Превратности пензума в двух частях

Пожалуй, «Пензум» Жозефа Наджа — тот спектакль, который менее всего подходит под определение танца. Как, впрочем, и «Мокьюментари о современном спасителе» бельгийской труппы Ultima Vez. В обеих постановках движение — играет, скорее, вспомогательную роль. Но это не помешало включить их в программу фестиваля современного танца Open Look.

Жозеф Надж

«Пензум» — это перформанс чистой воды, или, как сказал его творец Жозеф Надж, — «художественное действие». Его вторым творцом стала Жоэль Леандр, знаменитая своими авангардными экспериментами контрабасистка, любящая творчество Владимира Волкова и Софьи Губайдулиной. Леандр дала «Пензуму» звук, ритм и свой голос.

«В основе моего самовыражения — движение и рисование. Жоэль выражает себя через музыку, и у нас получаются взаимодополняемые линии, которые и создают наш перфоманс»,  — рассказал Надж перед мировой премьерой своей постановки на Новой сцене Александринского театра.

Жозеф Надж

«У нас — тандем. Мы не можем существовать один без другого — находимся в постоянном диалоге», — отметила Леандр.

«Пензум» слово, сошедшее со страниц дневников Аттилы Йожефа, классика венгерской поэзии ХХ века. В них этот «гений боли», как его называли некоторые современники, изливал свою безумную душу, иногда доходя до бреда. Его творчество и несчастная судьба вдохновила Жозефа Наджа на перформанс.

«Йожеф Аттила — это один из первых поэтов, которого я узнал, еще когда был маленьким. И его поэзия жила во мне, пока не пришло осознание, что я должен что-то сделать в ответ», — пояснил Надж.

Жозеф Надж

Так же было и с масками, которые надеты на Жоэль и Жозефе во время представления. «Я шел как-то по рынку, увидел эту маску и не мог оторвать от нее глаз. Мне казалось, что она меня зовет. Мне нужно было ответить на этот зов. Оказалось, что маска — африканская, и я думаю, что это хорошо резонирует со смыслом спектакля, поскольку Африка — родина всего человечества», — пояснил мастер.

Собственно, сам перформанс вполне воплощает и смысл, и образ стихов самого Аттилы: «Сожжено/ лето давно./ Легли на обугленные комки/ тускло-серой золы мазки./ Земля замерла./ Поскребла/ острой ветки игла/ воздуха тоненькое стекло./ Чары безлюдья. Лишь серебрится/ ленты обрывок — ткани тряпица, —/ мертвою хваткой вцепившись в куст./ Вот так же на ветках-сучках бытия/ виснут обрывки чувств…».

Действо начинается с ритмичного движения руки с веером из металлических спиц на фоне белого полотна. В шуршание спиц по белой бумаге вплетается звучание инструментов Жоэль Лендр, которая то проводит смычком по странному металлическому столику, то постукивает по струнам контрабаса. Пространство заполняют звуки, с которыми вступает в резонанс пластика Жозефа Наджа…

Жозеф Надж

Пензум — обязательное задание сестер Парок, или богинь судьбы, дочерей Зевса и Фемиды. Это — определенное количество пряжи, да и сама пряжа, которую они должны были выткать: старшая — Клото — пряла нить жизни, младшая — Атропос — перерезала ее, когда наступала пора, определяемая средней — Лахезис.

Это — неизбежность, урок, который человек извлекает или нет, продолжая жить или бросаясь под поезд, как это сделал Йожеф Аттила. Хотя не известно, какой выход лучше: бесконечное счастье пребывания на Земле без цели или величайший дар, получаемый в награду за мучения.

Как говорил сам поэт, стихотворение — это казначейский билет, золотое обеспечение которого состоит в страдании. «У меня это обеспечение есть, причем — высшей пробы», — справедливо полагал он. И его невозможная любовь к психотерапевту Флоре лишь довершила то, что сделали раннее сиротство, нищета и душевный недуг.

«Невозможная любовь — это универсальное чувство. Все его переживали, или, по крайней мере, способны понять. Счастливые люди не пишут стихи. Их пишут поэты, которым не хватает воздуха», — уверен Надж.

В «Пензуме» — все универсально: и создающий андрогинный образ черный костюм, в котором угадываются шаманские одеяния и древнегреческие туники. И пространство — плотная чернота с эпицентром в белом квадрате, на котором свои угольные знаки пишет творец, сам ставший частью рисунка. В его руках — то ли копье, то ли спица, то ли перо, которым он высекает новый мир, а может быть — пронзает себя.

Восходящий в финале олень — многогранный и вроде бы жизнеутверждающий символ. Только это — мертвая голова, и солнце, которое он изображает на холсте, — черное. А Жоэль Леандр, точнее ее импровизация — это воздух, который замечаешь, лишь когда его не хватает.

Жозеф Надж

«Музыка основана на эмоциях, как впрочем и любое искусство. Она говорит о любви, о ненависти, о гневе. Это — самый простой и универсальный язык. Простой, но и ужасно сложный!» — говорит Жоэль.

Гений боли и его безумие вылились в движения Жозефа Наджа, в музыку и рисунок, в новый пензум, которых будет еще немало. «В моей жизни было очень много событий, которые меняли мое существование. Это не обязательно были какие-то произведения или люди. Иногда это было ощущение исторической обстановки, иногда — ощущение движения жизни, которая вдруг переворачивала все с ног на голову. И тогда мои постановки становились способом восстановить связь с миром», — рассказал Жозеф Надж.

Open Look

Гораздо дальше пошел в поисках связи с собой и миром хореограф Вим Вандекейбус и его актеры из Ultima Vez в абсурдном, а подчас и крайне издевательском «Мокьюментари о современном спасителе». Это, скорее, долгий философский разговор, чем танец.

