Падение Выборга

Туристический центр Ленинградской области, уникальный город с 700-летней историей уничтожается планомерно на протяжении десятков лет. Выборгу не повезло: он достался России в результате двух тяжелых войн — со шведами в 1788-1790 годы и с финнами в 1939-1940 годы. Теперь власти решили снести целый исторический квартал города, чтобы отстроить заново. Смета уже готова.

Выборг

Численность населения в нем такая же, какой была в 1939 году, — около 70 тысяч человек. Ежегодно Выборг посещают до миллиона туристов, в основном — россияне.

Это не самый старый город России, сообщает Росбалт. Зато на улице Красина находится самый старый жилой дом в стране (XVII век), а многострадальный исторический квартал № 17 — через дорогу. Там проходят улицы Крепостная, Красина, Красноармейская и Сторожевой Башни. Это его губернатор Александр Дрозденко распорядился снести. Семь домов двадцать лет назад находились в неплохом состоянии — в них даже жили люди. Сейчас от них осталось три… половинки. Квартал не огорожен и не охраняется.

Выборг

На Крепостной улице сохранились два дома — 15 и 15а. Их разрушили сверху, но остались нижние этажи. На Красноармейской — дом 10. Его сломали сбоку, уцелела лишь фасадная стена. Остальные здания по улице Красина и Сторожевой Башни можно увидеть только на сайте «Виртуальный Выборг» в виде 3D-моделей.

Дома на Крепостной покрыты штукатуркой. Здание на Красноармейской, до недавнего времени — склад завода «Электроинструмент» — построено из красного фигурного кирпича и украшено художественной ковкой. В советские годы его укрепили железобетонными блоками, разрушить которые так и не удалось. Говорят, эти блоки «держали» на себе не только один дом, но и весь квартал.

Выборг

Здания расселили в 1990-е годы. Затем инвестора заставили переложить инженерные сети. Потом у него кончились деньги. Потом он умер. Дома пустовали и ветшали. Администрация добилась по суду возвращения права собственности, но и у нее денег на восстановление не было.

В 2013 году дома решили снести. Поводом стало обрушение кирпичей с фасада на углу улиц Крепостной и Красина. На дореволюционном здании в советские годы надстроили дополнительный этаж, с него-то 23 апреля 2013 года и посыпались кирпичи. Снести решили не этот этаж, и не весь дом, а сразу целый квартал. Работа велась несколько дней, пока градозащитники не вмешались.

По данным НИИ «Спецпроектреставрация», дома были внесены в список вновь выявленных объектов культурного значения, а значит, сносить их нельзя. Возможно, губернатор был не в курсе. Сам Александр Дрозденко считает, что наилучшим выходом из ситуации будет снос и новое строительство.

Выборг

«В Петербурге есть несколько зданий со старой фасадной стеной и выстроенным за ней новоделом. Например, на Малой Морской, 23, и на Большой Морской, 56. Зато домов, которые были разрушены и вновь выстроены по старым чертежам, только на Невском пять штук. Но это неправильный подход. Я выступаю за то, чтобы в выборгских домах сохранили хотя бы фасады», — отмечает заместитель председателя петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кононов.

Выборгские дома активно скупались в лихие 90-е, затем новые владельцы понимали, что закон не предоставляет им право собственности — только аренду с большим пакетом обременений. Были предприниматели, которые намеревались перестроить старые здания в гостиницы, но после очередного кризиса от своих идей отказались. Выборг — не Петербург, туристы здесь, в основном, однодневные. Перестраивать дома под бизнес-центры и вовсе бессмысленно. Поэтому разрушающиеся здания здесь буквально на каждом шагу.

В планах губернатора — построить здесь новый театр на 600 мест. В единственном выборгском театре «Святая крепость» есть свой зал на 100 с лишним мест, но, к сожалению, аншлагов не наблюдается. Хотя труппа, говорят, талантливая.

Выборг

Есть в Выборге бывший кинотеатр «Мир», некогда — финский театр, который, по сути, простаивает. Он отреставрирован, там прекрасная акустика. Так что театральных площадок в городе и так достаточно.

Своих денег у Выборга нет: чиновники рассчитывают на транш от Международного банка реконструкции и развития. Но МБРР дает деньги только на социально-культурные проекты. Поэтому на вопрос, что будет в новом здании, ответ всегда один: «Музей, театр, галерея!».

