Михаил Шемякин — о разрушении Петербурга и санкциях

Михаилу Шемякину 4 мая исполняется 75 лет. Он родился в Москве, но считается петербургским художником. Россия и США с полным правом могут назвать его своим. Ему довелось побыть советским гражданином и увидеть падение режима. Лауреат Государственной премии Российской Федерации, народный художник Кабардино-Балкарии, народный художник Адыгеи, почетный доктор ряда высших учебных заведений мира встретился с петербургскими журналистам и рассказал о предстоящих выставках, отношении к архитектуре Санкт-Петербурга, санкциям и современным художникам.

Михаил Шемякин

О готовящихся выставках

К юбилею я специально не готовился, просто совпало так, что пять лет я вел переговоры с Музеем современного искусства в Москве, директором которого является Василий Церетели.  Там пройдет выставка «Тротуары Парижа», которая состоялась в 2013 году в Мраморном дворце в Северной столице. В Первопрестольной я не выставлялся примерно 20 лет.

В ноябре будет открыта моя большая выставка, где я впервые покажу свои цветовые конструкторы. Зритель сможет комбинировать абстрактные элементы конструктора, создавая что-то свое. Детям, наверное, это тоже будет интересно.

Кроме того, русская публика увидит работы, которые еще никто никогда не видел: например, целый зал займут произведения под общим названием «Гербариум». Я очень много лет работаю с засушенными листьями, цветами, и делаю приблизительно то, что было представлено на петербургской выставке «Тротуары Парижа».

Михаил Шемякин

В этой технике пока работаю только я: по ночам фотографирую мусор на тротуарах — скомканные бумажки, пролитую краску, подтеки на стенках. Затем распечатываю снимки на офортной бумаге и прорисовываю, стараясь оставить оригинал почти нетронутым.

Натуру я ищу обычно ночью, потому что днем окружающие люди обращают на меня внимание и начинают выяснять, почему я фотографирую мусор. Я с женой, Сарой, проходим иной раз 10-15 километров, собирая уникальный материал. Из никчемных, казалось бы, вещей рождаются интересные серии: «Театральная», «Образы смерти», «Гражданская война» и другие.

Я работаю над театральными проектами. Сейчас завершается работа над сценарием и музыкой к детскому мюзиклу про влюбленного крысенка. Первое рабочее название — «История Машеньки, Щелкунчика и крысенка Фреди». Это будет очень потешная история, которую я надеюсь показать в Санкт-Петербурге. У меня уже готова масса рисунков, которые войдут в одноименную книжку для детей. Надеюсь закончить ее в этом году.

Михаил Шемякин

Кроме того, идет подготовка моей научной выставки — «Забинтованная фигура», которая откроется в помещении моего фонда на Садовой улице в Санкт-Петербурге (18 мая — 17 июня). Я занимаюсь этим исследованием более полувека. Его основой стал анализ и классификация образов, собранных в книгах по искусству, журналах, каталогах, фотографиях, гравюрах. Образы связаны с забинтовыванием, упаковыванием, связыванием людей и животных. В экспозицию войдут до 600 изображений: от египетских мумий — до русских икон. Думаю, что это будет одна из интереснейших выставок, которая покажет, когда это было ритуалом, когда становится болезнью, когда необходимостью…

О книгах и талантливых женщинах

Я, как профессор Академии Штиглица, уже не первый год преподаю студентам. Сейчас у меня очень талантливая группа, которую я перетащил из Воронежа. В основном у меня обучаются девушки, и только один студент — представитель мужского пола. Потому что женщины в ходе конкурса среди абитуриентов показались мне более талантливыми.

Я готовлю две книги — надеюсь, удастся сделать это к предстоящим выставкам. Одна из них посвящена русскому языку. Я занимаюсь возрождением старых русских слов. Не секрет, что сейчас русский язык беднеет, и я работаю над русскими народными говорами: разделяю все слова по категориям — еда, одежда, характер человека и так далее. Естественно, я делаю рисунки, определяющие эти слова и понятия. Получается своеобразная азбука, состоящая из слов и рисунков. Конечно, она будет интересна детям.

Второй мой литературный проект — сборник загадок. Я много лет работаю с книгой Дмитрия Садовникова «Загадки русского народа» — делаю к ней иллюстрации. Этими двумя книгами я очень дорожу. Надеюсь, что первые издания увидят свет в ноябре 2018 года.

Михаил Шемякин

О войне санкций

Конечно, санкции отражаются на людях искусства — я лучше знаком с миром художников, поэтому буду говорить о них. Я переехал во Францию, потому что из Парижа летать в Москву и Санкт-Петербург ближе, чем из США.

