Михаил Шемякин — о разрушении Петербурга и санкциях

Михаилу Шемякину 4 мая исполняется 75 лет. Он родился в Москве, но считается петербургским художником. Россия и США с полным правом могут назвать его своим. Ему довелось побыть советским гражданином и увидеть падение режима. Лауреат Государственной премии Российской Федерации, народный художник Кабардино-Балкарии, народный художник Адыгеи, почетный доктор ряда высших учебных заведений мира встретился с петербургскими журналистам и рассказал о предстоящих выставках, отношении к архитектуре Санкт-Петербурга, санкциям и современным художникам.

Михаил Шемякин

О готовящихся выставках

К юбилею я специально не готовился, просто совпало так, что пять лет я вел переговоры с Музеем современного искусства в Москве, директором которого является Василий Церетели.  Там пройдет выставка «Тротуары Парижа», которая состоялась в 2013 году в Мраморном дворце в Северной столице. В Первопрестольной я не выставлялся примерно 20 лет.

В ноябре будет открыта моя большая выставка, где я впервые покажу свои цветовые конструкторы. Зритель сможет комбинировать абстрактные элементы конструктора, создавая что-то свое. Детям, наверное, это тоже будет интересно.

Кроме того, русская публика увидит работы, которые еще никто никогда не видел: например, целый зал займут произведения под общим названием «Гербариум». Я очень много лет работаю с засушенными листьями, цветами, и делаю приблизительно то, что было представлено на петербургской выставке «Тротуары Парижа».

Михаил Шемякин

В этой технике пока работаю только я: по ночам фотографирую мусор на тротуарах — скомканные бумажки, пролитую краску, подтеки на стенках. Затем распечатываю снимки на офортной бумаге и прорисовываю, стараясь оставить оригинал почти нетронутым.

Натуру я ищу обычно ночью, потому что днем окружающие люди обращают на меня внимание и начинают выяснять, почему я фотографирую мусор. Я с женой, Сарой, проходим иной раз 10-15 километров, собирая уникальный материал. Из никчемных, казалось бы, вещей рождаются интересные серии: «Театральная», «Образы смерти», «Гражданская война» и другие.

Я работаю над театральными проектами. Сейчас завершается работа над сценарием и музыкой к детскому мюзиклу про влюбленного крысенка. Первое рабочее название — «История Машеньки, Щелкунчика и крысенка Фреди». Это будет очень потешная история, которую я надеюсь показать в Санкт-Петербурге. У меня уже готова масса рисунков, которые войдут в одноименную книжку для детей. Надеюсь закончить ее в этом году.

Михаил Шемякин

Кроме того, идет подготовка моей научной выставки — «Забинтованная фигура», которая откроется в помещении моего фонда на Садовой улице в Санкт-Петербурге (18 мая — 17 июня). Я занимаюсь этим исследованием более полувека. Его основой стал анализ и классификация образов, собранных в книгах по искусству, журналах, каталогах, фотографиях, гравюрах. Образы связаны с забинтовыванием, упаковыванием, связыванием людей и животных. В экспозицию войдут до 600 изображений: от египетских мумий — до русских икон. Думаю, что это будет одна из интереснейших выставок, которая покажет, когда это было ритуалом, когда становится болезнью, когда необходимостью…

О книгах и талантливых женщинах

Я, как профессор Академии Штиглица, уже не первый год преподаю студентам. Сейчас у меня очень талантливая группа, которую я перетащил из Воронежа. В основном у меня обучаются девушки, и только один студент — представитель мужского пола. Потому что женщины в ходе конкурса среди абитуриентов показались мне более талантливыми.

Я готовлю две книги — надеюсь, удастся сделать это к предстоящим выставкам. Одна из них посвящена русскому языку. Я занимаюсь возрождением старых русских слов. Не секрет, что сейчас русский язык беднеет, и я работаю над русскими народными говорами: разделяю все слова по категориям — еда, одежда, характер человека и так далее. Естественно, я делаю рисунки, определяющие эти слова и понятия. Получается своеобразная азбука, состоящая из слов и рисунков. Конечно, она будет интересна детям.

Второй мой литературный проект — сборник загадок. Я много лет работаю с книгой Дмитрия Садовникова «Загадки русского народа» — делаю к ней иллюстрации. Этими двумя книгами я очень дорожу. Надеюсь, что первые издания увидят свет в ноябре 2018 года.

Михаил Шемякин

О войне санкций

Конечно, санкции отражаются на людях искусства — я лучше знаком с миром художников, поэтому буду говорить о них. Я переехал во Францию, потому что из Парижа летать в Москву и Санкт-Петербург ближе, чем из США.

