Горячий февраль Бориса Березовского

В Большом зале Петербургской филармонии февраль 2019 года выдался на редкость интересным. Состоялось несколько событийных концертов. «Петербургский авангард» посетил некоторые из них и решил рассказать своим читателям. Начнем с последнего — на сцене Большого зала выступил знаменитый пианист Борис Березовский, редкий гость в Санкт-Петербурге.

Борис Березовский

Но даже если в афише заявлен его концерт, это совсем не значит, что выступление состоится. Сколько раз музыкант отказывался выйти на сцену! Иногда прямо накануне выступления! А тут еще умудрился рассориться со многими именитыми дирижерами, заявив, что дирижер –лишняя фигура в оркестре. Пытаясь доказать это, Березовский уже несколько раз играл концерты без дирижера. В январе он выступил с Российским национальным оркестром, а на днях еще один такой эксперимент состоялся в Екатеринбурге. Пианист сыграл с симфоническим оркестром Уральской государственной филармонии, с которым Березовский давно и плодотворно сотрудничает, как с главным дирижером коллектива Дмитрием Лиссом.

Оба концерта прошли блестяще, но следует учитывать, что исполнялись произведения, многократно сыгранные этими оркестрами ранее. К тому же, оркестры многократно репетировали эти музыкальные сочинение под руководством своих дирижеров. Так что отсутствие дирижера во время концерта никак не отменяет его значимости.

Но и во время выступлений маэстро — душа, которая управляет музыкантами. И тут можно привести в пример два концерта, состоявшиеся в феврале в Большом зале Петербургской филармонии.

К 100-летию Даниила Гранина 9 февраля Академический симфонический оркестр филармонии исполнил Второй концерт Прокофьева (солист – Денис Мацуев) и симфонию Бетховена №5. Дирижировал великий Марис Янсонс. Академический симфонический оркестр — это второй оркестр филармонии, хороший оркестр, но значительно уступающий главному, Заслуженному коллективу России академическому симфоническому оркестру филармонии под руководством Юрия Темирканова.

Оркестр ведет свою родословную от оркестра Ленинградского радио, того самого, который работал в блокадном Ленинграде. И именно ему во главе с дирижером Карлом Элиасбергом принадлежит знаменитое исполнение Седьмой симфонии Шостаковича в блокадном городе. Это очень естественно, что в память о Данииле Гранине звучал именно этот оркестр. И как звучал! Все слушалось на одном дыхании. А после концерта все только и говорили, как хорошо поработал с оркестром дирижер. При этом Марис Янсонс больше известен за пределами России. С 2004 по 2016 год он руководил знаменитым Королевским оркестром Консертгебау (Нидерланды), неоднократно признававшимся при нем лучшим оркестром мира. При том, что первоначальный контракт был заключен на три года.

Еще ранее, с 2003 он возглавил симфонический оркестр Баварского радио, тоже входящий по разным рейтингам в пятерку-десятку лучших оркестров. Надо признаться, что в этом элитном списке нет ни одного российского оркестра, ближе всего к нему находятся петербургские оркестры Юрия Темирканова и Валерия Гергиева.

Но особенно приятно то, что, работая в Европе, местом жительства Янсонс всегда называет Петербург. Марис Янсонс — сын народного артиста Советского Союза знаменитого Арвида Янсонса, который долгие годы проработал дирижером оркестра Ленинградской филармонии и преподавал в Ленинградской консерватории. Молодого Мариса в свое время заметил сам великий Мравинский и пригласил работать с ним. Об уровне этого дирижера говорит хотя бы тот факт, что за десять лет он трижды дирижировал Венским оркестром на новогоднем концерте, а этой чести удостаиваются только лучшие дирижеры мира, к которым, безусловно, и принадлежит Маэстро. Хотя для этого концерта дирижер действительно не нужен — это, скорее, статусная и почетная обязанность, и дирижер играет здесь чисто презентативную роль.

А вот другой пример. 4 февраля в том же зале Петербургской филармонии со своим оркестром MusicAeterna выступил Теодор Курентзис. Его трактовку классических произведений невозможно спутать ни с чьей другой — это всегда что-то совершенно неожиданное. Теодор Курентзис — ученик последнего выпуска великого педагога Ильи Мусина, чьим любимцем он был и чьими учениками являются и Юрий Темирканов, и Валерий Гергиев, и многие другие знаменитые дирижеры.