Во Франции я не работаю с галереями или торговцами картинами. Но есть моменты, связанные с самим бытием, которые негативно отражаются на нашей жизни именно из-за санкций. У нас возникают очень сложные проблемы с банками, например. Там говорят, что они не хотят работать с русскими деньгами.. Русские деньги — всегда под подозрением. И таких досадных недоразумений сколько угодно. Эти мелочи очень отягощают жизнь.

Что касается изобразительного искусства, то вместо того, чтобы показывать наши достижения, мы иногда отказываемся от серьезных экспозиций, потому что в нашем богатом государстве нет средств. Запад не знает таких живописцев, как Тышлер, Лабас. Один из недавних примеров — в Риме организовали выставку моего любимого художника Александра Дейнеки, и успех был головокружительный. Сейчас отношение к школе соцреализма — довольно критическое и презрительное. Он ассоциируется с квасным патриотизмом. Но на самом деле в Советской России творили многие честные художники — такие, как графики Фаворский, Митрохин, Кравченко или живописцы Тышлер, Лабас и тот же Дейнека. Если бы они жили на Западе, то они были бы очень известны.

Париж — город довольно сложный, но там проходят уникальные выставки. Я думаю, что если бы мы там регулярно показывали наших художников, то отношение к России было бы другим. Ведь в Европе даже русских художников восемнадцатого века не очень знают, а у нас были такие гениальные мастера, как Рокотов, Аргунов. Там знают в основном русский авангард — Малевич, Кандинский и все. Во многом мы должны винить сами себя.

Михаил Шемякин

О краже в Русском духовном центре в Париже

Это была прекрасная идея партриарха — создание Русского духовно-культурного центра в Париже, напротив Эйфелевой башни. Но выставочное помещение там ужасное. Я там выставлялся, и три мои работы был украдены, хотя там на входе людей обыскивают, как в аэропорту. Я спросил охрану о видеонаблюдении, которое должно было зафиксировать все, что происходит в выставочных залах. Мне ответили, что каждый вечер видео стирается. Картины так и не нашли.

На самом деле разумнее и важнее было бы организовать хорошую экспозиционную площадку, на которой могли бы выставляться русские художники. Это работало бы на имидж России, поскольку западная публика могла бы знакомиться с творчеством русских мастеров и больше узнавать о нашей стране.

К тому же такая площадка могла бы дать шанс для многих современных художников России. Например, я знаю многих прекрасных живописцев в Магадане, Красноярске, в русской глубинке. И у этих мастеров нет возможности показать свои работы широкой публике. А их нужно показывать, потому что они работают на очень серьезном международном уровне.

Михаил Шемякин

Об уничтожении планеты Земля

Любой здравомыслящий человек понимает, что есть какой-то высший разум. Для художника очень важен духовный мир, которым мы занимаемся и изучаем. Я слабо верующий человек, потому что в Библии сказано, что если у тебя вера величиной с горчичное зерно, ты можешь передвигать горы. А я даже вилку не могу передвинуть, но тем не менее я считаю, что я принадлежу христианской церкви. Она учит, что у человека есть душа, что есть ад и рай.

Я тоже пытаюсь понять, что из себя представляет человек. Пока мне кажется, что мы, люди, из себя представляем довольно мерзких и глупых существ. Потому что Бог дал нам подарок: наша Земля — это рай. Но человечество медленно, но верно превращает планету в чистилище. Мне кажется, что наших соборах надо молить Бога о прощении за то, что мы изгадили его подарок, пинаем своим грязным башмаком чрево Матери-природы, убивая животных, уничтожая леса. Мы истребляем нашу среду обитания. Наше духовенство должно говорить об этом, а не о том, что не надо ходить на митинги на Болотной площади.

Михаил Шемякин

О Бродском, Гранине и разрушении Санкт-Петербурга

Сборник стихов Иосифа Бродского я постоянно таскаю в кармане, и иногда мне кажется, что это не Бродский написал, а я. Может, потому, что мы жили в одно время в одном городе, может — потому что у нас схожие судьбы… Я когда был арестован и выслан, ровно через два месяца выслали Бродского. Это была большая операция, которую придумал Андропов. Соответствующие документы нашел мой друг Владимир Буковский, полжизни отсидевший в лагерях. Он разыскал письмо Андропова в ЦК КПСС, что в ближайшее время нужно начать очистку духовного пространства СССР и выслать за рубеж представителей творческой интеллигенции, которые отравляют своими гадостями души людей. Фактически это был второй «философский пароход».

