Эхо советского карнавала (фото)

На любом карнавале главная роль всегда отведена маске. Она – лицо праздника, застывшая шутка, через нее обретает собственное дыхание сказочный образ. Неудивительно, что именно маска стала главным героем по-настоящему новогодней выставки в Центре Михаила Шемякина (Садовая улица, 11, вход слева от арки, 2 этаж).

карнавал

Карнавал занимает в жизни Шемякина особое место. Для него это портал, через который в мир людей могут проникнуть созданные им причудливые и зачастую пугающие персонажи. Уже четверть века художник делает их частью процессии Венецианского карнавала, атмосферу которого также можно прочувствовать на выставке.

Карнавал, Центр Шемякина

В этом помогают как фотографии, сделанные самим художником, так и непосредственные участники шествия – костюмы, парики, туфли, маски. Все это – экспонаты выставки Шемякина «На игле карнавала», которая открылась 15 ноября, в рамках Санкт-Петербургского культурного форума.

Карнавал, Центр Шемякина

Произведения Шемякина занимают весь первый этаж центра. Выше – следующая глава выставки, отведенная судьбе карнавальной маски в России XX века. Ее основой стало собрание частного коллекционера Гули Ефановой. Около десяти лет она посвятила поиску старинных елочных игрушек.

Карнавал, Центр Шемякина

Новогодние маски и афиши долгое время были побочным увлечением, пока не оформились в отдельную коллекцию и не были представлены публике. Кстати, это первая возможность увидеть советские новогодние маски – таких выставок в Петербурге никогда не было.

Карнавал, Центр Шемякина

Но до всех этих сокровищ еще нужно добраться. Поднявшись по лестнице, мы оказываемся на границе двух миров. Перед нами маски, созданные по эскизам Шемякина для спектаклей «Волшебный орех» и «Коппелия». Из всего представленного здесь творчества художника они ближе всего к тому, что нам предстоит увидеть.

Карнавал, Центр Шемякина

Обе части экспозиции прочно сшиты между собой и влияют на восприятие друг друга. «Карнавальная игла» Шемякина прошла сквозь время и пространство и живет в полной идиллии с маскарадом СССР. Советская традиция изготовления карнавальных масок не имеет аналогов в мире.

Карнавал, Центр Шемякина

На нее почти не влияла европейская театральная культура. Поэтому все предметы, представленные на втором этаже – наши, отечественные как по происхождению, так и по образам.

Карнавал, Центр Шемякина

Вглядитесь в эти бумажные лица – в них история страны и национальный характер. От героизма до юмора, который помогает жить: вот маска космонавта, а вот портрет Юрия Никулина. Рядом антагонисты русских народных сказок – действительно страшная «Баба Яга» и неунывающий «Иван-дурак».

Карнавал, Центр Шемякина

Сразу оговоримся, что на выставке полностью отсутствуют пластиковые маски 1970-1980-х годов. Гулю Ефанову они не интересуют. Ей ближе папье-маше. Впрочем, это не мешает любому начать собирать более поздние советские маски – такое хобби доступно каждому, потому что стоят они не так дорого.

Карнавал, Центр Шемякина

«Самые старые из масок, представленных здесь, – дореволюционные «Дама в шляпке» и «Дама в шляпке с перьями». Это хромолитография, издания товарищества «Эйнем», которое позже превратилось в кондитерскую фабрику «Красный октябрь». Скорее всего, они были приложением к конфетам», – рассказала Гуля Ефанова.

Гуля Ефанова

Царское время ассоциируется у многих с пышными балами и маскарадами, однако собственных атрибутов праздника Россия тогда почти не производила.

Карнавал, Центр Шемякина

Большая часть роскошных новогодних игрушек была родом из Германии. Отечественной соседкой дореволюционных масок стала созданная по рисунку Николая Герардова афиша, приглашающая на бал 1900 года.

Карнавал, Центр Шемякина

Примерно к той же эпохе относятся немецкие елочные игрушки и билет на костюмированный бал «В сказочном царстве». Во всех билетах с истекшим сроком давности всегда остается интрига – смотришь на них и смутно слышишь пульс танца.

