишет творец, сам ставший частью рисунка. В его руках — то ли копье, то ли спица, то ли перо, которым он высекает новый мир, а может быть — пронзает себя.

Восходящий в финале олень — многогранный и вроде бы жизнеутверждающий символ. Только это — мертвая голова, и солнце, которое он изображает на холсте, — черное. А Жоэль Леандр, точнее ее импровизация — это воздух, который замечаешь, лишь когда его не хватает.

Жозеф Надж

«Музыка основана на эмоциях, как впрочем и любое искусство. Она говорит о любви, о ненависти, о гневе. Это — самый простой и универсальный язык. Простой, но и ужасно сложный!» — говорит Жоэль.

Гений боли и его безумие вылились в движения Жозефа Наджа, в музыку и рисунок, в новый пензум, которых будет еще немало. «В моей жизни было очень много событий, которые меняли мое существование. Это не обязательно были какие-то произведения или люди. Иногда это было ощущение исторической обстановки, иногда — ощущение движения жизни, которая вдруг переворачивала все с ног на голову. И тогда мои постановки становились способом восстановить связь с миром», — рассказал Жозеф Надж.

Open Look

Гораздо дальше пошел в поисках связи с собой и миром хореограф Вим Вандекейбус и его актеры из Ultima Vez в абсурдном, а подчас и крайне издевательском «Мокьюментари о современном спасителе». Это, скорее, долгий философский разговор, чем танец.

На сцене — обитатели таинственного и странного убежища, попавшие в него из разных стран и времен. Все происходящее в этой их жизни — всего лишь игра. Они, как дети, изображают любовь и убийство, творчество и поиски смысла, психолога и пациентов, командиров и солдатов, деспотов и угнетаемых.

Open Look

Спектакль наполнен размышлениями о том, что такое Бог, любовь, искусство. Эпизоды перемежаются полуакробатическими этюдами, современными танцами, плясками дикарей, какими-то танцевальными оргиями и войнами… Странные персонажи развлекаются на всю катушку, потому что могут себе это позволить — они избранные, бессмертные. Смерть в их убежище невозможна, поэтому они могут умирать сколько угодно, доводя игру до страшной достоверности.

Но их спасение, а может быть и наказание — заслуга забытого всеми больного ребенка, настоящая смерть которого становится искуплением.

Open Look

В поисках смысла и дальнейшего способа существования обитатели вневременного пространства приходят к необходимости создания новой жизни — на свет появляется еще одно дитя. Актеры выходят к зрителям, неся благую весть, что это — только начало всего…

На этой жизнеутверждающей ноте на берегах Невы завершился девятнадцатый фестиваль современного танца Open Look, подаривший поклонникам авангардного искусства одиннадцать дней, наполненных спектаклями, танцами, красотой и общением с гениальными артистами.

ЮЛИЯ  ИВАНОВА

10 июля 2017.
Текст Юлия Иванова Фотографии предоставлены пресс-службой Open Look
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: .

Юрий Смекалов

«Приют комедианта» совместит балет с драмой

В петербургском Пассаже открылась выставка «О чем молчит балет», которая предваряет премьеру нового спектакля хореографа Юрия Смекалова по сценарию Александра Цыпкина «Три товарища?». Показы пройдут 30 ноября и 1 декабря 2019 года, а также 21-22 января 2020 года. На спектакли этого года уже нет билетов, сообщил на открытии выставки директор «Приюта комедианта» Виктор Минков.

Коля Садовник на фоне своих картин

Коля Садовник: Во всеобщую методу счастья я не верю

Коля Садовник — петербургский художник, который работает в жанрах метафизической живописи, экспрессионизма, наивного искусства, эклектики и психореализма. Кроме того, он является основателем музыкального коллектива «Земля Сомнамбулы», выступающего в жанре психореализма уже более 10 лет на петербургской андеграундной сцене. Дебют состоялся летом 2017 года в Санкт-Петербургском Street Art Museum, где была выставлена философская семичастная работа «Зеленая комната» […]

Ирина Дудина

Ирина Дудина: Цель западной цивилизации — сокращение населения и тотальный контроль

Ирина Дудина известна как литератор, победитель первого петербургского слэма, автор множества поэтических сборников, культовой книги «Пение птиц в положении лежа», романов «Предводитель маскаронов», «Нежные и надломленные» и сборника «Богема с Невского проспекта». Ее стихи переведены на немецкий и английский языки. В частности, в Австрии в 2006 году была издана книга стихов билингва «Ад и рай».

выставка Константина Сомова в Русском музее

Поэзия линии и цвета

Выставка к 150-летию со дня рождения Константина Сомова (1869-1939) в Русском музее продлена до 17 ноября. На ней можно увидеть более ста пятидесяти работ из собраний Русского музея, Государственной Третьяковской галереи, Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина, Научно-исследовательского музея Российской Академии художеств (музей-квартира Исаака Бродского) и частных коллекций.

мюзикл Шелк, фото предоставлено пресс-службой Мюзик-холла

Мюзик-Холл в чувственном «Шелке»

На большой сцене театра «Мюзик-Холл» 18 октября 2019 года состоялась премьера мюзикла «Шелк», созданного по мотивам одноименного романа Алессандро Барикко. Это первая в России сценическая версия одного из самых популярных произведений современного европейского писателя в жанре мюзикла, красивая история о любви на фоне экзотичной Японии и изысканной Франции. Режиссер спектакля – Лев Рахлин.

Антон Танонов

Антон Танонов: Рад, когда рядом есть люди, которые вдохновляют

Музыка Антона Танонова снискала успех и популярность в России и за ее пределами. Продолжатель славных традиций Ленинградской-Петербургской композиторской школы, ученик классика современной музыки Сергея Слонимского, Танонов уже в самом начале своего творческого пути заявил о себе громкими премьерами своих сочинений. Неповторимый творческий почерк, необычный и смелый синтез идей академического искусства с технологией и принципами современной музыкальной жизни принесли Танонову небывалый для композиторов его возраста успех. Молодой композитор работает в разных жанрах: он автор произведений камерной, симфонической и электронной музыки. «Симфониетта» (2000), «In Techno и Самба» для симфонического оркестра (2003-2005), «25 мобильных прелюдий» для симфонического оркестра (2005), опера «Вий» (2005), рок-мюзикл «Вий» (2009), Концерт для синтезатора с оркестром (2008), балет «Шакунтала и Душьянта» (2008), Фантазия для сопрано и симфонического оркестра «Разлучница-зима» (2008-2009), Симфония (2009), балет «Похороны сардинки» (2011) – вот далеко не полный список произведений Танонова, исполненных в России, Австрии, Германии, Италии и США.