Полина Виардо: Независимая дочь Европы

О Полине Виардо мы знаем не так много. В основном, плохое. Вспоминаем о ней в связи с именем Тургенева. В нашем сознании их жизнь и смерть переплетены. Виардо – черный человек великого русского писателя. Так привыкли считать, глядя на их многолетнюю связь глазами ревнивой тургеневской матери.

Полина Виардо

Заманила, обманула, половину жизни продержала возле себя. Тургенев видится русским Тангейзером, попавшим в грот к оперной Венере. Однолюб, растративший свою жизнь и талант на пустое томление в ее окружении. А она, бессердечная, трезво и расчетливо играла чувствами русского классика.

С кончиной Тургенева для нас умирает и Полина Виардо. Поэтому открывающая книгу Патрика Барбье сцена похорон французской певицы (на дворе 1910 год) сразу настраивает на совершенно иную историю. Виардо – не придаток к Тургеневу. Тургенев – затянувшийся эпизод из ее богатой на встречи и события жизни. Не более того. Он всего лишь один из многих, кто был пленен ее умом, ее талантами.

Наверное, это и раздражало многих биографов писателя, не желавших смирится с очевидным фактом: у каждого из них, у Тургенева и Виардо, была своя судьба. Искаженная оптика задавала пристрастное отношение к французской певице. Виардо то записывали в ученицы к Тургеневу, наставлявшему ее в артистическом искусстве, как это представлено в биографии Николая Богословского, то изображали стервой, откровенно манипулировавшей наивным классиком, как это делал в другом тургеневском жизнеописании Юрий Лебедев.

Неодобрительно писал о Виардо и Борис Зайцев в «Жизни Тургенева». Нехотя признавались ее таланты и слава, но всегда господствовал снисходительный взгляд. Ну кто она такая? Певичка. Артистка из театра. Иностранка (даже не определишь, не то испанка, не то француженка).

А она всего-навсего опередила свое время. Сильная, волевая, самостоятельная женщина. Устроившая жизнь по-своему, а не бездумно, по слабости, бросившая ее к ногам первого встречного. Отыскавшая баланс между разумом и чувствительностью, призванием и семьей. Личность. Все это, собственно, и выводит из себя. За неприязнью к Виардо, скрывается ресентимент по отношению к новой, нарождающейся эпохе, в которой женщина обретает свой голос.

Многим хотелось бы видеть Виардо исключительно в роли любовницы, жены, спутницы. А она посвятила себя искусству. Вместо привычной обывателю личной жизни – личный мир, или, что точнее, мир личностей. Гуно и Берлиоз, Сен-Санс и Вагнер, Жорж Санд, Флобер, Золя… Салон Виардо собирал не богему – он привлекал тех, кто не мыслил себя без музыки, без искусства. Чем? Свободой, открытостью, но главное – атмосферой дружбы и творчества. Вместо практикуемого тогдашними политиками культа прогресса и нации – разнообразие эпох и национальных традиций. Содружество культур. Соцветие талантов. И в центре – женщина, хозяйка.

Свобода и плюрализм, широта взглядов, неприемлемые для традиционного уклада, целый параллельный мир, образовавшийся вокруг Виардо, – вот что выводит из себя, вызывает неприятие. Поэтому за упреками в холодности, расчетливости, манипуляции, звучащими обычно в адрес Виардо, скрывается своего рода мужской шовинизм, мещанская зашоренность, глубокое неприятие того факта, что женщина не приложение к мужчине, что она сама может быть яркой индивидуальностью.

Полина Виардо

Поэтому книга Патрика Барбье о Виардо, несмотря на то, что она имеет строгий классический вид, предельно дистанцируется от копания в грязном белье, для кого-то может показаться почти скандальной. Это книга о женщине, прожившей свою жизнь.

Желание женщины быть личностью, а не чьей-то игрушкой – как такое можно спокойно перенести? Тем более что оно осуществляется на практике не в противовес чему-либо, не как форма протеста, а в виде разумной организации своей судьбы. То, что для нас не такое уж частое явление, тогда и вовсе диковина. Но это провозвестие будущей эпохи равенства, открытости, творчества, которое оказалось воплощено в Виардо и привлекало к ней почти весь цвет тогдашней европейской культуры.

Барбье, как и всякий биограф, влюблен в свою героиню. Поэтому идеализирует ее, избегая говорить об оборотной стороне ее самостоятельности (это почти всегда одиночество), о той цене, которую она заплатила за свою славу и таланты. В этом некоторый изъян книги. Жизнь Виардо не могла быть легка. Шепот завистников, непонимание современников, пресловутое мнение света. Уход со сцены, которая была смыслом жизни. Два с лишним десятилетия жизни после смерти любимого мужа и дорогого Тургенева. Но автор творит юбилейный панегирик, рисует восходящее движение от победы к победе, на пути которого лишь досадные препятствия в виде парижской оперной «мафии», не позволяющей певице блистать на Родине, неизбежные семейные трудности, трагические, а потому естественные потери любимых и близких, друзей.

И все же, история певицы многое говорит нам сегодня. За почти счастливой жизнью в искусстве можно усмотреть расхождение дочери новой Европы со своей эпохой. В политических разногласиях четы Виардо с современной им Францией, неуютном существовании в тени нежелающей сдавать свои позиции монархии – отражение вечного конфликта между интеллигенцией и бюрократией, демократизмом, интернациональностью подлинного искусства и имперскими замашками политиков.

Противостояние становится зримым и отчетливым особенно в эпоху войны между Францией и Германией в 1870-1871 годах, когда баден-баденское общество, собиравшееся у Виардо, вдруг оказывается разделено по национальному признаку. Вчерашние друзья в одночасье становятся врагами, артисты, путешествующие по миру и свободно живущие в разных уголках Европы – изгоями и беженцами.