Я жил в Ленинграде в то время, о котором мой любимый поэт написал в знаменитом стихотворении «Греческая церковь»: «Теперь так мало греков в Ленинграде, что мы сломали Греческую церковь, дабы построить на свободном месте концертный зал». Я лично наблюдал, как взорвали собор на Сенной площади. Я писал белые ночи в четыре часа утра, из моего окна был виден Исаакиевский собор, а правее находились купола Сенного собора, с которых уже сняли кресты. И вдруг вздрогнули окна, и на моих глазах Сенного собора не стало. Купола медленно ушли вниз, и появилось громадное дымное облако. Я жил в то время, когда уничтожали Санкт-Петербург беспощадно.

Михаил Шемякин

Но я был хорошо знаком с писателем Даниилом Граниным, который в одной из своих статей написал, что Ленинград от Блокады столько не пострадал, сколько от новых русских. Они стали просто истреблять исторические здания в городе. Например, госпожа Матвиенко уничтожила столько, что ее место — на скамье подсудимых, а не по правую руку от президента РФ. При Матвиенко новорусские охламоны стали сносить целые кварталы.

Дай волю этим торговцам, безграмотным богатеям, и через некоторое время от города не останется камня на камне. Петербургская сокровищница архитектуры могла бы привлекать миллионы туристов — это такое же золотое дно, как Венеция. И мы это чудо уничтожаем: я вижу, как наш город потихонечку разрушается. А торговцы живут идеями денег, для них не существует ни Санкт-Петербурге, ни культуры, ничего.

Михаил Шемякин

О современной архитектуре

Я очень люблю современную архитектуру и считаю, что она должна быть. Но в этой связи хочу вспомнить наш конфликт с главным дирижером Мариинского театра Валерием Гергиевым. Мы очень дружны не один год, Валерий — гениальный режиссер, а я восемь лет проработал в Мариинском театре. Но я одним из первых выступил против Мариинки-2, то есть — не против самой идеи, а против проекта. Я считаю преступлением то, что силуэт Мариинского театра загородила эта жуткая коробка (Мариинка-2). Пространство возле исторического здания театра испорчено бездарной архитектурой.

Я признаю, что современная архитектура может быть изысканной и уникальной, но нельзя в центре Парижа или Санкт-Петербурга сносить памятники архитектуры. При помощи искусства мы ищем гармонию. Как бы мы не уверяли себя, что актуальное современное искусство — замечательно, все равно внутри любой человек понимает, где гармония, которая нужна душе, а где произведения, которые вызывают отторжение.

Михаил Шемякин

О Доротее и гибнущих в Сирии солдатах

Моя дочь Доротея умерла от алкоголизма, она была очень больным и несчастным человеком. Мир потерял очень большого художника, и я это говорю не потому что я отец. Доротея была действительно очень необычным мастером. Сейчас я работаю над ее книгой, готовится выставка. Она очень много работала над книжными иллюстрациями: например, сделала сорок рисунков к «Голему» Густава Майринка, сколько же — к «Чуме» Альбера Камю. У нее очень интересные иллюстрации к рассказам Юрия Мамлеева. Все это я хотел бы издать.

При этом она была великолепным скульптором. Доротея — очень трагичный, интересный художник. Конечно, это очень страшно и неестественно, когда родители хоронят своих детей.

Я еще до этой личной трагедии создал Комитет по спасению русских солдат, воевавших в Афганистане. Главной моей целью было — вернуть детей их матерям. Я посещал эту страну, чтобы договориться с местными властями об освобождении наших пленных ребят. Сейчас наши молодые солдаты погибают в Сирии. Очень сочувствую их матерям, хотя что значит наше сочувствие, когда родители теряют своих детей. Восполнить эту потерю невозможно.

Михаил Шемякин

О советской власти и короткой памяти

К сожалению, у россиян — короткая память. Но и тех людей, которые тоскуют по советской власти, я очень хорошо понимаю. При советской власти не было нищих пенсионеров, которые ищут объедки в мусорных баках, и беспризорных детей. Отношение к подрастающему поколению было другое. Вот сегодня мне мальчишка сунул в машину пачку журналов с рекламой проституток. Я вижу там красивых и молодых девчонок 20-22 лет. Такого не было при советской власти. Я не скажу, что мне очень нравилось, что моих друзей и меня запихивали в сумасшедшие дома, из нас выбивали все человеческое. Было очень много страшного, но отношение к ветеранам и детям было другое.

За чертой бедности сейчас находятся 20 млн населения России. А ведь эти нищие живут в одной из самых богатых стран мира!

Не надо забывать, что было плохого в советское время, но надо обязательно вынести из него все хорошее. Когда я размышляю о тех людях, которые сегодня, к сожалению, вершат судьбы мира, я думаю, что если так будет продолжаться, то через некоторое время такие понятия, как «совесть» и «порядочность» останутся только в словарях.

