«Манифеста 11» в Цюрихе: петербургский взгляд

Петербургские художники Надежда Ишкиняева и Владимир Колбатов побывали в Швейцарии на «Манифесте 11». Для молодых авторов большим соблазном было посетить знаменитую биеннале в центре Европы через два года после ее проведения в Эрмитаже и сравнить выставки. Своими наблюдениями они поделились с «Авангардом».

«Манифеста 11»

Деньги и звезды

С первого взгляда нам, гостям из Петербурга, импонировали снобизм и сдержанность города. Тут тебе и ансамблевость улиц, музеи, набитые мировым достоянием, и даже консерватизм местных жителей — все нам очень близко. Кроме, пожалуй, цен. Деньги — лейтмотив города. Каждый поход в магазин напоминал, что мы находимся в глобальном финансовом центре. Так что девиз нынешней биеннале What people do for money («Что люди делают за деньги») идеально отражал место и время.

«Манифесты» в Петербурге и Цюрихе роднит не только то, что оба города не принадлежат Евросоюзу. И там, и здесь приняли участие звездные художники. Если на юбилейной биеннале в Петербурге это были Франсис Алюс и Томас Хиршхорн, то на нынешней «Манифесте» — Маурицио Каттелан и его проект с параолимпийской чемпионкой, которая несколько раз в день переплывает Цюрихское озеро на инвалидной коляске, а также художник Сантьяго Серра, который укрепил выставочный зал Helmhaus, закрыл входы мешками с песком и фанерой, обеспечив полную защиту здания. Обидно, что всю инсталляцию разобрали из-за проходящего раз в три года Цюрифешта, чем-то похожего на «Алые паруса». Теперь неизвестно, смогут ли организаторы собрать инсталляцию вновь. Самый неочевидный художник — знаменитый французский писатель Мишель Уэльбек, который выставил отчет о своем полном медицинском обследовании, проведенном в одной из швейцарских клиник.

«Манифеста 11»

Похоронное бюро и бесплатный проезд

Концепция «Манифесты-11» проста и прозрачна. Каждый художник работает в коллаборации с одним из местных жителей. Организаторами заранее подготовлен список профессий, представители которых есть в городе, — из него художники выбирали себе напарников. Например, от похоронного бизнеса оказались несколько человек, с одним из которых поработала художница Дженнифер Тии. Результаты совместной работы экспонируются в двух местах: на одной из основных площадок биеннале (в арт-комплексе Löwenbräukunst, реконструированном здании бывшей пивоварни, и Helmhaus), а также параллельно в точках-сателлитах, прямо на рабочих местах представителей профессий. Эти сателлиты разбросаны по всему городу, но обязательно привязаны к остановкам трамвая. Проезд можно не оплачивать, он включен во входной билет на «Манифесту», что, безусловно, привлекает зрителей и туристов.

Каждое из 30 произведений по-настоящему раскрывается в сателлитах. Это уникальный шанс попасть в отделение полиции, пожарную часть, комнату часовщика, кабинет зубного врача, спа-салон, лодочную мастерскую… Несколько неполным показался выбор профессий, ведь все партнеры художников — представители среднего класса. Даже история проститутки-трансгендера вполне вписывается в уклад жизни буржуазного Цюриха. Все-таки в современном мире заниматься искусством — это роскошь, напарники художников — не простые рабочие, а директора собственных компаний, которые могут себе позволить потратить свободное время. Впрочем, место художника в мире профессий было вполне отрефлексировано в разделах биеннале «Профессия в мире искусства», «Искусство как вторая профессия», «Художники, перенимающие профессии».

«Манифеста 11»

Куратор и смущенные подростки

Место притяжения — плавучая платформа на Цюрихском озере «Павильон отражений». Это и бассейн, и кинотеатр с баром под открытым небом. Здесь показывают серии коротких интервью с художниками и их визави. Интересно, что профессиональных журналистов заменили подростки. Со всей непосредственностью арт-детективы задают художникам неожиданные, порой наивные вопросы. Реакция этих интервьюеров на произведения — отдельная тема. Нам запомнилась вечно смущенная девушка, работавшая с художницей Андреа Ева Дьори над ее проектом про женскую сексуальность.

Возможно, такое трепетное отношение к видео связано с тем, что куратор «Манифесты» Кристиан Янковски и сам визуальный художник. Конечно, Янковски-художник перевешивает Янковски-куратора — вся биеннале становится художественным высказыванием одного автора и выглядит для зрителя довольно цельно. Понятна и стратегия куратора: почти все авторы либо друзья, либо студенты, либо профессора, либо художники, которые повлияли на Янковски. Он и сам постоянно носится по территории выставки, как Pacman: за три дня мы несколько раз замечали Кристиана с каталогом в руках в разных павильонах.

«Манифеста 11»

Тарковский и фекалии

Основная программа открылась отрывком из фильма «Солярис» Андрея Тарковского, что приятно порадовало. В кадре — картина «Охотники на снегу» Брейгеля-старшего, которая представляет одну из самых старых профессий в мире. С этого отрывка началась историческая часть основной программы. Эта экспозиция расположена на металлических конструкциях и совершенно не годится для просмотра. Работы висят очень плотно, в какой-то момент мы растерялись от их обилия.

Вырвала нас из этого состояния работа художника Майка Буше «Груз Цюриха». Подозреваем, эта минималистская скульптура из фекалий жителей города на целый этаж никого не оставила равнодушным. Конечно, после Пьеро Мандзони остается только увеличивать объемы и страдать гигантизмом, но забавно, что и в век пост-интернета этот медиум имеет право на жизнь.