Во Франции я не работаю с галереями или торговцами картинами. Но есть моменты, связанные с самим бытием, которые негативно отражаются на нашей жизни именно из-за санкций. У нас возникают очень сложные проблемы с банками, например. Там говорят, что они не хотят работать с русскими деньгами.. Русские деньги — всегда под подозрением. И таких досадных недоразумений сколько угодно. Эти мелочи очень отягощают жизнь.

Что касается изобразительного искусства, то вместо того, чтобы показывать наши достижения, мы иногда отказываемся от серьезных экспозиций, потому что в нашем богатом государстве нет средств. Запад не знает таких живописцев, как Тышлер, Лабас. Один из недавних примеров — в Риме организовали выставку моего любимого художника Александра Дейнеки, и успех был головокружительный. Сейчас отношение к школе соцреализма — довольно критическое и презрительное. Он ассоциируется с квасным патриотизмом. Но на самом деле в Советской России творили многие честные художники — такие, как графики Фаворский, Митрохин, Кравченко или живописцы Тышлер, Лабас и тот же Дейнека. Если бы они жили на Западе, то они были бы очень известны.

Париж — город довольно сложный, но там проходят уникальные выставки. Я думаю, что если бы мы там регулярно показывали наших художников, то отношение к России было бы другим. Ведь в Европе даже русских художников восемнадцатого века не очень знают, а у нас были такие гениальные мастера, как Рокотов, Аргунов. Там знают в основном русский авангард — Малевич, Кандинский и все. Во многом мы должны винить сами себя.

Михаил Шемякин

О краже в Русском духовном центре в Париже

Это была прекрасная идея партриарха — создание Русского духовно-культурного центра в Париже, напротив Эйфелевой башни. Но выставочное помещение там ужасное. Я там выставлялся, и три мои работы был украдены, хотя там на входе людей обыскивают, как в аэропорту. Я спросил охрану о видеонаблюдении, которое должно было зафиксировать все, что происходит в выставочных залах. Мне ответили, что каждый вечер видео стирается. Картины так и не нашли.

На самом деле разумнее и важнее было бы организовать хорошую экспозиционную площадку, на которой могли бы выставляться русские художники. Это работало бы на имидж России, поскольку западная публика могла бы знакомиться с творчеством русских мастеров и больше узнавать о нашей стране.

К тому же такая площадка могла бы дать шанс для многих современных художников России. Например, я знаю многих прекрасных живописцев в Магадане, Красноярске, в русской глубинке. И у этих мастеров нет возможности показать свои работы широкой публике. А их нужно показывать, потому что они работают на очень серьезном международном уровне.

Михаил Шемякин

Об уничтожении планеты Земля

Любой здравомыслящий человек понимает, что есть какой-то высший разум. Для художника очень важен духовный мир, которым мы занимаемся и изучаем. Я слабо верующий человек, потому что в Библии сказано, что если у тебя вера величиной с горчичное зерно, ты можешь передвигать горы. А я даже вилку не могу передвинуть, но тем не менее я считаю, что я принадлежу христианской церкви. Она учит, что у человека есть душа, что есть ад и рай.

Я тоже пытаюсь понять, что из себя представляет человек. Пока мне кажется, что мы, люди, из себя представляем довольно мерзких и глупых существ. Потому что Бог дал нам подарок: наша Земля — это рай. Но человечество медленно, но верно превращает планету в чистилище. Мне кажется, что наших соборах надо молить Бога о прощении за то, что мы изгадили его подарок, пинаем своим грязным башмаком чрево Матери-природы, убивая животных, уничтожая леса. Мы истребляем нашу среду обитания. Наше духовенство должно говорить об этом, а не о том, что не надо ходить на митинги на Болотной площади.

Михаил Шемякин

О Бродском, Гранине и разрушении Санкт-Петербурга

Сборник стихов Иосифа Бродского я постоянно таскаю в кармане, и иногда мне кажется, что это не Бродский написал, а я. Может, потому, что мы жили в одно время в одном городе, может — потому что у нас схожие судьбы… Я когда был арестован и выслан, ровно через два месяца выслали Бродского. Это была большая операция, которую придумал Андропов. Соответствующие документы нашел мой друг Владимир Буковский, полжизни отсидевший в лагерях. Он разыскал письмо Андропова в ЦК КПСС, что в ближайшее время нужно начать очистку духовного пространства СССР и выслать за рубеж представителей творческой интеллигенции, которые отравляют своими гадостями души людей. Фактически это был второй «философский пароход».

