Голос из зала: «Псковитянка» в Мариинском со сталинским размахом

Опера «Псковитянка» Николая Римского-Корсакова — редкий гость в афише оперных театров: в Мариинском бывает один-два спектакля за сезон, а на большинстве оперных сцен она вообще не ставится. В Маринском театре 6 ноября состоялся показ постановки 1952 года с характерными для того времени стилем, размахом, пафосными, монументальными декорациями и тяжеловесными костюмами.

 

Псковитянка

Создание оперы «Псковитянка» пришлось на тот период развития культуры Российской Империи, когда входило в моду все русское. В живописи — Виктор Васнецов и Иван Билибин, в архитектуре — Александр Померанцев и Владимир Шервуд, в музыке — Модест Мусоргский и Николай Римский-Корсаков, и этот ряд легко можно продолжить. Даже далекий от этого увлечения Петр Ильич Чайковский вставил в свои оперы «Евгений Онегин» и «Пиковая дама» народные песнопения, абсолютно неуместные ни по сюжету, ни стилистически.

В этих операх, относящихся к шедеврам мировой музыкальной классики, народные песни выглядят как биг-мак с картошкой фри на изысканном столе. Не нам учить композиторов писать музыку или думать, что у Чайковского был дурной музыкальный вкус, — просто мода была такая. Точно так же, видя искусственный мрамор в великокняжеских покоях, не надо думать, что у представителей царской семьи Романовых не было денег на настоящий мрамор, опять-таки — просто мода была такая.

Псковитянка

Если у Чайковского неорусский стиль ограничился небольшими вставками в абсолютно наднациональную музыку, то у Римского-Корсакова вышло цельное произведение неорусского стиля. Такие оперы были особенно в чести и под занавес сталинской эпохи, в период борьбы с «безродным космополитами». Именно постановка того времени идет изредка на исторической сцене Мариинского театра.

Вступление затянулось, перейдем к самой опере…

Псковитянка


«Псковитянка» — первая опера Николая Римского-Корсакова. Она состоит из трех действий, шести картин. Либретто написано самим композитором на сюжет одноименной драмы Льва Мея. Впервые опера была поставлена в Мариинском театре в Санкт-Петербурге под управлением Эдуарда Направника в 1873 году, позже, в 1894 году, переработана композитором.

Интересно, что в создании либретто оперы некоторую помощь Николаю Римскому-Корсакову оказал Петр Ильич Чайковский, приславший Корсакову уже готовое либретто по драме Мея, из которого автор «Псковитянки» решил использовать некоторые фрагменты в третьем действии. А тексты двух женских хоров из третьего действия написал Модест Мусоргский.

Действующие лица оперы «Псковитянка»: Иван Грозный (бас); князь Токмаков, посадник во Пскове (бас); Ольга, его приемная дочь (сопрано); боярин Матута (тенор); боярыня Степанида Матута (Стеша, сопрано); Михайло Туча, посадничий сын (тенор); князь Вяземский (бас); Бомелий, царский лекарь (бас); Юшко Велебин, гонец из Новгорода (бас); Власьевна, мамка (меццо-сопрано); Перфильевна, мамка (меццо-сопрано); бояре, опричники, народ.

Действие происходит во Пскове и его окрестностях в 1570 году. В основе сюжета — военный поход Ивана Грозного на вольный город. В этой атмосфере разворачивается любовная история псковитянки Ольги, приемной дочери князя Токмакова, и посадничьего сына Михайло Тучи. Боярин Матута препятствует встрече Михайло с Ольгой, в которой Иван Грозный узнает свою дочь. Царь готов соединить влюбленных, но Ольга погибает от случайного выстрела.


 

Псковитянка

Постановка в Мариинском — абсолютный восторг, шедевр. Режиссеры той поры владели, наверное, какими-то особыми секретами профессии, увы, недоступными пониманию их современных преемников. Только ради постановки уже надо идти.

Состав был очень хорош: ударные силы басов Мариинского были брошены на то, чтобы мощь голосов исполнителей главных мужских партий соответствовала сталинскому размаху постановки. И это удалось! Народный артист России Геннадий Беззубенков пел князя Токмакова так хорошо, что делалось тревожно за царя Ивана Грозного, который появляется только во втором действии. Негоже будет, если царь Иван споет слабее своего псковского наместника.

