Эхо советского карнавала (фото)

На любом карнавале главная роль всегда отведена маске. Она – лицо праздника, застывшая шутка, через нее обретает собственное дыхание сказочный образ. Неудивительно, что именно маска стала главным героем по-настоящему новогодней выставки в Центре Михаила Шемякина (Садовая улица, 11, вход слева от арки, 2 этаж).

карнавал

Карнавал занимает в жизни Шемякина особое место. Для него это портал, через который в мир людей могут проникнуть созданные им причудливые и зачастую пугающие персонажи. Уже четверть века художник делает их частью процессии Венецианского карнавала, атмосферу которого также можно прочувствовать на выставке.

Карнавал, Центр Шемякина

В этом помогают как фотографии, сделанные самим художником, так и непосредственные участники шествия – костюмы, парики, туфли, маски. Все это – экспонаты выставки Шемякина «На игле карнавала», которая открылась 15 ноября, в рамках Санкт-Петербургского культурного форума.

Карнавал, Центр Шемякина

Произведения Шемякина занимают весь первый этаж центра. Выше – следующая глава выставки, отведенная судьбе карнавальной маски в России XX века. Ее основой стало собрание частного коллекционера Гули Ефановой. Около десяти лет она посвятила поиску старинных елочных игрушек.

Карнавал, Центр Шемякина

Новогодние маски и афиши долгое время были побочным увлечением, пока не оформились в отдельную коллекцию и не были представлены публике. Кстати, это первая возможность увидеть советские новогодние маски – таких выставок в Петербурге никогда не было.

Карнавал, Центр Шемякина

Но до всех этих сокровищ еще нужно добраться. Поднявшись по лестнице, мы оказываемся на границе двух миров. Перед нами маски, созданные по эскизам Шемякина для спектаклей «Волшебный орех» и «Коппелия». Из всего представленного здесь творчества художника они ближе всего к тому, что нам предстоит увидеть.

Карнавал, Центр Шемякина

Обе части экспозиции прочно сшиты между собой и влияют на восприятие друг друга. «Карнавальная игла» Шемякина прошла сквозь время и пространство и живет в полной идиллии с маскарадом СССР. Советская традиция изготовления карнавальных масок не имеет аналогов в мире.

Карнавал, Центр Шемякина

На нее почти не влияла европейская театральная культура. Поэтому все предметы, представленные на втором этаже – наши, отечественные как по происхождению, так и по образам.

Карнавал, Центр Шемякина

Вглядитесь в эти бумажные лица – в них история страны и национальный характер. От героизма до юмора, который помогает жить: вот маска космонавта, а вот портрет Юрия Никулина. Рядом антагонисты русских народных сказок – действительно страшная «Баба Яга» и неунывающий «Иван-дурак».

Карнавал, Центр Шемякина

Сразу оговоримся, что на выставке полностью отсутствуют пластиковые маски 1970-1980-х годов. Гулю Ефанову они не интересуют. Ей ближе папье-маше. Впрочем, это не мешает любому начать собирать более поздние советские маски – такое хобби доступно каждому, потому что стоят они не так дорого.

Карнавал, Центр Шемякина

«Самые старые из масок, представленных здесь, – дореволюционные «Дама в шляпке» и «Дама в шляпке с перьями». Это хромолитография, издания товарищества «Эйнем», которое позже превратилось в кондитерскую фабрику «Красный октябрь». Скорее всего, они были приложением к конфетам», – рассказала Гуля Ефанова.

Гуля Ефанова

Царское время ассоциируется у многих с пышными балами и маскарадами, однако собственных атрибутов праздника Россия тогда почти не производила.

Карнавал, Центр Шемякина

Большая часть роскошных новогодних игрушек была родом из Германии. Отечественной соседкой дореволюционных масок стала созданная по рисунку Николая Герардова афиша, приглашающая на бал 1900 года.

Карнавал, Центр Шемякина

Примерно к той же эпохе относятся немецкие елочные игрушки и билет на костюмированный бал «В сказочном царстве». Во всех билетах с истекшим сроком давности всегда остается интрига – смотришь на них и смутно слышишь пульс танца.

