Нездоровый символизм «Нашего Театра»

Все-таки перформанс, даже «музыкально-поэтический», — творчество совершенно не предназначенное для широкого круга зрителей. И ни в коем случае не потому, что среди них мало «глубоких» ценителей.

Наш Театр

Человек, желающий пойти в театр, а тем более — открыть для себя новые площадки и жанры, скорее всего, вполне культурно развит, чтобы отличить талантливую неординарность от банального надувательства, предлагающего искать в темноте отсутствующих черных кошек. А неспособная на это публика вообще предпочитает другие развлечения.

Для кого же тогда делается этот странный контент с неудобным названием? Ответ прост: для тех малочисленных поклонников, которые хорошо знают, чего от него ожидать, и идут на такие постановки не ради искусства, а ради собственного тщеславия, возможности поддержать при случае «умную» беседу и иногда просто по знакомству.

Наш Театр

По крайней мере, именно такое впечатление производит публика в Арт-подвале на проспекте Добролюбова — одной из площадок труппы «Нашего Театра».

Этот театр начал свою историю осенью 2000 года, благодаря выпускникам СПбГАТИ из класса профессора В. Петрова. Все эти годы художественным руководителем труппы остается Лев Стукалов, ученик Георгия Товстоногова, постановщик многих спектаклей в Театре драмы и комедии на Литейном, Молодежном театре, Театре Комедии имени Акимова, театре имени Веры Комиссаржевской, Учебном театре Академии театрального искусства.

Наш Театр

В репертуаре «Нашего Театра» можно увидеть как традиционные пьесы, так и различные эксперименты: мистерия, фарс, клоунада, сценическая фантазия, мюзикл и уже упомянутый музыкально-поэтический перформанс. Театр успел завоевать множество наград и номинаций на известных конкурсах — «Золотой софит», международный фестиваль «Добрый театр», фестиваль «Рождественский парад».

Но ни один театр не обходится без откровенных неудач, и в случае «Нашего Театра» ею стал перформанс «Поэзия Серебряного века», который можно увидеть на сцене Арт-подвала.

Наш Театр

Вся обстановка этого забавного уголка во дворе-колодце на Петроградской стороне пропитана домашним, каким-то свойским духом и производит куда более благоприятное впечатление, чем действие на сцене. Камерная экспозиция художницы Татьяны Рубановой, по совместительству супруги местного музыканта Николая Рубанова, любовно скомпонованный натюрморт из винтажных предметов, старенький магнитофон, обычная кухня, где каждый посетитель может налить себе чаю или кофе, — все это почти никого из пришедших на огонек не удивляет, что свидетельствует о том, что в основном собрались «свои люди», вероятно, друзья или близкие. Порой встречаются и щедрые гости, выставляющие для всех бутылку шампанского.

Наш Театр

Но вот у людей неподготовленных то, что произойдет дальше, может вызвать желание покинуть гостеприимный подвал раньше времени, если, конечно, они не журналисты-обозреватели. И, к слову, некоторые так и поступают.

«Наш Театр» откровенно позиционирует себя как театр-настроение, для которого важна не сюжетная линия, а эмоции, образы и окраски, как для джаза и блюза. Давно замечено, что под такой формулировкой можно просто прятать неумение рассказать что-то содержательное и интересное, но в данном случае отсутствие сюжета еще полбеды.

Наш Театр

Самое плохое труппа продемонстрировала тогда, когда взялась экспериментировать с поэзией Серебряного века, для которой сюжет тоже никогда не был главным. Одноименный перформанс показал, что скука, претенциозность и изобразительная скудость способны испортить любой материал и что хранить тайну и напускать на себя таинственный вид — принципиально разные вещи.

И беда уж точно не в отсутствии диалогов — любой номер из «Ледникового периода» на Первом канале, состоящий только из катания, звуков и декораций, был на порядок содержательнее данной пьесы, которая идет гораздо дольше.

Наш Театр

Собственно, держится она на передвижениях трех актеров по сцене под зачитывание артисткой Ольгой Павловой стихотворений Пастернака, Ахматовой, Цветаевой, Мандельштама, Волошина, Набокова, Анненского, Брюсова и что удивило — Арсения Тарковского, который с Серебряным веком был связан только тем, что мальчиком посещал поэтические вечера символистов. Похоже, что вычурность слога и мутность содержания для постановщика оказалась важнее культурной и исторической точности, и это сказалось на всем.

