Христос в ГУЛАГе

На выставке в петербургском Манеже умудрились создать странный синтез голливудского хоррора с русским севером. Есть в русском искусстве такое потрясающее явление, как деревянная скульптура XVII—XIX веков, иногда называемая «пермской» — по тому региону, где собраны, кажется, лучшие ее образцы. Пермская скульптура печальна и даже трагична. Как правило, это Христос, сидящий в темнице. Измученный. Окровавленный. В терновом венце. Ждущий казни и размышляющий о том, почему же его оставил Отче.
Христос в темнице, предоставлено пресс-службой Манежа

Скульптура эта у нас не слишком известна, поскольку мало кто добирается до пермского музея или, тем более, до музеев небольших северных городков, куда из умирающих деревенек собирали печальных Иисусов. И потому открывшаяся вчера в петербургском Манеже выставка «Христос в темнице» сразу же привлекла внимание. Правда, не только самими экспонатами, но и некоторыми странностями их подачи публике.

Выставка Христос в темнице, предоставлено пресс-службой Манежа

Первый Христос встречает нас сразу при входе. Сидит одиноко в темноте, в огромном пространстве на фоне густой тайги, мало напоминающей масличную рощу Иерусалима. Видимо, искусствоведы руководствовались принципом «Нет ни эллина, ни иудея… все русские».

Другим экспонатам с пространством не так повезло. На первом выставочном этаже Иисусов рассадили по «одиночкам» — каждый горюет в своем закутке. Идея в принципе неплоха, поскольку можно предположить, что именно так и обстояло дело пару тысяч лет назад в Иерусалиме. Но исполнение замысла вызывает вопросы.

Фото Дмитрия Травина

Логика сюжета предполагает, что на голове Христа — терновый венец, причиняющий ему страдания. И старые русские мастера сей венец изобразили. Однако новые мастера, сотворившие эту выставку, решили внести свой вклад. Тернового венца недостаточно, нужен еще нимб. Без нимба Христос, очевидно, недостаточно свят. Функционеры РПЦ могут обидеться. И вот над головой каждого из Иисусов появляется яркий электрический нимб. Так сказать, привет из двадцать первого века восемнадцатому.

При виде этой поп-культуры (как в культурном, так и в поповском смысле данного слова) я сильно удивился, поскольку столь вольного обращения с объектами старины еще нигде не встречал. К нимбам, впрочем, можно отнестись с пониманием: надо же искусствоведам как-то самовыражаться. Беда лишь в том, что они нарушили всю систему освещения экспоната. Скульптура, вроде бы, подсвечена как положено — сверху и сбоку, но свет от нимба бьет в глаза посетителю и мешает рассмотреть черты лица Иисуса, его печальный взгляд.

Выставка Христос в темнице, предоставлено пресс-службой Манежа

Именно по тому, что является главным в творениях старых мастеров, «новые мастера» ударили своим «творчеством». Тщетно метался я перед «одиночками», пытаясь то слева, то справа заглянуть в глаза Иисусу. Четкости не было, и я с тоской вспоминал, как легко рассматривал в свое время Христа в знаменитых музеях Перми и Ростова Великого, где, к счастью, нет столь креативных работников, как у нас в Петербурге.

Выставка Христос в темнице, предоставлено пресс-службой Манежа

На втором этаже расстановка экспонатов, впрочем, радикально изменилась. Светящиеся нимбы убрали (что облегчило восприятие), а «одиночки» сменили на «общую камеру». Или, точнее, на некую конструкцию, напоминающую концлагерь. Два-три десятка деревянных Иисусов посадили за решетку, рассудив, очевидно, что русский человек так лучше поймет всю глубину мучений страдальца. Получилось нечто вроде ГУЛАГа: посетители выставки словно приходят на свидание с заключенными по узкому коридору, образованному решетками. Так сказать, Святое писание с национальной спецификой. В духе знаменитого тютчевского «умом Россию не понять, аршином общим не измерить».

Фото Дмитрия Травина

Еще одна аналогия, приходящая на ум, — это Паноптикум, описанный в знаменитый книге Мишеля Фуко «Надзирать и наказывать (рождение тюрьмы)». Паноптикум — тюрьма, в которой заключенный все время находится на виду, чтобы власть могла с минимальными затратами контролировать максимальное число преступников. Переведя Христа из «одиночки» в Паноптикум, «творцы» выставки его сильно осовременили и превратили в обычного зэка. А концепция выставки стала доминировать над концепцией старого русского искусства: свезенные из множества мест творения оказались лишь поводом для знакомства с идеями организаторов «Темницы».

Выставка Христос в темнице, предоставлено пресс-службой Манежа

В этой ситуации даже информация об экспонатах становится не слишком значимой. Поскольку во всем огромном пространстве Манежа царит полумрак, местами переходящий чуть ли не в полную темноту (будьте осторожны на лестнице: ступеньки почти не видны), читать надписи на табличках под скульптурами весьма тяжело. На первом этаже перед «одиночками» мне это все же удавалось, но на втором — нет. Я пытался подсвечивать таблички фонариком из мобильного телефона, но это не сильно помогало, поскольку ко всему прочему еще и шрифт был очень мелкий. Знал бы об этом, захватил бы из дома лупу. В итоге я так и не узнал, из какого музея и региона России попала на выставку та или иная скульптура, размещенная на втором этаже. Возможно, тому, у кого зрение лучше моего, повезет больше.