На сцене — обитатели таинственного и странного убежища, попавшие в него из разных стран и времен. Все происходящее в этой их жизни — всего лишь игра. Они, как дети, изображают любовь и убийство, творчество и поиски смысла, психолога и пациентов, командиров и солдатов, деспотов и угнетаемых.

Open Look

Спектакль наполнен размышлениями о том, что такое Бог, любовь, искусство. Эпизоды перемежаются полуакробатическими этюдами, современными танцами, плясками дикарей, какими-то танцевальными оргиями и войнами… Странные персонажи развлекаются на всю катушку, потому что могут себе это позволить — они избранные, бессмертные. Смерть в их убежище невозможна, поэтому они могут умирать сколько угодно, доводя игру до страшной достоверности.

Но их спасение, а может быть и наказание — заслуга забытого всеми больного ребенка, настоящая смерть которого становится искуплением.

Open Look

В поисках смысла и дальнейшего способа существования обитатели вневременного пространства приходят к необходимости создания новой жизни — на свет появляется еще одно дитя. Актеры выходят к зрителям, неся благую весть, что это — только начало всего…

На этой жизнеутверждающей ноте на берегах Невы завершился девятнадцатый фестиваль современного танца Open Look, подаривший поклонникам авангардного искусства одиннадцать дней, наполненных спектаклями, танцами, красотой и общением с гениальными артистами.

ЮЛИЯ  ИВАНОВА

10 июля 2017.
Текст Юлия Иванова Фотографии предоставлены пресс-службой Open Look
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: .

Рождество и Новый год

Театральные проводы 2019 года

Многие петербуржцы наверняка захотят провести 31 декабря 2019 года в приятной атмосфере театров, которые приготовили для взрослых и маленьких зрителей новогоднее меню на любой вкус — и веселое, и музыкальное, и романтичное, и задумчивое. Это касается не только больших залов и площадок, расположенных в центре города и всегда выглядящих респектабельно и празднично. Спальные районы Петербурга уже давно не отстают в стремлении к культурному и интеллектуальному досугу и не желают делать расслабляющий перерыв даже в главный праздник года.

Татьяна Семенова, реквизиторский цех Театра музыкальной комедии

Татьяна Семенова: Принесенные мной стаканы семь лет «работают» на сцене

В год 90-летия Театра музыкальной комедии, который совпал с Годом театра, «Петербургский авангард» знакомит своих читателей с театральными профессиями, представителей которых зритель не видит, но их слаженная работа за кулисами – залог успешного показа спектакля. Татьяна Семенова заведует реквизиторским цехом. Профессия реквизитора – одна из немногих в театре, которую не преподают ни в одном учебном заведении. Этому можно научиться только на месте. Главное – желание и хороший пример перед глазами.

Михаил Шемякин

Пикассо в диалоге с Шемякиным

До 5 апреля 2020 года в выставочном центре Михаила Шемякина на Садовой улице проходит необычная экспозиция — «Шемякин. Пикассо. Веласкес. Картины как модели. История трансформаций». Это еще один из способов великого художника современности совместить в познании мира и себя два подхода — научный и артистический. Мастера разных жанров и искусств обращаются к работам своих предшественников, чтобы получить вдохновение, воздать должное великому творцу или переосмыслить оригинал, а возможно — превзойти его. Обычно каждая индивидуальная реакция на старое произведение искусства представляет собой синтез намерений художника: зафиксировать, интерпретировать и учиться.

Костюмеры женской стороны. В центре - Маринэлла Лукинская

Маринэлла Лукинская: Артисты – существа не от мира сего

«Петербургский авангард» предлагает своим читателям историю Маринэллы Лукинской, заведующей женским костюмерным цехом Театра музыкальной комедии Петербурга. Мы продолжаем цикл интервью представителей театральных профессий, которых зритель не видит, но их слаженная работа за кулисами – залог успешного показа спектакля. В год 90-летия Театра музкомедии, который совпал с Годом театра, предлагаем захватывающие истории «бойцов невидимого фронта», которые обеспечивают безупречную и слаженную работу одного из самых ярких театральных коллективов на Итальянской улице.

Светлана Воронцова, помощник режиссера в Театре музыкальной комедии

Светлана Воронцова: Мне дали прозвище «Главная по чрезвычайным ситуациям»

«Петербургский авангард» продолжает знакомить своих читателей с театральными профессиями, представителей которых зритель не видит, но их слаженная работа за кулисами – залог успешного показа спектакля. В год 90-летия Театра музыкальной комедии, который совпал с Годом театра, предлагаем захватывающие истории «бойцов невидимого фронта», которые обеспечивают безупречную и слаженную работу одного из самых ярких театральных коллективов на Итальянской улице. Следующий рассказ — о Светлане Воронцовой, которая вот уже 22 года работает в Театре музкомедии помощником директора труппы, помощником режиссера.

Легенды ретро fm

Торжество вечной молодости

В Ледовом дворце 21 декабря 2019 года свое 15-летие отметил фестиваль «Легенды ретро FM», объединяющий звезд 1970-х, 1980-х и 1990-х. Шоу артистов, пик популярности которых пришелся на вторую половину прошлого столетия, состоялось при полном аншлаге, смешав безудержное веселье с легкой грустью и обманув время. В этот раз в «Легендах» приняли участие зарубежные звезды E-Type, Dschinghis Khan, Ottawan, Lian Ross, Lou Bega, Thomas Anders. Из отечественных исполнителей – Татьяна Буланова, Ирина Салтыкова, Игорь Корнелюк и Сергей Васюта.