Наш Театр

Ведь что мы знаем об искусстве Серебряного века? Это эпоха столкновения мыслей, чувств и этапов истории и культуры, переоценки и сомнения, тайны и познания, контакта с мировой культурой, можно сказать — первых шагов к глобализации в лучшем ее виде, когда творцы стремились к высоким планкам, а не гнули всех под низкие. И конечно же, это время тревожного ощущения грядущей катастрофы, которое приобретало все более явственные очертания от произведения к произведению. Не случайно эти новаторы действовали на публику неоднозначно: кого-то смущал пессимистический настрой, а кого-то раздражали европеизированные манеры, тяготеющие к модерну и бросающие вызов традициям — одна любовь Зинаиды Гиппиус к брюкам чего стоила…

Наш Театр

Можно как угодно относиться к странным текстам, унынию декадентов и причудам именитых мастеров — к примеру, Александр Бенуа мог пригласить к себе на ужин саму императрицу Елизавету Петровну. Но нельзя не принять во внимание, что именно творчество этих чудаков стало толчком для знаменитых Дягилевских сезонов, открывших Западной Европе имена превосходных артистов, композиторов и художников сцены и сделавших тех настоящими мировыми звездами своей эпохи.

Новая культура говорила на языке образов, символов, мистицизма и вопросов мироздания, философии и космоса, причем поэты, поневоле ставшие соавторами «Нашего Театра», говорили еще и на утонченном и высоком русском языке. И такой же тонкости они были бы вправе требовать от всех, кто решил как-то воплотить этот материал.

Наш Театр

Но авторы перформанса пошли иным путем. Если рассмотреть их изобразительный язык, может показаться, что они и вовсе перепутали Серебряный век с авангардом и должны были читать нечто вроде легендарного «Дыр бул щыл», принадлежащего перу Алексея Крученых — основателя «заумного языка». Вместо обещанной «живой музыки» — невнятный гул, вместо пластики — конвульсии, вместо игры — гримасы. И заявленного «настроения» тоже в итоге не получается.

Надо отдать должное: что-то от символизма и декаданса во всей этой какофонии угадывается — белые наряды юношества меняются, очевидно, на алый цвет страстей и конфликтов, а затем — на черный, символизирующий увядание и потери, мистику нагнетают маски и зеркала, отсылки к балам и корриде, зловещие звуки.

Наш Театр

Но это все обрывки, никак не складывающиеся в цельную картину, которой, впрочем, вряд ли возможно было добиться в перформансе. Это тот жанр, который предполагает только самопрезентацию и самолюбование автора, но никак не рассказ о том, что заявлено в теме и названии.

Поэтому если кого-то сбили с толку слова «музыкально-поэтический» и он ожидает увидеть в Арт-подвале мюзикл, моноспектакль или литературно-творческий вечер, то следует иметь в виду: ничего подобного не будет. Перформанс есть перформанс, и под него с равным успехом можно зачитывать любой текст. И если вы просто любите поэзию Серебряного века, вам точно лучше еще раз ее перечитать.

Наш Театр

26 сентября 2017.
Текст и фото: Людмила Семенова.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: .

Григорий Козлов

Актеры и режиссеры о Григории Козлове молвят слово

В 2020 году художественному руководителю Санкт-Петербургского театра «Мастерская» Григорию Михайловичу Козлову исполняется 65 лет. «Петербургский Авангард» вместе с «Мастерской» собрал смешные и трогательные истории о Мастере.

Виктория Исакова

Российские сериалы, которые мы ждём в 2020 году

Нынешний год обещает широкий выбор разноплановых многосерийных проектов, затрагивающих и страницы давней истории, и нынешнюю реальность. «Петербургский авангард» рассказывает об отечественных сериалах, которые должны выйти в 2020 году.

Григорий Козлов

В театре не должно быть духа соревнования. Цитатник Григория Козлова

В этом году художественному руководителю Санкт-Петербургского театра «Мастерская» Григорию Михайловичу Козлову исполняется 65 лет. Свой первый юбилей — 10 лет — в 2020 году отметит и сама «Мастерская». «Петербургский Авангард» сердечно поздравляет Григория Михайловича и публикует десять цитат Мастера о театре и не только.

Книги 2020

Книги с петербургской пропиской

Петербург для художественной и научно-популярной литературы — тема неисчерпаемая. Ежегодно выходит несколько десятков книг, посвященных городу. Автор «Петербургского авангарда» узнал, чего стоит ждать преданным читателям в 2020 году. Представляем вашему вниманию книги про Петербург, произведения петербургских авторов, и романы, действие которых происходит в Петербурге.

Оскар

«Паразиты» в топе

Фильм «Паразиты» завоевал четыре «Оскара» в главных номинациях. «Петербургский Авангард» размышляет об итогах премии.

Василий Соловьев-Седой

Василий Соловьев-Седой: Сейчас я бы не рискнул выйти и два часа читать Бродского без музыки

Внук советского классика, артист художественного слова Василий Соловьев-Седой рассказывает «Петербургскому Авангарду» о метаморфозах этого жанра, изменении театрального ландшафта и зрительского восприятия. Владимир Соловьев-Седой 12 февраля прочитает на Квартирнике несколько «зимних» произведений Александра Пушкина, Бориса Пастернака и Давида Самойлова.