Карнавал, Центр Шемякина

Все изменилось в советскую эпоху, но не сразу. Начало ХХ века, его 1930-е годы, оказались сложными не только для обычных граждан, но и для новогодних масок. Считалось, что сказки уводят детей от действительности, но после их реабилитации, уже в начале 1940-х годов, начинают появляться и маски. Очень часто это были добрые звери, например, зайчики.

Карнавал, Центр Шемякина

Одна из представленных на выставке масок этого периода «Клоун» – настолько редкая, что даже опытный коллекционер не сразу определит ее возраст. Справиться с этой задачей помогла фотография отдела игрушек ленинградского универмага «Пассаж» 1937 года. Вот она, среди множества других. Судя по разнообразию товара, снимок был сделан незадолго до Нового года.

Карнавал, Центр Шемякина

Картонные лица носили не только дети. Помните комедию 1956 года «Карнавальная ночь»? Маскарад был весьма распространенной формой советского новогоднего корпоратива, пусть и проходил он не всегда так же масштабно, как в картине Рязанова. На выставке можно увидеть оригинальный плакат этого фильма, а также несколько афиш городских новогодних мероприятий второй половины 1940-х.

Карнавал, Центр Шемякина

Хотя маски были доступны по цене, порою даже они попадали в категорию дефицитных товаров. До 1960-х годов их создавали из папье-маше, а потом раскрашивали вручную. Особенности материала обусловили и редкость этих праздничных изделий – достаточно было пролить жидкость, надавить, и маска уже теряла прежнюю красоту. Некоторые маски стали редкостью сразу после выпуска, уже в 1950-е.

Карнавал, Центр Шемякина

Например, серия фабрики «Ленигрушка» по мотивам сказок Александра  Пушкина. Среди героев – «Звездочет», «Повариха», «Ткачиха», «Шамаханская царица». Сегодня их мало где можно увидеть своими глазами, не то что купить. На выставке пушкинские маски можно еще и сравнить с эскизами, по которым они создавались. И здесь мы переходим к одной из центральных фигур экспозиции.

Карнавал, Центр Шемякина

На советских игрушках выросли целые поколения, однако о тех людях, которые создавали «Незнаек» и «Карлсонов» почти ничего не известно. Одно из исключений – скульптор Лев Разумовский. Определить, что именно он является автором масок по произведениям Пушкина, помогла семья художника, бережно хранящая его эскизы. В какой-то степени, эту выставку можно назвать встречей двух великих художников.

Карнавал, Центр Шемякина

Значение работ Михаила Шемякина неоспоримо, зато Льву Разумовскому удалось повлиять на восприятие искусства жителями нашей страны, начиная с детства – одного из важнейших периодов формирования личности.

Карнавал, Центр Шемякина

Маски, Деды Морозы, солдатики, куклы, звери, погремушки – все это его произведения, которые были в каждом городе СССР, в каждом доме, в каждой семье.

Карнавал, Центр Шемякина

Основное, что роднит этих художников – любовь к сказке. Разумовский, подобно стойкому оловянному солдатику Андерсона, имел физическое отличие – на войне он потерял левую руку. Но это не помешало ему исполнить свою мечту – поступить в Училище Штиглица и стать скульптором.

Карнавал, Центр Шемякина

Можете представить, как трудно работать, например, с глиной одной рукой. Кстати, в студенческие годы он пользовался огромной популярностью – помогало чувство юмора, открытый характер, а фронтовое прошлое увеличивало авторитет.

Карнавал, Центр Шемякина

«Еще студентом Разумовский пришел Охтинский химический комбинат, и там ему были очень рады. На тот момент у них не было ни одного скульптора или художника, который мог бы сделать оригинальную модель игрушки, – рассказала искусствовед, историк игрушки Дарья Соболева. – Практически все довоенное – это краденые немецкие модели. После окончания училища он перешел на «Ленигрушку», трудился в разных местах. Разумовский привлек к этой работе целую плеяду скульпторов, многие из которой оставались в игрушке всю жизнь. Кроме этого Разумовский создавал и скульптурные работы на тему войны и блокады. Трудиться он закончил уже в 1990-е годы».

Дарья Соболева

В том, что авторство Разумовского удалось установить благодаря любящей семье, и это позволило ему стать центром выставки, кроется особый смысл. Модели игрушек и лидеры государства могут меняться, главное, что Новый год – это семейный праздник. Таким он был всегда, таким и останется.