Выставка Христос в темнице, предоставлено пресс-службой Манежа

Трудности с визуальным восприятием искусства организаторы выставки попытались восполнить, подключив к работе слух. Обычно в музеях стараются сохранять тишину, чтобы посетители могли сосредоточиться. Но в данном случае искусствоведы решили вести посетителей за собой, диктуя, как следует правильно воспринимать русскую деревянную скульптуру. Откуда-то из-под сводов Манежа на вас обрушиваются жуткие звуки, которые кто-то, возможно, называет музыкой. В популярных голливудских ужастиках подобный саундтрек обычно предшествует тому моменту, когда на беспечную домохозяйку, не закрывшую окна и двери, из темной комнаты вдруг устремляется с ножом безжалостный монстр в страшной маске. Бродя по выставке, я все время непроизвольно ждал, что домохозяйка вдруг заорет в предсмертном ужасе. Но так далеко в осовременивании старых мастеров искусствоведы заходить не стали.

Выставка Христос в темнице, предоставлено пресс-службой Манежа

Хотя, возможно, им следовало пойти до конца и превратить выставку в занимательный спектакль, добавив, скажем, еще и пещеру ужасов. Ведь, положа руку на сердце, старая, плохо понятная современному человеку культура не слишком привлекает широкие массы. Кому интересно смотреть на «деревяшки» трехсотлетней давности? Чтобы затащить народ на выставку, нужна какая-то интрига или модное действо.

А это, кажется, и впрямь удалось. Получился интригующий синтез голливудского хоррора с русским севером. Те методы, которыми передавали трагизм человеческих мук старые мастера, оказались завуалированы, зато современные методы выведены на первый план. Полагаю, такой подход будет пользоваться успехом. Выставку посетит много народу. И кто-то даже запомнит, что по глухим российским углам, по старым забытым музеям разбросаны какие-то «деревяшки», которые принято чтить как нашу национальную культуру.

Выставка Христос в темнице, предоставлено пресс-службой Манежа

ДМИТРИЙ ТРАВИН

17 января 2019.
Текст и фото: Дмитрий Травин, а также фотографии, предоставленные пресс-службой Манежа.
Рубрика: Музеи / кино. Тэги: .

Андреас Ланэ

Андреас Ланэ: Игровой культуре в России помог бы новый «Тетрис»

14 февраля — не только день Святого Валентина, но и неофициальный и при этом широко отмечаемый в профессиональном мире День компьютерщика. 14 февраля 1946 года впервые был продемонстрирован первый работающий электронный компьютер ENIAC I (Electrical Numerical Integrator And Calculator). В честь всех причастных к празднику «Петербургский авангард» публикует интервью с Андреасом Ланэ — президентом Европейской федерации игровых архивов, музеев и проектов по сохранению игр (EFGAMP), одним из основателей Музея компьютерных игр в Берлине — первой в мире постоянной выставки цифровой интерактивной развлекательной культуры.

Лючия Ди Ламмермур

«Лючия ди Ламмермур» — шедевр романтического бельканто

В конце 2018 года в Мариинском театре состоялась премьера оперы Гаэтано Доницетти «Лючия ди Ламмермур». В основе сюжета — романтическая трагедия Вальтера Скотта «Ламмермурская невеста». А сюжет этот, напоминающий «Ромео и Джульетту», меломелодраматичен: лорд Генри Эштон хочет выгодно выдать сестру за лорда Артура Бакло, в противном случае замок Эштона может вернуть себе сын его прежнего владельца Эдгар. Но Лючия влюблена в таинственного незнакомца, которым оказался тот самый Эдгар. Возлюбленный девушки должен уехать с поручением во Францию. Расставаясь, влюбленные клянутся в вечной любви (и, как обычно, в подобных случаях, жди скорой смерти).

картина Репина

Одно из крупнейших полотен Репина покидает Русский музей

Сегодня в Русском музее состоялся демонтаж картины Ильи Репина «Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года, в день столетнего юбилея со дня его учреждения». Полотно размером четыре на восемь метров отправится на выставку в Третьяковскую галерею.

Георгий Штиль, фото Анны Глебовой

Георгий Штиль: Сергея Юрского, по сути, выгнали из Ленинграда

8 февраля в возрасте 83 лет ушел из жизни народный артист России Сергей Юрский. Причиной смерти актера стала остановка сердца. На протяжении двадцати лет он служил в петербургском Большом драматическом театре. Этот артист мыслил иначе, чем большинство, и раньше других понял, что происходит со страной и народом, вспоминает актер БДТ Георгий Штиль, который дал интервью корреспонденту Росбалта и рассказал, почему Юрский был вынужден покинуть Ленинград.

Премия Прорыв, офф-программа, Гамлет

Офф-программа премии «Прорыв»: Гамлет и Тутанхамон

Офф-программа театральной премии для молодых «Прорыв» приготовила для зрителя открытия, которые будут сделаны 1 и 2 марта 2019 года, накануне вручения самой награды — церемония запланирована на 4 марта. Каждый год премия представляет в Санкт-Петербурге яркие работы постановщиков из других регионов России. В этом году свои спектакли покажут два театра — новосибирский «Старый дом» и Псковский драматический театр.

актриса Надежда Шумилова

Надежда Шумилова: Стараюсь влюбиться в каждую роль

Таких актеров-старожилов, помнящих времена Зиновия Корогодского, в петербургском Театре юных зрителей, осталось двенадцать. Из их числа — актриса Надежда Шумилова, прекрасная, чуткая, восприимчивая, скромная и в то же время отчаянная, рисковая. Эти характеристики можно отнести к ней и как к человеку, и как к артистке. В конце января 2019 года Надежде Александровне исполнилось 65 лет. Корреспондент «Петербургского авангарда» поздравил актрису и побеседовал с ней о сюрпризах и превратностях актерской судьбы.