Пьеро в городе Петра

В Россию впервые привезли работы одного из выдающихся итальянских художников и математиков. Лучшим местом для экспозиции оказался Петербург. Толпа гостей и репортеров теснилась у входа в Пикетный зал Эрмитажа. Путь им преграждала широкая лента. Директор музея Михаил Пиотровский произнес короткую прочувствованную речь о том, что давно мечтал о выставке Пьеро делла Франческа — шедевры этого мастера никогда еще не пересекали границы России. И вот, наконец, 11 картин и фресок, а также редчайшие рукописи из музеев Италии, Испании, Франции и частных коллекций представляются в Петербурге.

Пьеро делла Франческа в Эрмитаже

На открытии экспозиции выступил посол Италии и кураторы выставки с обеих сторон. Среди почетных гостей выделялся ростом и статью мужчина с лентой в цветах итальянского флага через плечо. Это был Мауро Корниоли (Mauro Corniоii) — мэр маленького тосканского города Борго-Сансеполькро. Того самого, где в 1412 году родился, долго жил и в 1492-м умер гениальный художник эпохи кватроченто Пьеро делла Франческа.

Фото с сайта inlovewithtoscana.com

Когда ленточка была перерезана, толпа закружила по залу, оформленному в духе романского собора, где в каждом приделе нас ждал шедевр художника. Люди останавливались у «Благовещения» из Перуджи, алтарных картин из Милана, мадонны Сенигалия и портрета юного Гвидобальдо да Монтефельтро из мадридского музея Тиссена-Борнемисы. И, конечно, возле двух фресок из Сансеполькро с образами святых Джулиано и Лодовико.

Фото с сайта inlovewithtoscana.com

Тут мы и поговорили с синьором Корниоли. Как истинный тосканец, он начал с шутки: «San Pietroburgo — означает город святого Петра. Значит наш Пьеро практически дома». А я удивила его другим совпадением: две недели назад мне довелось любоваться этими фресками на их привычном месте — в муниципальном музее Сансеполькро.

Оказалось, что Эрмитаж очень хотел привезти оттуда еще и замечательный алтарный триптих мастера, на котором в одном из героев художник изобразил сам себя. Но министерство культуры Италии дало разрешение только на Джулиано и Лодовико. Конечно, любому, кто знаком с творчеством Пьеро, ясно, что знаменитая фреска «Воскрешение Христа» никогда не покинет свой зал. Для города она очень символична, поскольку его название в переводе с итальянского означает «святая могила», «захоронение». Художник создал фреску для здания городского совета, и поначалу она располагалась на внешней стене, а потом, еще при жизни мастера, ее перенесли внутрь.

«Вы знаете, какая с ней связана удивительная история?» — спросил меня мэр и был доволен утвердительным ответом. После последней реставрации мы увидели фреску именно такой, какой она предстала когда-то перед знаменитым английским писателем-интеллектуалом Олдосом Хаксли. В своих путевых заметках он рассказывал, что специально приехал в «пыльный и крайне провинциальный Сансеполькро», чтобы полюбоваться «лучшей картиной мира». И действительно — словно в душу направленный строгий взгляд Спасителя, спокойная сила, которой проникнут его образ, стоят того, чтобы отправиться ради них в далекое путешествие.

Фото с сайта Wikipedia

Если бы книгу Хаксли в юности не прочитал другой англичанин — командир отряда морских пехотинцев Энтони Кларк, — мы, возможно, уже никогда не увидели бы «Воскрешение». В 1944 году Кларк корректировал огонь своей артиллерийской батареи по Сансеполькро, чтобы выбить оттуда немецкий гарнизон. После нескольких залпов Кларк вдруг вспомнил, откуда ему известно название этого тосканского городка — из книги Хаксли! Он тут же приказал прекратить огонь. Когда утром англичане заняли Сансеполькро, Энтони отправился в здание муниципалитета и увидел фреску. Вот как он описывал свои чувства: «Я поспешно вошел в двери, и вот она — невредимая и великолепная. Горожане уже начали обкладывать ее мешками с песком… Я поднял голову и посмотрел на крышу. „Один снаряд, — думал я, — и этого было бы достаточно, чтобы уничтожить творение, сотни лет восхищавшее мир“. Вот так обстояло дело. Иногда думаю: а как бы я себя чувствовал, если бы уничтожил „Воскрешение“? Да здравствует просвещение!» Чудесная история о том, как искусство противостоит войне. Синьор мэр рассказал, что именем Кларка названа улица в городе.