Карнавал, Центр Шемякина

Выставка продлится до 8 января 2019 года.

ДМИТРИЙ  ГЛЕБОВ

25 декабря 2018.
Текст и фото: Дмитрий Глебов.
Рубрика: Музеи / кино. Тэги: .

Христос в темнице, предоставлено пресс-службой Манежа

Христос в ГУЛАГе

На выставке в петербургском Манеже умудрились создать странный синтез голливудского хоррора с русским севером. Есть в русском искусстве такое потрясающее явление, как деревянная скульптура XVII—XIX веков, иногда называемая «пермской» — по тому региону, где собраны, кажется, лучшие ее образцы. Пермская скульптура печальна и даже трагична. Как правило, это Христос, сидящий в темнице. Измученный. Окровавленный. В терновом венце. Ждущий казни и размышляющий о том, почему же его оставил Отче.

Светлана Лаврецова, директор ТЮЗа

Светлана Лаврецова: Детские театры должны быть в приоритете

Санкт-Петербургский ТЮЗ имени Брянцева входит в 2019 год с невероятным количеством планов и параллельно готовящихся премьер. Большое здание театра напоминает улей: тут и репетиции, и елки, и детские спектакли в течение дня, рядом с театром шумит новогодняя ярмарка с музыкой, веселыми коробейниками, катком. А вечером сюда идут взрослые зрители. В эти новогодние дни корреспондент «Петербургского авангарда» побеседовал с директором ТЮЗа Светланой Лаврецовой.

дирижер Владимир Беглецов

В Петербургской филармонии состоится концерт к 55-летию Владимира Беглецова

В среду, 23 января (20:00), в Большом зале Петербургской филармонии имени Шостаковича (Михайловская улица, 2) состоится юбилейный концерт к 55-летию дирижера, заслуженного артиста России Владимира Беглецова. В программу включены сцены и арии из оперы Николая Римского-Корсакова «Снегурочка», а также оратория Сергея Прокофьева «На страже мира» на стихи Самуила Маршака для чтеца, солистов, хора мальчиков, смешанного хора и симфонического оркестра.

Фантазии Фарятьева в Приюте комедианта

«Фантазии Фарятьева» вне времени и пространства

Потери в театре трагичны как нигде: слишком ярко освещены подмостки, слишком много людей их видят. Уход из жизни драматурга Аллы Соколовой — огромная утрата для ее коллег по цеху и для преданной публики. Премьера ее «Фантазий Фарятьева» состоялась 21 декабря 2018 года, на следующий день после того, как стало известно о смерти автора, отчего постановка приобрела еще более пронзительное звучание. Впрочем в спектакле театра «Приют комедианта» трагическое тесно переплетено с комическим, смех со слезами, преходящее с вечным, что и отличает талантливые и глубокие произведения от остальных, быть может, тоже имеющих свой смысл.

Алексей Васильев, Сказ про Федота-стрельца

Алексей Васильев: У артиста должна быть гражданская позиция

Алексей Васильев пока мало известен широкой публике, хотя к своим 39 годам успел поработать во многих театрах Северной столицы и сняться в нескольких фильмах. Человек бескомпромиссный и ищущий, он не стал связывать свою жизнь ни с одним театральным коллективом, уйдя на «вольные хлеба». По словам Алексея, все в его жизни происходит случайно, хотя у стороннего наблюдателя по этому поводу возникают сомнения. Закончив школу с серебряной медалью, он с первого раза поступил в театральный вуз и завершил обучение с красным дипломом. А это редко кому удается сделать случайно!

Евгений Водолазкин

Евгений Водолазкин: Писатель всегда приоткрывает тайну

Автор бестселлеров «Лавр» и «Авиатор» Евгений Водолазкин в конце декабря 2018 года представил в «Доме книги» свой новый роман «Брисбен». Даже беглого взгляда на собравшихся было достаточно, чтобы понять: Водолазкин одинаково интересен как представителям старшего поколения, так и молодежи. В первом ряду корреспондент «Петербургского авангарда» заметил даже заслуженного артиста России Леонида Мозгового, сыгравшего Ленина, Чехова и Гитлера в фильмах Александра Сокурова. Корреспондент «Петербургского авангарда» побеседовал с Евгением Водолазкиным о его новом романе, отношениях с властью и миссии русского писателя в современном мире.