Подготовила ЮЛИЯ  ИВАНОВА

27 апреля 2018.
Текст: Юлия Иванова.
Рубрика: Литература Музеи / кино Стиль жизни. Тэги: .

Точка доступа. Трехгоршковая опера

«Точка доступа» началась с мест общего пользования

Самый изысканный фестиваль, который всегда радует любого заядлого театрала, «Точка доступа» начался в Северной столице с приема в Social Club 19 июля и представлением в дамском туалете отеля Hilton ExpoForum 20 июля. Последовательность посещений одного и другого места отнюдь не свидетельствует о том, что прием был гастрономически провальным. Роскошный туалет гостиницы выбран для необычного представления — «Трехгоршковой оперы», которая никак не скомпрометировала себя местом действия.

Синие носы, ПроТоАрт

Александр Шабуров: Современное искусство — это симуляция творческой деятельности

В петербургском Манеже 21-22 июля пройдет «ПроТоАрт» — фестиваль современного искусства, организованный по принципу иммерсивного спектакля. Пространство Манежа трансформируется в город будущего, созданный по фантазиям Мондриана, в зданиях и на площадях которого будет представлена современная живопись, скульптура, музыка, видеоарт, механические объекты, инсталляции, а гости смогут принять участие в творческом процессе, поставив себя на место художника.

«ПротоАрт» предлагает большую перфомативную программу: тут будет и московский Театр.doc со спектаклем Всеволода Лисовского, и финский перформер Пиа Линди, и Джулиен Хамильтон, обладатель многочисленных наград Европейских театральных фестивалей, основоположник модного сейчас в Европе направления physical theatre, и перфоманс «Живые шахматы», в ходе которого люди станут фигурами на доске, а управлять ими будет компьютерная программа.

Гатчинский дворец

Гатчинский дворец — эпицентр искусства

Так случилось, что Гатчинский дворцово-парковый ансамбль относительно недавно — в 1985 году — последним из пригородных дворцов вновь стал музеем. А до Великой Отечественной войны это был крупнейший из пригородных музеев и лучший по собранию произведений искусства. Помимо дворца, это еще и уникальный парковый ансамбль. Уже несколько лет они он становится главным местом притяжения, благодаря проводимым праздникам и концертам open air. Начало положила замечательная «Ночь музыки», которая состоялась с 7 на 8 июля, а продолжился праздник «Опереттой-парком».

Безликие

Спецпрограмма «Точки доступа»: новая грань привычного

Спецпрограмма летнего фестиваля искусств «Точка доступа», который в четвертый раз пройдет в Санкт-Петербурге с 19 июля по 5 августа, включает проекты, которые многие зрители могли уже видеть. Это — иммерсивные и site-specific-спектакли, проекты, предлагающие зрителю новый опыт восприятия и коммуникации с пространством. В рамках фестиваля они предстанут в обновленном виде. Не смотря на то, что эти постановки уже не первый сезон идут на различных площадках, они не теряют своей актуальности и привлекательности. Их объединяет активная роль зрителя в действе.

Центр мультимедиа Русского музея

Шесть самых невероятных спектаклей лета

Летний фестиваль искусств «Точка доступа» в четвертый раз пройдет в Санкт-Петербурге с 19 июля по 5 августа. Это — уникальное международное событие в мире театра, современного искусства и паблик-арта. В его программу вошли иммерсивные и site-specific-спектакли, проекты, предлагающие зрителю новый опыт восприятия и коммуникации с пространством.

Как всегда, программа фестиваля условно делится на три части: собственные спектакли «Точки доступа», созданные силами организаторов, гастрольные спектакли и спецпрограмма. «Петербургский авангард» представляет шесть самых ярких постановок — собственных и гастрольных.

Иннокентий Волкоморов

Иннокентий Волкоморов: Хотим, чтобы наша публика развивалась вместе с нами

На площади Островского с 27 по 29 июля в четырнадцатый раз пройдет международный «Петроджаз». В 2017 году он стал самым востребованным российским джазовым фестивалем на открытом воздухе. В этом году представители десяти стран станут участниками трехдневной программы, причем не только музыканты, но и танцоры будут перенимать эстафету джазовых импровизаций.

В Санкт-Петербург едут более 25 коллективов из Аргентины, Дании, Испании, Германии, Израиля, Эстонии, Литвы, Латвии, России. Впервые участниками «Петроджаза» становятся музыканты из Норвегии, Болгарии, Аргентины и Республики Сербской. Хэдлайнерами станут не только иностранные коллективы, но и всемирно известный джазмен, руководитель Петербургской Джазовой филармонии Давид Голощекин.