Пьеро делла Франческа

Хотя в свое время Пьеро делла Франческа был весьма востребованным и плодовитым мастером, а «первый искусствовед» Возрождения Джорджио Вазари называл его великим художником, в последующие века он оказался в тени таких гигантов, как Джотто, Леонардо, Микеланджело. Пьеро был как бы заново открыт в конце XIX века.

Как утверждает в своей книге «Сокровища Италии. Ренессанс» современный историк искусства Витторио Згарби, «полностью понять Пьеро делла Франческа стало возможно только в современную эпоху, и привели к этому не столько интерпретации критиков, сколько прозрения художников, которые уловили математический характер геометрического построения работ Пьеро, оценили его поиски в области перспективы и углов падения света». В общем, «внутренне метафизичный Пьеро делла Франческа оказал столь заметное влияние на искусство конца XIX — начала XX вв. что его можно с полным правом признать самым современным художником в истории искусства», уверен Згарби.

Пьеро работал по всей Италии — в Урбино, Ферраре, Ареццо, Римини, Болонье, Риме, но неизменно возвращался в родной город. В Сансеполькро он был одним из самых уважаемых граждан, членом городского совета. Утверждают, что сам в себе он больше ценил таланты математика и философа, чем художника. Родной дом Пьеро находится на одной улице с художественным музеем. Это здание — старый семейный дом, перестроенный в ренессансном стиле по проекту самого художника. Только в 1975 году дом выкупило итальянское государство под Фонд Пьеро делла Франческа, а в 2016-м там открылся музей.

Фото с сайта inlovewithtoscana.com

Что могло уцелеть в доме мастера за 500 лет? Только стены, потолок с типичной для Тосканы кирпичной кладкой, истертый каменный пол, массивные двери и ставни на окнах… Похожая картина и в других местах, где жили когда-то гении Возрождения: в доме подесты в деревне Капресе, в крошечной вилле среди олив на холме вблизи города Винчи, в особняке художника Джованни Санти в Урбино… Но мы все едем и едем туда, стремясь понять, что такое природа таланта, откуда в выросших здесь итальянских мальчиках Микеланджело, Леонардо, Рафаэло появился неукротимый гений. А может быть, место рождения и впрямь имеет значение?

«Знаете, — говорил мэр, шагая по Эрмитажу, — мы не стали заполнять дом предметами эпохи, раз уж не сохранились подлинные вещи Пьеро. Зато придумали эффектные интерактивные вещи, инсталляции, чтобы познакомить зрителей с математическими основами, которые присутствуют в его художественных работах. Сам Пьеро в оригинальной голографической проекции приветствует гостей».

Подтверждаю — мне в музее больше всего запомнился эффект соприкосновения с прошлым. Спускаясь по лестнице на нижний этаж, я услышала тихий голос: «Не могу согласиться с тобой, брат Лука…» В просторной комнате на стене при свете лампы колыхались две тени, словно кто-то вел неспешную беседу за игрой в шахматы. Доска с фигурами стояла на столе. Один голос принадлежал хозяину дома, второй — его собеседнику, монаху Луке Пачоли. Ты словно становишься свидетелем одного из их бесконечных разговоров о законах перспективы и гармонии.

Фото с сайта inlovewithtoscana.com

Пачоли тоже родился в Сансеполькро, подростком был отдан в мастерскую Пьеро делла Фроанческа. Правда, увлекся юный Лука не живописью, а математическими изысканиями учителя. Его считают одним из основателей бухгалтерского учета. Однако главные его работы — «Сумма арифметики, геометрии, отношений и пропорций» и «Божественная пропорция». Рисунки к трактатам Пачоли исполнил Леонардо да Винчи, с которым они служили в Милане у герцога Сфорца. Вот судьба у человека — выучиться у Пьеро и сотрудничать с Леонардо!