Теодор Курентзис — анфан террибль в петербургской дирижерской семье. Он дирижировал многочисленными оркестрами в других российских городах, много выступал в Москве, но очень редко в Петербурге, где он в то время жил. Потом ему предложили возглавить Новосибирский театр оперы и балета (прозорливое решение тогдашнего директора театра Бориса Мездрича). И в Новосибирске Курентзис основал свой оркестр MusicAeterna, там же к нему пришла мировая слава. С 2011 года он с оркестром переехал в Пермь, возглавив Пермский театр оперы и балета. Но для Петербурга он по-прежнему был персоной нон грата. Когда фестиваль «Дягилев. Посткриптум» пригласил его с оркестром для участия в фестивале в 2011 году, то концерт пришлось давать в Александринском театре, совершенно неподходящем для подобных выступлений.

Если раньше концертные залы были для Курентзиса закрытыми, то сейчас его оркестр — самый модный. Его рады принять на любой площадке. При всей астрономической стоимости билетов на его концерты аншлаг гарантирован. Даже лучшие мировые оркестры не смогут заполнить зал при такой цене билетов. Да, Курентзис нынче популярен. Но за этой известность стоит упорный труд: многочисленными репетициями дирижер добивается совершенно уникального звучания. Первое впечатление от музыки в исполнении оркестра под руководством Курентзиса – некоторая оторопь, поскольку уж слишком неожиданно звучат до боли знакомые произведения. Но потом слушатель понимает, что и такая трактовка имеет право на существование, потому что она интересна. А к финалу выступление публика обычно приходит в полный восторг. Особенно это касается барочной и классической музыки, ведь его оркестр знаменит аутентичным исполнением таких произведений.

На концерте оркестра под управление Курентзиса 4 февраля звучала музыка Чайковского. Это был его скрипичный концерт (солист Айлен Притчин) и Четвертая симфония. Интересно, что сказал бы об исполнении непревзойденный интерпретатор творчества Чайковского Юрий Темирканов? Так как здесь опять было смешение темпов, непривычно резкие переходы от пьяно к форте.

Интересно наблюдать за Курентзисом во время выступления — настолько он харизматичен. И это включает в его орбиту все новых и новых неофитов, так как его сверхэмоциональное поведение помогает понять и оценить исполняемое произведение. Движения тела, рук, мимика лица — все подчинено музыке!

И как же после этого понять Бориса Березовского? Не известно, намерен ли он и дальше исполнять концерты в отсутствии дирижера (в Европе это вряд ли позволят), но во всей этой эскападе Березовского есть один большой плюс. Он, по-видимому, значительно меньше теперь будет выступать на Западе, что дает российской публика шанс слушать его чаще.

Хотя возможно, что пианист готовит слушателям гораздо более неожиданные сюрпризы, поскольку недавно он изъявил желание поработать тапером в екатеринбургском Коляда-театре. Хотя, учитывая его привычки, можно предположить, что он еще тридцать раз передумает. Да, у него несносный характер, на него часто обижаются поклонники, когда он отказывается давать автографы! Но все это легко забывается, когда Березовский садится за рояль и с совершенно непроницаемым лицом играет своего любимого Метнера. За этом пианисту можно простить все что угодно. Он — гений! Березовский – один из самых выдающихся пианистов современности. И кажется, что он таким был всегда, начиная с победы на Конкурсе имени Чайковского 1990 года (первая премия и золотая медаль).

Как-то так повелось считать его непревзойденным виртуозом-исполнителем романтического репертуара, хотя его исполнительское мастерство гораздо более разнообразно. В программе, прозвучавшей в Санкт-Петербурге, в первом отделении были исполнены шесть сказок Метнера и шесть музыкальных моментов Рахманинова, а во втором — Тема с вариациями фа мажор, пьесы «Думка» и «В деревне» Чайковского, а также три фрагмента из музыки Стравинского к балету «Петрушка».

Во втором отделении для того, чтобы исполнить Чайковского, на сцену была приглашена дочь Бориса Вадимовича — Эвелина Березовская. Надо заметить, что Метнер не был указан в программе. Видимо, пианист боялся отпугнуть публику. Все же этого композитора, можно сказать, последнего романтика ХХ века, мало кто знает у нас. Николай Метнер (1880-1951) — русский композитор, пианист, педагог, философ, эмигрировавший из Советской России в 1921 году и почти забытый у себя на родине.