Карнавал, Центр Шемякина

Все изменилось в советскую эпоху, но не сразу. Начало ХХ века, его 1930-е годы, оказались сложными не только для обычных граждан, но и для новогодних масок. Считалось, что сказки уводят детей от действительности, но после их реабилитации, уже в начале 1940-х годов, начинают появляться и маски. Очень часто это были добрые звери, например, зайчики.

Карнавал, Центр Шемякина

Одна из представленных на выставке масок этого периода «Клоун» – настолько редкая, что даже опытный коллекционер не сразу определит ее возраст. Справиться с этой задачей помогла фотография отдела игрушек ленинградского универмага «Пассаж» 1937 года. Вот она, среди множества других. Судя по разнообразию товара, снимок был сделан незадолго до Нового года.

Карнавал, Центр Шемякина

Картонные лица носили не только дети. Помните комедию 1956 года «Карнавальная ночь»? Маскарад был весьма распространенной формой советского новогоднего корпоратива, пусть и проходил он не всегда так же масштабно, как в картине Рязанова. На выставке можно увидеть оригинальный плакат этого фильма, а также несколько афиш городских новогодних мероприятий второй половины 1940-х.

Карнавал, Центр Шемякина

Хотя маски были доступны по цене, порою даже они попадали в категорию дефицитных товаров. До 1960-х годов их создавали из папье-маше, а потом раскрашивали вручную. Особенности материала обусловили и редкость этих праздничных изделий – достаточно было пролить жидкость, надавить, и маска уже теряла прежнюю красоту. Некоторые маски стали редкостью сразу после выпуска, уже в 1950-е.

Карнавал, Центр Шемякина

Например, серия фабрики «Ленигрушка» по мотивам сказок Александра  Пушкина. Среди героев – «Звездочет», «Повариха», «Ткачиха», «Шамаханская царица». Сегодня их мало где можно увидеть своими глазами, не то что купить. На выставке пушкинские маски можно еще и сравнить с эскизами, по которым они создавались. И здесь мы переходим к одной из центральных фигур экспозиции.

Карнавал, Центр Шемякина

На советских игрушках выросли целые поколения, однако о тех людях, которые создавали «Незнаек» и «Карлсонов» почти ничего не известно. Одно из исключений – скульптор Лев Разумовский. Определить, что именно он является автором масок по произведениям Пушкина, помогла семья художника, бережно хранящая его эскизы. В какой-то степени, эту выставку можно назвать встречей двух великих художников.

Карнавал, Центр Шемякина

Значение работ Михаила Шемякина неоспоримо, зато Льву Разумовскому удалось повлиять на восприятие искусства жителями нашей страны, начиная с детства – одного из важнейших периодов формирования личности.

Карнавал, Центр Шемякина

Маски, Деды Морозы, солдатики, куклы, звери, погремушки – все это его произведения, которые были в каждом городе СССР, в каждом доме, в каждой семье.

Карнавал, Центр Шемякина

Основное, что роднит этих художников – любовь к сказке. Разумовский, подобно стойкому оловянному солдатику Андерсона, имел физическое отличие – на войне он потерял левую руку. Но это не помешало ему исполнить свою мечту – поступить в Училище Штиглица и стать скульптором.

Карнавал, Центр Шемякина

Можете представить, как трудно работать, например, с глиной одной рукой. Кстати, в студенческие годы он пользовался огромной популярностью – помогало чувство юмора, открытый характер, а фронтовое прошлое увеличивало авторитет.

Карнавал, Центр Шемякина

«Еще студентом Разумовский пришел Охтинский химический комбинат, и там ему были очень рады. На тот момент у них не было ни одного скульптора или художника, который мог бы сделать оригинальную модель игрушки, – рассказала искусствовед, историк игрушки Дарья Соболева. – Практически все довоенное – это краденые немецкие модели. После окончания училища он перешел на «Ленигрушку», трудился в разных местах. Разумовский привлек к этой работе целую плеяду скульпторов, многие из которой оставались в игрушке всю жизнь. Кроме этого Разумовский создавал и скульптурные работы на тему войны и блокады. Трудиться он закончил уже в 1990-е годы».