В культурном пространстве можно было бы проводить знаменитые выборгские фестивали, но их становится все меньше. И потом, организаторы предпочитают настоящую средневековую обстановку или openair. Как в финской Савонлинне.

Выборг

Фестиваль электронной музыки Castle Dance, джазовый фестиваль «Серенады Выборгского замка», рок-фестивали «Люди», «Дверь в лето» и «Дети холмов», — все они закрылись. Запретили музыкально-ярмарочный фестиваль «Майское дерево», который мог стать нашим северным «Октоберфестом», — чиновники испугались, что молодежь будут спаивать медовухой.

И даже знаменитые рыцарские турниры — визитную карточку Выборга — в 2013 году пытались запретить. Александр Буянов, который в то время был мэром, а сейчас возглавляет Парк Монрепо, прямо сказал, что обиделся на реконструкторов: почему они двадцать лет проводят свои ристалища и ни разу не согласовали их с чиновниками. Чтобы ни у кого не возникало сомнений в справедливости властей, гражданам объявили, что фашисты и тевтонцы — это одно и то же. Потом турниры разрешили проводить, но только под крылом администрации. Реконструкторам это не нравится, и они собираются искать площадку в Эстонии.

Выборг

Всего в Выборге 300 исторических объектов, требующих ремонта. Например, недавно в ЦПКО обвалился пороховой погреб XIX века, сконструированный Эдуардом Тотлебеном. Еще в 1990-е годы один из местных бизнесменов пытался открыть в нем кафе, но не прошел чиновничьи препоны. Между тем в эстонском городе Тарту похожий погреб, только на сто лет старше, успешно используется как пивной ресторан. В 2010 году свинцовую крышу погреба разобрали и вывезли. Его больше ничто не защищало от дождя, и через пять лет он рухнул. Второй погреб, на котором крыша сохранилась, еще держится.

Выборг страдает не только от дождей. Двухтысячные годы — эпоха пожаров. Возле Фридрихсгамских ворот сгорело здание Кордегардии 1776 года. Памятник в 2013 году полыхал дважды. Чиновники ни разу не посетили дом после пожаров, но сами градозащитники организовали субботник и вывезли весь мусор.

Выборг

В 2014 году сгорел дом Теслеффа на берегу залива, вместе со своей знаменитой башенкой. В 2009-м — элегантный Дом Говинга на Крепостной. Судьба у него такая же, как у 17-го квартала: расселили, забросили, готовят к сносу. Дом Говинга, правда, еще и разграбили: там были потрясающие кованые ворота, перила, изразцы и паркет. Виновных в пожаре так и не нашли, а пожар был нешуточным: обвалились перекрытия с первого по четвертый этаж. Дом по суду вернули от инвестора городу и теперь будут искать нового инвестора. Возможно, найдут, ведь все обременения сгорели. Но, скорее всего, просто снесут.

На ремонт Часовой башни было выделено 4 млн рублей. Кое-что было сделано: починили трещину нижнего четверика. Как говорит журналист Андрей Коломойский, трещину набили строительным мусором, залили портлендским цементом, что категорически запрещено, и скрылись. Теперь возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество». Проверка установила несоответствие выполненных работ условиям госконтракта на сумму не менее 3 млн рублей.

Выборг

По словам Коломойского, многотомная Концепция восстановления, подписанная Минкультом РФ, тотально непригодна для реставрации. Так, в концепции по восстановлению Часовой башни указана необходимость реставрации каменных полов балконной части. Их не существует — ни полов таких, ни балконной части. Есть требование о рытье трех исследовательских шурфов 2 на 2 и на 3 метра для исследования культурного слоя и фундаментов. Башню в XV веке построили на гигантском гранитном валуне, то есть там вообще нет грунта, в котором можно рыть шурфы. Зато в предметы охраны не внесены часы, впервые появившиеся там в XVII веке. А также знаменитый колокол, подаренный городу императрицей Екатериной II и отбивавший до недавних дней городское время. Адрес башни перепутан: вместо Крепостной улицы указан Замковый остров.

Зато стоимость восстановления 300 объектов была подсчитана до копейки: 28,5 млрд рублей различных бюджетов. И подготовили смету буквально за месяц.

Выборг

Губернатор уверен, что новодел не отпугнет туристов, а Выборг не растеряет свою популярность: дескать, есть примеры европейских городов, где все так и произошло. Например, в Германии это Фрейденштадт, где заново отстроили дома XVI и XVII веков. Во Франции — Сен-Мало на берегу Ла-Манша и Жьен в Нормандии. Возможно, они популярны у немцев и французов, но в России про них мало кто знает. Но вот Варшаву и Дрезден, которые заново собрали по камешку, ежегодно посещают по 10 млн человек.