Борису Березовскому любовь к Метнеру привил Александр Сац, уроки у которого Березовский брал уже после победы на конкурсе Чайковского. Березовский является ярким популяризатором его творчества: он даже организовал Международный фестиваль Николая Метнера, да и сам часто исполняет его музыку. Возможно, артист имеет право на капризы, особенно если он гений.

ИРИНА  СОРИНА

17 марта 2019.

Рубрика: Театры / музыка. Тэги: .

Сергей Курехин

По следам «Поп-механики»

Выставка к 65-летию Сергея Курехина проходит в центре его имени на Лиговском проспекте. Сергею Курехин — легендарная личность, один из главных петербургских героев конца ХХ века, гениальный композитор и пианист, создатель и руководитель уникального оркестра «Поп-механика», автор музыки к кинофильмам и основатель звукозаписывающей фирмы, организатор своего Центра космических исследований и собиратель кактусов, издатель и библиофил, которому в этом году исполнилось бы 65 лет.

Камерный театр "Круг"

Русская готика в театре «Круг»

Камерный драматический театр «Круг» на Касимовской улице, 5, в Санкт-Петербурге придерживается тех позиций, от которых все дальше отходят «большие», парадные театры, являющиеся культурным лицом Санкт-Петербурга, — это «психологический театр, во всем многообразии жанров исследующий жизнь человеческого духа». «Петербургский авангард» продолжает свой рассказ о небольших и мало известных театрах Северной столицы, притаившихся как в центре города, так и в самых отдаленных его уголках.

Радуга, ТЮЗ, Нора

«Радуга»: Много философии и особая эстетика

Международный театральный фестиваль «Радуга» оставил богатое послевкусие. В Петербурге много фестивалей, но «Радуга» — особый. В нем есть широкий спектр экспериментов и свободного режиссерского поиска. Санкт-Петербургский ТЮЗ проводит фестиваль уже в двадцатый раз. Старая афиша, встретившаяся у проходной «Красного треугольника», напомнила, с чего начинался фестиваль этого года. Со спектакля знаменитого англичанина Питера Брука «Узник».

Томас Азир

Томас Азир: самое главное в жизни — это делиться настоящим

23-й Международный фестиваль SKIF прошел на Новой сцене Александринского театра две недели назад. За хедлайнером — культовой группой Goblin — несколько потерялись остальные участники: берлинский дуэт CEEYS, британцы Blurt, Lau Nau из Финляндии, белорус Егор Забелов и другие. «Петербургский аванград» много лет поддерживает проекты ЦСИ имени Сергея Курёхина, и на этот раз корреспонденту агентства удалось в общей суматохе фестиваля не проглядеть очень неординарное и интересное выступление молодого нидерландского исполнителя Томаса Азира. Судя по реакции аудитории, его уже ждут здесь снова. Сразу после окончания своего очередного европейского тура Томас дал интервью нашему корреспонденту.

спектакль Нора

Номофобия по мотивам Ибсена

В рамках XX Международного фестиваля «Радуга», который на днях завершился в Петербурге, 23 и 24 мая состоялись показы спектакля «Нора, или Кукольный дом» Тимофея Кулябина. Швейцарский театр Шаушпильхаус играет спектакль уже полгода, и за это время критиками было написано множество противоречивых статей. Спектакль анализирует мультимедийное пространство современного человека, границы личного и общественного, а также готовность на поступок. На протяжении всего спектакля герои общаются с помощью мобильных телефонов, подчеркивающих огромное расстояние между близкими людьми.

Клаудио Симонетти

Клаудио Симонетти: Современные группы повторяют то, что Goblin сделал 40 лет назад

Итальянский композитор и клавишник Клаудио Симонетти прославился в первую очередь как автор музыки к культовым хоррорам Дарио Ардженто и Джорджа Ромеро. Недавно он посетил Россию вместе со своей собственной версией группы Goblin, которой в этом году исполнилось 44 года. Сегодня в ней нет никого из «золотого состава», кроме самого Клаудио. Однако это не мешает обновленному коллективу в свежих концертных аранжировках передавать напряженную атмосферу великих фильмов ужасов. Да и сам Клаудио не сидел в Goblin’е как привязанный — то уходя, то возвращаясь в группу, он успел сольно поработать с такими режиссерами, как Руджеро Деодато, Умберто Ленци, Лучио Фульчи и Ламберто Бава.