В 27 лет Лука постригся в монахи ордена франсисканцев и осел на время в родном городе. Пьеро даже нарисовал портрет Луки в виде святого Пьеро Мортира (Мученика) в монашеском одеянии на картине «Мадонна со святыми».

Пьеро делла Франческа

Пачоли закончил свою жизнь, как и его учитель, в родном Сансеполькро, изрядно поскитавшись по Италии, преподавая в разных университетах. Долгое время Лука Пачоли слыл плагиатором. Все тот же Вазари писал, что «недостойный монах Лука из Борго», воспользовавшись недугом учителя (Пьеро в последние годы жизни практически ослеп), опубликовал под своим именем его работы. Вазари был неправ. Пачоли ничего не крал, как и Сальери не травил Моцарта. Кстати, в Эрмитаже выставлены две рукописи и книга маэстро Пьеро по математике.

Восстанавливая справедливость, жители Сансеполькро установили мемориальную доску со словами: «Луке Пачоли, который был другом и советником Леонардо да Винчи и Леона Баттиста Альберти, который первым дал алгебре язык и структуру науки, который применил свое великое открытие к геометрии, изобрел двойную бухгалтерию и дал в математических трудах основы и неизменные нормы для последующих исследований. Население Сан-Сеполькро по почину исполнительного комитета общины, в исправление 370-летнего забвения, водрузило своему великому согражданину».

Фото с сайта inlovewithtoscana.com

Они так и стоят в родном городе — два памятника на одной улице. Лука — у монастыря, а Пьеро — напротив своего дома. Название петербургской выставки «Монарх живописи», кстати, тоже заимствовано у Пачоли. Так он именовал делла Франческа.

Фото с сайта inlovewithtoscana.com

Странно, но занимательно было обсуждать перипетии отношений двух живших 500 лет назад тосканцев в залах Эрмитажа, глядя в окна на заснеженную Неву!

Синдаго Корниоли хотел подарить Михаилу Пиотровскому книги о своем городе и, поскольку посольский переводчик был занят, обратился ко мне за помощью. Но Пиотровский принял книги и дал понять, что выражение искренних чувств на итальянском языке ему ясно и без моих стараний.

Зато я получила приглашение от мэра на летний турнир. И, надо сказать, очень обрадовалась, потому что во время поездки в Сансеполькро поняла, насколько это важное событие. Мы тогда зашли пообедать в ресторан гостиницы Balestra. За разговором хозяин — синьор Трикка — с гордостью сообщил, что его семья почти 400 лет участвует в традиционном турнире по стрельбе из арбалета между Сансепоьскро (Тоскана) и Губбио (Умбрия). Когда-то победителем соревнований выходил отец синьора Трикка, потом он сам недурно стрелял, теперь в турнире участвует внук. В ресторане на стенах висят старые арбалеты, фотографии, газетные статьи, посвященные этому празднику. И даже десерт украшают шоколадным напылением в виде арбалета. Представляете, каково это — несколько веков выяснять отношения с соседями? Действительно вековые традиции!

Пьеро делла Франческа

В Италии вообще тесно переплетаются люди и истории. Например, Пьеро делла Франческа много работал в Урбино по заказу герцога Федерико да Монтефельтро. Через тридцать лет этими картинами восхищался маленький сынишка придворного художника. Звали мальчика Рафаэлло. Мы знаем его как Рафаэля Санти. Кстати, символом выставки в Эрмитаже стал портрет юного Монтефельтро, будущего авторитарного правителя и покровителя Рафаэля.

Среди картин, хранящихся в Урбино, — «Идеальный город». По-моему, это прообраз нашего Петербурга — геометрически выверенного, а потому холодноватого и чуть надменного. Ну разве можно было найти более подходящее место для творений Пьеро делла Франческа в России?