«Манифеста 11»

Бабочки и слезы художника

Диаметрально противоположной выглядит работа нашего соотечественника Евгения Антуфьева «Вечный сад», выставленная в церкви Вассеркирхе. Инсталляция включает в себя переписку Евгения с пастором Мартином Рюшем, оловянные скульптуры из бестиария Гесснера, вышивки, отсылающие к православным иконам, и огромное количество бабочек, которые заполонили даже книгу отзывов. Работа вызвала большой отклик зрителей. Кажется, что для запада всегда будет стоять жирное равно между Россией и духовной сферой, а самоколонизация остается единственным способом пробиться на международную арт-сцену.

Немного о нашем участии в «Манифесте 11». В этом году Цюрих отмечает столетие Дада — литературно-художественное течение возникло в Швейцарии в легендарном кафе «Кабаре-Вольтер» в 1916 году. В рамках биеннале в «Кабаре-Вольтер» образовалась гильдия художников. Членский взнос — перформанс, который художник должен осуществить вместе с местным жителем, что вторит концепции выставки. Для участия необходимо оформить заявку, изложить основную идею — в картинках, никакого текста! Организаторы за полчаса до начала оповещают, одобрен ваш перформанс или нет. Мы не могли пройти мимо такой возможности. Нам повезло: единственный человек, которого мы знали из местных жителей, был обладателем редкой профессии — эколог, специализирующийся на пестицидах и вредных веществах в воде. К слову, вода в Цюрихе чистейшая. Как выразился наш знакомый, «вы можете принимать душ и пить одновременно». Мы пригласили ученого на должность сомелье воды, чтобы в рамках слепой дегустации определить и классифицировать заранее приготовленные нами образцы. В ходе ироничного перформанса стало ясно, какие свойства у воды из туалетов «Манифесты» и к каким блюдам подходят слезы художника.

18 июля 2016.
Текст: Владимир Колбатов, Надежда Ишкиняева, фото: Надежда Ишкиняева и myswitzerland.com
Рубрика: Стиль жизни. Тэги: , , .

Ольга Черданцева

Ольга Черданцева: «Цветочная ассамблея» перенесет гостей Летнего сада во времена Петра I

В этом году впервые в Летнем саду свои цветочные ковры и гирлянды развернет XI Международный фестиваль «Императорские сады России», который всегда проходил в Михайловском саду. О том, почему праздник флористики и искусства поменял локацию, какой резонанс он получил на мировом уровне и что от него ждать в дальнейшем, «Петербургский авангард» побеседовал с Ольгой Черданцевей, главным хранителем садов Русского музея.

Радуга

Женский цвет «Радуги»

Международный театральный фестиваль «Радуга», в 19-й раз проведенный Санкт-Петербургским ТЮЗом имени Брянцева, открыл интересную особенность нынешнего времени: в режиссуру приходит все больше женщин. Совпало это или нет, но из 17 спектаклей, показанных на «Радуге», пять поставили женщины. Мы знаем немало примеров прекрасных женских работ в кино и в театре, и тем не менее по статистике режиссерская профессия – преимущественно мужская. Потому и захотелось провести небольшое исследование – какие же темы выбирают режиссеры-женщины?

Алексей Ерофеев

Алексей Ерофеев: Равнодушие к истории Петербурга ведет к его разрушению

Сотрудник Топонимической комиссии Санкт-Петербурга, известный краевед, историк и знаток города Алексей Ерофеев неоднократно был гостем «Квартирника» в пресс-центре «Росбалта». Он одним из первых на волне Перестройки в 1986 году начал активную деятельность, связанную с возвращением исторических названий улицам города. Свои знания о городской истории он изложил в нескольких книгах. Кроме того, Алексей Ерофеев активно занимается просветительской деятельностью, проводя экскурсии и семинары для школьников, поскольку убежден, что знание города защищает его от вандализма.

Синий сарафан

Театральный Петербург примеряет «Синий сарафан»

В современном обществе все большую силу набирает феминизм, а в изобразительном искусстве — минимализм. Пока мы только стремимся перенять те отголоски, что доносятся с Запада, и важный вклад в это вносят молодые андеграундные театры. В их числе — театр «Синий сарафан», родившийся в августе 2016 года. Это первый и пока что единственный в Санкт-Петербурге полностью женский театр, который к тому же стремится компилировать традиции русской драматической школы и театра физической пластики тела. Сами девушки называют свой коллектив «театральным матриархатом», но к феминисткам себя не относят.

Вера Кричевская

Вера Кричевская: «Владимир Путин» — главное дело Собчака

Нынешний президент РФ создал систему, где никто не способен на тот поступок, который он сам совершил в 1997 году, говорит режиссер фильма «Дело Собчака» Вера Кричевская. 12 июня в России состоится премьера документального фильма о первом мэре Санкт-Петербурга Анатолии Собчаке. Двухчасовой документальный фильм «Дело Собчака» буквально обречен на внимание и споры. Монтаж архивных хроник с тремя десятками интервью, взятыми у участников и свидетелей событий, у друзей и противников заглавного героя, у тех, кто поднялся выше некуда, и у тех, кто ушел в тень, раскрывает и глубокое внутреннее родство, и радикальную несовместимость двух наших эпох, девяностых и десятых.

ресторанный гид

Дорог Spoon Guide к лету

В понедельник, 4 июня, на гастрономическом ужине от ресторана MEGUmi в Lotte Hotel St. Petersburg (переулок Антоненко, 2) был представлен справочник «Spoon Guide: 50 лучших ресторанов Санкт-Петербурга 2018». Ресторанный проект Spoon не похож ни на одну из существующих в Санкт-Петербурге премий. Особенности премии бросаются в глаза сразу.