Дарья Соболева

В том, что авторство Разумовского удалось установить благодаря любящей семье, и это позволило ему стать центром выставки, кроется особый смысл. Модели игрушек и лидеры государства могут меняться, главное, что Новый год – это семейный праздник. Таким он был всегда, таким и останется.

Карнавал, Центр Шемякина

Выставка продлится до 8 января 2019 года.

ДМИТРИЙ  ГЛЕБОВ

25 декабря 2018.
Текст и фото: Дмитрий Глебов.
Рубрика: Музеи / кино. Тэги: .

Фотограф Таисия Овод, Предоставлено Молодежным театром на Фонтанке

«Театр в объективе» показал мастеров

В Молодежном театре на Фонтанке назвали имена победителей Второго конкурса молодых фотографов. Первый конкурс «Театр в объективе» состоялся в 2018 году. Он был учрежден Молодежным театром на Фонтанке при участии Комитета по культуре Санкт-Петербурга и Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Мик Мосс, Antimatter

Мик Мосс: Когда сочиняю, я — хирург, который оперирует сам себя

Группа Antimatter посетила Россию месяц назад с очередным туром, представив публике свой новый альбом Black Market Enlightenment и очаровав зрителей настолько, что никто не хотел ее отпускать — общение продолжалось и после концертов. С тех пор Мик Мосс успел вернуться домой, получить номинацию на премию Progressive Music Awards и рассказать «Петербургскому авангарду» о впечатлениях о концертах в России, музыке в целом и о том, как и почему он создает свои песни — нам показалось важным продолжить разговор, который начался месяц назад.

Сергей Курехин

По следам «Поп-механики»

Выставка к 65-летию Сергея Курехина проходит в центре его имени на Лиговском проспекте. Сергей Курехин — легендарная личность, один из главных петербургских героев конца ХХ века, гениальный композитор и пианист, создатель и руководитель уникального оркестра «Поп-механика», автор музыки к кинофильмам и основатель звукозаписывающей фирмы, организатор своего Центра космических исследований и собиратель кактусов, издатель и библиофил, которому в этом году исполнилось бы 65 лет.

Камерный театр "Круг"

Русская готика в театре «Круг»

Камерный драматический театр «Круг» на Касимовской улице, 5, в Санкт-Петербурге придерживается тех позиций, от которых все дальше отходят «большие», парадные театры, являющиеся культурным лицом Санкт-Петербурга, — это «психологический театр, во всем многообразии жанров исследующий жизнь человеческого духа». «Петербургский авангард» продолжает свой рассказ о небольших и мало известных театрах Северной столицы, притаившихся как в центре города, так и в самых отдаленных его уголках.

Радуга, ТЮЗ, Нора

«Радуга»: Много философии и особая эстетика

Международный театральный фестиваль «Радуга» оставил богатое послевкусие. В Петербурге много фестивалей, но «Радуга» — особый. В нем есть широкий спектр экспериментов и свободного режиссерского поиска. Санкт-Петербургский ТЮЗ проводит фестиваль уже в двадцатый раз. Старая афиша, встретившаяся у проходной «Красного треугольника», напомнила, с чего начинался фестиваль этого года. Со спектакля знаменитого англичанина Питера Брука «Узник».

Томас Азир

Томас Азир: самое главное в жизни — это делиться настоящим

23-й Международный фестиваль SKIF прошел на Новой сцене Александринского театра две недели назад. За хедлайнером — культовой группой Goblin — несколько потерялись остальные участники: берлинский дуэт CEEYS, британцы Blurt, Lau Nau из Финляндии, белорус Егор Забелов и другие. «Петербургский аванград» много лет поддерживает проекты ЦСИ имени Сергея Курёхина, и на этот раз корреспонденту агентства удалось в общей суматохе фестиваля не проглядеть очень неординарное и интересное выступление молодого нидерландского исполнителя Томаса Азира. Судя по реакции аудитории, его уже ждут здесь снова. Сразу после окончания своего очередного европейского тура Томас дал интервью нашему корреспонденту.