Барбье подробно рассказывает о событиях из жизни артистки, ее концертной деятельности, особенностях тогдашней оперной сцены. Виардо – прекрасная певица, актриса, пианист и композитор, музыкальный педагог, она владеет многими языками. Страстная поклонница старинной музыки, сделавшая многое для ее возвращения на сцену, творческая личность, открытая всему новому, с легкостью принимающая живую развивающуюся музыкальную традицию от Моцарта до Рихарда Штрауса.

За перечислением и описанием достоинств очень хочется разглядеть сокровенного человека. Но внутренний мир Виардо остается за пределами книги. Впрочем, подобного рода погружение предполагает обращение к форме романа. Автор слишком деликатен и почтителен по отношению к своей героине. Слишком строг, последователен и академичен. И если некоторые жизнеописания порой напоминают джазовые импровизации, то книгу Патрика Барбье, несомненно, следует причислить к оперной классике биографического жанра.

Иван Тургенев

28 августа 2017.
Текст: Сергей Морозов.
Рубрика: Литература. Тэги: , .

Владимир Фейертаг

Владимир Фейертаг: Публика всегда довольна

Владимира Фейертага без преувеличения можно назвать легендой российского джаза. Он первым в нашей стране написал книгу о джазе на русском языке: она вышла в 1960 году в издательстве «Музыка». Но задолго до этого события он руководил эстрадными и джазовыми коллективами. С 1966 года организовал в Ленинграде и других городах (Рига, Ярославль, Одесса, Донецк, Великий Новгород, Горький) джазовые филармонические абонементы и фестивали. С 1978 по 1992 год был художественным руководителем и ведущим ленинградского джазового фестиваля «Осенние ритмы». В 1990 году создал Ассоциацию джазовых музыкантов и менеджеров «Интерджаз», с помощью которой проводил ленинградские фестивали «Открытая музыка», организовывал фестивали в Калининграде, Мурманске и Витебске, а также отдельные концерты зарубежных музыкантов.

Geek Picnic

Geek Picnic: секс, ракеты и будущее

С 18 по 19 августа в ЦПКиО имени Кирова на Елагином острове пройдет восьмой фестиваль технологий, науки и искусства Geek Picnic. Будущее отношений и секса, эволюцию ракет и космической одежды, нейроинтерфейсы и теорию струн обсудят интересные эксперты и участники фестиваля. «Петербургский авангард» рассказывает, что посмотреть и послушать на Geek Picnic в этом году в Санкт-Петербурге.

Будь с городом!

«Будь с городом!»: Как это было (фото)

В воскресенье, 5 августа, на Дворцовой площади петербуржцы веселились на фестивале «Будь с городом!». Концерт, игры и квесты проходили в поддержку благотворительных организаций Санкт-Петербурга. Лучше всех смысл названия-призыва раскрыл руководитель волонтеров организации «Мята» Антон Кашкаров: «Город — это не улицы и фонтаны, это, прежде всего, люди, которые его населяют. Будьте с городом — будьте городом». Ему вторит вице-губернатор Константин Серов: «Наш город, переживший многое, знаменит тем, что всегда считал боль других и своей болью».

Музыки мира

Кого слушать на фестивале «Музыки мира»

С 11 по 12 августа в Шереметевском дворце (Музее музыки) в третий раз пройдет этнический фестиваль «Музыки мира». Сердце фестиваля – это, конечно, этническая музыка в блистательном исполнении современных звезд этно-рока и этно-джаза. А вены и артерии – это материальная культура, окружающая традиционную музыку разных регионов.
Самый этнический уикенд лета раскинется в центре Санкт-Петербурга, на набережной Фонтанки, 34, сразу на трех площадках. На парадном дворе Шереметевского дворца с 14:00 до 20:00 зрителей ждут башкирская, киргизская и тувинская юрты, уроки каллиграфии, акварели, рисунков хной и работы со стеклом, а главное – встречи с мастерами, которые строят этнические инструменты.

Дмитрий Мирапольский

Дмитрий Миропольский: Для России секретные службы — основа основ

Дмитрий Миропольский уже заслужил прозвище Петербургский Дюма. В августе издательство «АСТ» выпускает его новую книгу — роман «American’ец», посвященный приключениям и кругосветному путешествию, пожалуй, самого знаменитого русского авантюриста начала XIX века графа Федора Толстого.

Захватывающее повествование об этом ярком и противоречивом персонаже российской истории написал автор бестселлеров последних лет, названный «Медиаперсоной 2017 года», лауреат Национальной литературной премии «Золотое перо Руси» Дмитрий Миропольский. Его роман «1916/Война и Мир» вошел в лонг-лист премии «Национальный бестселлер», а по книге «1814/Восемнадцать-четырнадцать» были сняты одноименный фильм и сериал. Роман «Тайна трех государей» победил в литературном конкурсе «Книга года: Сибирь – Евразия», и только за первые месяцы после выхода в свет эта книга разошлась тиражом более 160 000 экземпляров.

Дарья Павленко, стоп-кадр видео

Дарья Павленко: Лучший балет — тот, который репетируешь

28 июля 2018 года прима Мариинского театра, заслуженная артистка России Дарья Павленко танцевала последний балет в родном театре, после чего покинула труппу, в которую влилась в 1996 году. В 2004 году Дарья Павленко стала самой молодой примой Мариинки. На сцене этого театра она станцевала почти четыре десятка спектаклей.
В 2000 году балерина награждена призом «Душа танца» от журнала «Балет» в номинации «Восходящая звезда», а в 2001-м получила специальную премию музыкального жюри фестиваля «Золотая маска» — за исполнение партии Королевы снежинок в балете «Щелкунчик» Петра Чайковского.