Псковитянка

Молодой бас Станислав Трофимов с задачей справился отлично, совсем не потерялся на фоне своего более маститого коллеги по сцене, а по сюжету спектакля — прямого подчиненного. Бояре Михаил Туча (Сергей Семишкур) и Магута (Николай Гасиев) запомнились меньше, но дело, скорее, не в них, а в самих партиях — не очень выигрышных. Дело в том, что прежде всего для басов писал эту оперу Николай Римский-Корсаков.

Особо хочется сказать об исполнительнице главной женской партии — Татьяне Павловской. Я несколько раз слушал эту замечательную певицу в разных партиях: например, в вышеупомянутых операх Чайковского. Как Лиза понравилась больше, как Татьяна — меньше, но не в этом дело. Она пела Псковитянку как-то иначе: мне не достает музыкального образования описать как, но попробую. Если бы я не слышал Татьяну Павловскую раньше, в операх, написанных в европейской музыкальной традиции, то решил бы, что она специализируется на исполнении русских народных песен, типа, «со вьюном я хожу». У нее голос звучал так, что впору вместо Зыкиной петь «из далека долго течет река Волга»… Просто Россия! Даже не Россия, а Русь! Все это звучало в голосе Павловской. Выходит, что высококлассные оперные профи умеют петь так по-разному! Браво!

Псковитянка

9 ноября 2017.
Текст: Петр Яковлев. Фото: с сайта Мариинского театра.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: .

Иван Пинженин

Иван Пинженин: Хочу завести вечный двигатель обмена энергией

Петербургский поэт и музыкант Иван Пинженин родом из Екатеринбурга. Он сотрудничает со многими современными музыкантами и рок-группами. Его первая книга «В моем magazine» вышла в петербургском издательстве «Геликон Плюс» в 2012 году. К слову сказать, это издательство основано писателем Александром Житинским, который одним из первых обратился к созданию летописи российской рок-музыки.

двор Санкт-Петербурга

Новые пешеходные маршруты в Петербурге: свет и тень

Санкт-Петербург — город, который невозможно узнать до конца. Все три столетия он развивается, меняется, преподносит сюрпризы своим жителям, а уж гостям на этот город и вовсе невозможно насмотреться. Вот недавно новые пешеходные маршруты по Северной столице предложило предприятие «Ленсвет» и петербургских архитектор Екатерина Новикова.

Елена Боброва

Елена Боброва: Петербуржцы заново открывают свой город

В город, кажется, пришла теплая погода. Уже открылся сезон катаний на велосипедах и череда городских праздников для любителей двухколесных: 18 мая состоится традиционная акция «На работу на велосипеде», а 3 июня на фестивале ЗСД будет велопробег. Корреспондент «Петербургского Авангарда» поговорил с Еленой Бобровой — велогидом по Санкт-Петербургу.

Босх и Брейгель

Северное Возрождение в Северной столице

В одном из самых популярных арт-пространств Санкт-Петербурга «Этажи» до конца мая можно посетить выставку «Босх и Брейгель. Мистические образы и тайны», посвященную творчеству двух величайших мастеров Северного Возрождения. Оба художника мало изучены и их наследие невелико в количественном смысле, однако сложно оспорить ценность их вклада в мировую культуру. В России их работ нет ни в музеях, ни в частных собраниях, поэтому «Этажи» собрали на своей площадке качественные репродукции наиболее известных картин, и объявили девизом мероприятия лозунг «Мистическому городу — мистическая выставка».

Уланбек Баялиев

Уланбек Баялиев: «Зимняя сказка» Шекспира примеряет маску комедии

«Зимняя сказка» — предпоследняя пьеса, написанная Уильямом Шекспиром и уже не для «Глобуса». По некоторым источникам, пьесу сыграли при дворе короля за пять лет до смерти драматурга. Пьеса грустна, хотя жанр ее — трагикомедия, а название по-детски волшебное и безоблачное. На самом деле все полно предгрозового настроения и ощущения близкого конца — жизнь автора на излете, пора подводить итоги.

Конюшенная площадь

Театр ЦЕХЪ: мастерская футуризма среди памятников прошлого

Один из самых авангардных театров Санкт-Петербурга ЦЕХЪ расположен в потаенном уголке ядра культурной жизни и общественной активности города — на Конюшенной площади, в одном из скрытых корпусов большого нарядного здания. Неформальный храм нимфы субкультур и андеграунда обставлен по-молодежному аскетично и неприхотливо. Ведь в пору юности людям не нужны элегантные интерьеры, мягкие кресла, изысканное меню и избыток деталей. Для бунтарских порывов все это не более чем рамки и условности. Это естественное явление, но если бунт происходит ради самого бунта, он приводит лишь к разрушениям.