Я жил в Ленинграде в то время, о котором мой любимый поэт написал в знаменитом стихотворении «Греческая церковь»: «Теперь так мало греков в Ленинграде, что мы сломали Греческую церковь, дабы построить на свободном месте концертный зал». Я лично наблюдал, как взорвали собор на Сенной площади. Я писал белые ночи в четыре часа утра, из моего окна был виден Исаакиевский собор, а правее находились купола Сенного собора, с которых уже сняли кресты. И вдруг вздрогнули окна, и на моих глазах Сенного собора не стало. Купола медленно ушли вниз, и появилось громадное дымное облако. Я жил в то время, когда уничтожали Санкт-Петербург беспощадно.

Михаил Шемякин

Но я был хорошо знаком с писателем Даниилом Граниным, который в одной из своих статей написал, что Ленинград от Блокады столько не пострадал, сколько от новых русских. Они стали просто истреблять исторические здания в городе. Например, госпожа Матвиенко уничтожила столько, что ее место — на скамье подсудимых, а не по правую руку от президента РФ. При Матвиенко новорусские охламоны стали сносить целые кварталы.

Дай волю этим торговцам, безграмотным богатеям, и через некоторое время от города не останется камня на камне. Петербургская сокровищница архитектуры могла бы привлекать миллионы туристов — это такое же золотое дно, как Венеция. И мы это чудо уничтожаем: я вижу, как наш город потихонечку разрушается. А торговцы живут идеями денег, для них не существует ни Санкт-Петербурге, ни культуры, ничего.

Михаил Шемякин

О современной архитектуре

Я очень люблю современную архитектуру и считаю, что она должна быть. Но в этой связи хочу вспомнить наш конфликт с главным дирижером Мариинского театра Валерием Гергиевым. Мы очень дружны не один год, Валерий — гениальный режиссер, а я восемь лет проработал в Мариинском театре. Но я одним из первых выступил против Мариинки-2, то есть — не против самой идеи, а против проекта. Я считаю преступлением то, что силуэт Мариинского театра загородила эта жуткая коробка (Мариинка-2). Пространство возле исторического здания театра испорчено бездарной архитектурой.

Я признаю, что современная архитектура может быть изысканной и уникальной, но нельзя в центре Парижа или Санкт-Петербурга сносить памятники архитектуры. При помощи искусства мы ищем гармонию. Как бы мы не уверяли себя, что актуальное современное искусство — замечательно, все равно внутри любой человек понимает, где гармония, которая нужна душе, а где произведения, которые вызывают отторжение.

Михаил Шемякин

О Доротее и гибнущих в Сирии солдатах

Моя дочь Доротея умерла от алкоголизма, она была очень больным и несчастным человеком. Мир потерял очень большого художника, и я это говорю не потому что я отец. Доротея была действительно очень необычным мастером. Сейчас я работаю над ее книгой, готовится выставка. Она очень много работала над книжными иллюстрациями: например, сделала сорок рисунков к «Голему» Густава Майринка, сколько же — к «Чуме» Альбера Камю. У нее очень интересные иллюстрации к рассказам Юрия Мамлеева. Все это я хотел бы издать.

При этом она была великолепным скульптором. Доротея — очень трагичный, интересный художник. Конечно, это очень страшно и неестественно, когда родители хоронят своих детей.

Я еще до этой личной трагедии создал Комитет по спасению русских солдат, воевавших в Афганистане. Главной моей целью было — вернуть детей их матерям. Я посещал эту страну, чтобы договориться с местными властями об освобождении наших пленных ребят. Сейчас наши молодые солдаты погибают в Сирии. Очень сочувствую их матерям, хотя что значит наше сочувствие, когда родители теряют своих детей. Восполнить эту потерю невозможно.

Михаил Шемякин

О советской власти и короткой памяти

К сожалению, у россиян — короткая память. Но и тех людей, которые тоскуют по советской власти, я очень хорошо понимаю. При советской власти не было нищих пенсионеров, которые ищут объедки в мусорных баках, и беспризорных детей. Отношение к подрастающему поколению было другое. Вот сегодня мне мальчишка сунул в машину пачку журналов с рекламой проституток. Я вижу там красивых и молодых девчонок 20-22 лет. Такого не было при советской власти. Я не скажу, что мне очень нравилось, что моих друзей и меня запихивали в сумасшедшие дома, из нас выбивали все человеческое. Было очень много страшного, но отношение к ветеранам и детям было другое.

За чертой бедности сейчас находятся 20 млн населения России. А ведь эти нищие живут в одной из самых богатых стран мира!