Те города были разрушены войной. Выборг пал в мирное время.

9 августа 2017.
Текст и фото: Нина Астафьева
Рубрика: Стиль жизни. Тэги: .

Римас Туминас

Римас Туминас: Я верю, что воображение творит

В середине февраля началось празднование столетия БДТ. Можно сказать, что одним из подарков к юбилею театра стали гастроли московского Государственного академического театра имени Вахтангова. Труппа начала гастроли на сцене БДТ в Санкт-Петербурге с «Евгения Онегина» 19 и 20 февраля. «Дядю Ваню» по Чехову публика увидит 21 февраля, а 22 февраля – «Ветер шумит в тополях» по пьесе современного французского драматурга Жеральда Сиблейраса. Завершатся гастроли премьерой спектакля «Фальшивая нота».

Александр Секацкий

Александр Секацкий о старости: Старуха Шапокляк — пример для подражания

Известный петербургский философ, доцент кафедры социальной философии и философии истории СПбГУ Александр Секацкий стал частым гостем на Квартирниках в информационном агентстве «Росбалт». Очередная встреча была посвящена философии возраста. Ученый рассказал о старости с точки зрения метафизики и философии, рассмотрев ее как жизнь внутри жизни. «Петербургский авангард» предлагает своим читателям некоторые интересные тезисы выступления.

Квартира

Удивительная и теплая «Квартира»

«Петербургскому авангарду» хорошо знакомы те театры и так называемые творческие пространства, которые стремятся выглядеть необычно и странно, фактически строя на этом весь свой художественный почерк. Однако помимо них существуют и те творческие объединения, которые не кажутся «не такими как все» — они таковыми являются на самом деле. В их основе лежит исследование ментальных расстройств, создание комфортных условий для духовного развития инвалидов и терапия с помощью творчества. Все это на практике представляет собой сложный, непрерывный и не всегда благодарный труд, хотя в медиа-пространстве инклюзивные проекты представлены как очень популярное современное веяние.

Марина Дмитриевская, предоставлено пресс-службой фестиваля "Пять вечеров"

Марина Дмитриевская: Все фестивали «Пять вечеров» мы проводили в долг

В Санкт-Петербурге 11 февраля завершился юбилейный театральный фестиваль «Пять вечеров». Он посвящен великому драматургу Александру Моисеевичу Володину, чье 100-летие пришлось на 10 февраля. К сожалению, создатели этого фестиваля объявили, что в этом году он прошел последний раз. О причинах столь печального решения «Петербургскому авангарду» рассказала арт-директор фестиваля Марина Дмитревская, главный редактор и директор «Петербургского театрального журнала».

Андреас Ланэ

Андреас Ланэ: Игровой культуре в России помог бы новый «Тетрис»

14 февраля — не только день Святого Валентина, но и неофициальный и при этом широко отмечаемый в профессиональном мире День компьютерщика. 14 февраля 1946 года впервые был продемонстрирован первый работающий электронный компьютер ENIAC I (Electrical Numerical Integrator And Calculator). В честь всех причастных к празднику «Петербургский авангард» публикует интервью с Андреасом Ланэ — президентом Европейской федерации игровых архивов, музеев и проектов по сохранению игр (EFGAMP), одним из основателей Музея компьютерных игр в Берлине — первой в мире постоянной выставки цифровой интерактивной развлекательной культуры.

Лючия Ди Ламмермур

«Лючия ди Ламмермур» — шедевр романтического бельканто

В конце 2018 года в Мариинском театре состоялась премьера оперы Гаэтано Доницетти «Лючия ди Ламмермур». В основе сюжета — романтическая трагедия Вальтера Скотта «Ламмермурская невеста». А сюжет этот, напоминающий «Ромео и Джульетту», меломелодраматичен: лорд Генри Эштон хочет выгодно выдать сестру за лорда Артура Бакло, в противном случае замок Эштона может вернуть себе сын его прежнего владельца Эдгар. Но Лючия влюблена в таинственного незнакомца, которым оказался тот самый Эдгар. Возлюбленный девушки должен уехать с поручением во Францию. Расставаясь, влюбленные клянутся в вечной любви (и, как обычно, в подобных случаях, жди скорой смерти).