Фото с сайта Wikimedia

Выставка «Монарх живописи» будет работать до 10 марта. Сходите, если еще не успели.

НАТАЛИЯ  СЕРГЕЕВА

Подробности о жизни Пьеро делла Франческа и городе Сансеполькро можно прочитать в блоге Inlovewithtoscana.

4 марта 2019.

Рубрика: Музеи / кино. Тэги: .

Реюнион

«Реюнион» совместит вкусное с научным

Санкт-Петербургский государственный университет — старейшее учебное заведение России, основанное в 1724 году — проведет 18 мая фестиваль «Реюнион». Огромная историческая территория первого университета в самом центре города будет открыта весь день для всех заинтересованных. «Реюнион’295» — это попытка переосмыслить академическое наследие университета за почти 300 лет. В честь юбилея СПбГУ Ассоциация выпускников университета расширила традиционную встречу до масштабов городского фестиваля. «Петербургский авангард» предлагает гид по «Реюниону».

Детская деревня в Пушкине, Молодежный театр, Дружим домами

«Детская деревня – SOS» на сцене и за кулисами Молодежного театра

Благотворительная организация в помощь детям-сиротам «Детские деревни – SOS» в день своего 25-летия, 13 мая 2019 года, собрала друзей под крышей Молодежного театра на Фонтанке и устроила грандиозный праздник. В начале своего пути австрийский социальный педагог и создатель концепции «Детской деревни – SOS» Герман Гмайнер говорил: «Если построим в Австрии хотя бы три Детские деревни, можем считать, что жизнь прожита не зря». Сегодня же более 550 «Детских деревень – SOS» существуют в 135 странах мира на всех континентах.

Ленрезерв

Живое сердце «Ленрезерва»

В праздничные дни, связанные с событиями Великой Отечественной войны, в Петербурге открылась масштабная выставка Патриотического объединения «Ленрезерв» (Феодосийская улица, 4). Когда оказываешься внутри, удивляешься, почему она работает так редко. Кажется, что здесь могли бы собираться толпы посетителей каждые выходные. Но возможно, это правильное решение. Тот факт, что запросто увидеть предметы «Ленрезерва», когда заблагорассудится, не получится, в корне меняет отношение к ним, заставляя присматриваться к каждой детали. Экспозиция воспринимается уже как личный опыт, момент, который необходимо прочувствовать и закрепить в памяти.

Нонконформизм в СПбГУ

Против течения: взгляд из недавнего прошлого

В эти майские дни в здании Двенадцати коллегий (Университетская набережная, 7/9, второй этаж, выставочный зал) проходила выставка графики из коллекции Музея современного искусства имени Дягилева Санкт-Петербургского государственного университета. Основную часть работ, представленных на выставке, собрала на рубеже 1980–1990 годов организатор Центра искусств имени Дягилева, а ныне – директор одноименного Музея современного искусства СПбГУ, профессор, заслуженный деятель искусств Российской Федерации Татьяна Юрьева.

шоу "Торук. Первый полет"

Торук — спаситель Древа жизни на Пандоре

Тех, кому довелось побывать на любом шоу канадского Cirque Du Soleil, можно считать счастливчиками — этот цирк всегда делает красочные представления, которыми невозможно не восхищаться. Теперь в сотрудничестве с Джэймсом Кэмероном, подарившим миру «Аватар», цирк сделал спектакль-приквел к картине.

Дом авиаторов

Они защищали балтийское небо…

Во Всеволожске открылся новый музей. Пока о нем широко не сообщается в СМИ. И все-таки он уже существует, но пока работает в тестовом режиме. Первый «десант» — члены общественного объединения «Дом музеев» — высадился здесь в конце апреля. Знакомство музейщиков с этим необычным домом подтвердило: такого, пожалуй, в музейной среде еще не бывало. Ведь Дом авиаторов — так называется филиал музейно-мемориального комплекса «Дорога жизни» во Всеволожске — это музей нового типа. Мультимедийная составляющая позволяет почувствовать себя свидетелем событий тех времен. Многое можно практически увидеть — вплоть до виртуального участия в тренировочном бою.