Не надо забывать, что было плохого в советское время, но надо обязательно вынести из него все хорошее. Когда я размышляю о тех людях, которые сегодня, к сожалению, вершат судьбы мира, я думаю, что если так будет продолжаться, то через некоторое время такие понятия, как «совесть» и «порядочность» останутся только в словарях.

Подготовила ЮЛИЯ  ИВАНОВА

27 апреля 2018.
Текст: Юлия Иванова.
Рубрика: Литература Музеи / кино Стиль жизни. Тэги: .

Мертвые души Гоголя, предоставлено пресс-службой Театра на Васильевском

Бал у Сатаны на Васильевском острове

Театр на Васильевском не первый год радует зрителя неординарным и непредвзятым подходом к классике. Хотя очевидно, что именно такой подход гарантирует внимание публики. Но на сей раз этот островной театр превзошел себя, представив петербургскому зрителю премьеру по мотивам поэмы Николая Гоголя «Мертвые души». Эта постановка — вполне осознанный и удавшийся эксперимент, хорошо срежиссированный и подготовленный. Такие эксперименты стали модны в последнее время, но не всем и не всегда удается придать им глубокий смысл и внятную форму, доступную пониманию не только махровых критиков и театроведов, которые разглядят в постановке влияние Мейерхольда и Вахтангова, но и для простых смертных.

Премия Сергея Курехина

Культурный СПА-салон в Центре Курехина

В воскресенье, 21 апреля (19:00), в Санкт-Петербурге будут определены победители Премии имени Сергея Курехина. Единственная петербургская награда в области современного искусства отличается от столичных тем, что отдает предпочтение новаторским, революционным, концептуальным и мультижанровым проектам. Ведь именно эти принципы развивал Сергей Курехин вместе с «Поп-Механикой».
До 16 мая в Центре современного искусства имени Курехина на Лиговском проспекте, 73, продлится выставка проектов, вошедших в лонг-лист Премии Сергея Курехина. В экспозицию вошли 72 произведения, по которым можно оценить, как развивается современное искусство.

Валерий Фокин

Валерий Фокин покидает секретариат СТД

Художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин написал заявление на имя премьер-министра РФ Дмитрия Медведева и главы Минкультуры России Владимира Мединского о выходе из секретариата Союза театральных деятелей (СТД). Валерий Фокин объяснил, что сделал это в знак протеста против позиции союза по поводу объединения Александринки и Волковского театра.

Евгений Водолазкин, фото предоставлено писателем

Евгений Водолазкин: «Близкие друзья» – спектакль для театральных гурманов

В мире современной литературы есть множество фамилий, но мало имен. Евгений Водолазкин – один из немногих, чье творчество заняло определенную литературную нишу и нашло свою публику среди читателей разных социокультурных кругов. Романы «Соловьев и Ларионов», «Лавр» и «Авиатор» – удивительные произведения, отразившие особое отношение автора к историческому процессу и личности человека. Евгений Водолазкин – финалист престижных литературных премий, таких как «Национальный бестселлер», «Русский Букер», «НОС» и «Книга года», лауреат премий «Ясная Поляна», «Большая книга», «Русский Рим», Премии Александра Солженицына, национальной премии «Русские рифмы, Русское слово» и других.

Молодежный театр на Фонтанке, Нас обвенчает прилив

Неутоленная страсть в морской пене

Удивительное впечатление производит камерная сцена Молодежного театра на Фонтанке: как будто это красивая шкатулка из детства, в которой хранятся все дорогие сердцу ребенка сокровища — красивая шелковая ленточка от коробки конфет, ракушка из лета, флакон из-под маминых духов, красивый камешек и… что там еще приберегают дети, склонные мечтать? Спектакли, которые идут на этой сцене, — предельно лиричные, построенные на соприкосновении душ, удивительно трогательные. Они возвращают надежду, желание остановиться и заглянуть в себя, туда, где вроде бы все отжило, но вдруг понимаешь — нет, еще что-то бьется в ритме сердца.

Осень русского средневековья

Духовные поиски в эпоху перемен (фото)

До 13 мая в Корпусе Бенуа Государственного Русского музея продлится выставка «Осень русского Средневековья». В экспозицию вошли около 500 произведений из музейных собраний. Впервые посетителям представлена столь обширная картина развития изобразительного, монументального и декоративно-прикладного искусства в России от Смутного времени до 1700-х годов. На выставке можно увидеть образы и техники, распространенные в разные годы в Москве, Ярославле, Костроме, на русском Севере. Некоторые произведения демонстрируются впервые или с новой атрибуцией.