«Довлатов»: Мнения экспертов

Прокат фильма «Довлатов» режиссера Алексея Германа-младшего продлили до 11 марта — благодаря успеху киноленты. В фильме показаны несколько дней из жизни Сергея Довлатова в начале ноября 1971 года. События разворачиваются в Ленинграде менее чем за год до отъезда писателя в Таллинн. «Довлатов» — кино о непростом советском времени и литературной жизни в нем. «Росбалт» опросил экспертов и друга Довлатова, которые рассказали, какие впечатления произвел на них фильм Алексея Германа-младшего и стоит ли его смотреть.

Довлатов

Андрей Арьев, литературовед, друг Сергея Довлатова:

«После просмотра у меня надвое раскололось сознание. Если бы я не знал Довлатова, Бродского, то этот фильм был бы прекрасной фреской той жизни. Но я знаю Довлатова. И хотя актер, который сыграл главную роль, внешне очень похож на Сергея, по импульсу, темпераменту он не соответствует личности писателя, жившего в Ленинграде в те годы. Довлатов всегда и всюду был в центре внимания, никогда не оставался сторонним наблюдателем. Он непрерывно шутил, был живым, а не погруженным в себя. Всегда был в диалоге со своими собеседниками, на их уровне, а не выше их. Поэтому фильм для меня удачен с художественной точки зрения, но неверно трактует Довлатова.

Значительное достижение этой картины — то, как представлена картина жизни андеграунда, культуры 1970-х годов. Фильм очень соответствует советской стилистике, и хорошо, что там показан не парадный Ленинград, а промышленная корабельная зона, редакции в полурабочих местах.

Меня поразила игра всех актеров, в том числе маленькой Кати. Эпизодическая роль редактора газеты, всей публики, особенно запомнился молодой поэт из подземелья. Вызывает вопросы мама Довлатова. Нора Сергеевна была блестящей женщиной, она рассказывала что-то интересное, а не читала морали своему сыну.

Актер, который играет Бродского, очень хорош. Слава богу, что он на него не очень похож внешне, но читает так, словно это сам Бродский. Я даже сначала подумал, что в фильме использовали магнитофонную запись поэта, но оказалось, что нет. Невозможно себе представить, чтобы Довлатов, когда читает Бродский, так отстраненно на что-то посмотрел мимо и ушел вдаль. Это совершенно нелепо.

Довлатов

Очень правильно, что писатель показан в художественной среде. Она была для него намного органичнее, чем литературная. Там Довлатов чувствовал себя свободнее: не нужно было напрягаться и думать, кто и что сказал. Об этом практически никто не знает — и слава богу, что это уловили.

Я думаю, что снять фильм про Довлатова, каким он был на самом деле, практически невозможно. Его проза настолько сконцентрирована и настолько жила сама по себе, что на экране это невозможно отобразить. При этом экранная жизнь отвлекает зрителя от речи героев. Недаром в этом фильме разговоры творческой интеллигенции растворились в картине жизни — запомнить что-то словесное выражение очень трудно. А проза Довлатова — это непрерывный диалог, в котором все и проявляется».

Владислав Пастернак, кинопродюсер:

«Картина, конечно, прекрасна за счет художника-постановщика и очень интересного подбора актеров. Авторы добились портретного сходства с Сергеем Довлатовым, пригласив на главную роль сербского актера Милана Марича. Что касается содержательно-стилистической стороны дела, то мне кажется, это авторский фильм Германа-младшего. Он узнаваем, как и все его предыдущие работы. Это и мануальная стилистика, мягкий свет, большое количество тональной перспективы. Визуально фильм похож на такие картины, как „Под электрическими облаками“, и в меньшей степени на „Бумажного солдата“, где режиссер и раньше касался тематики творческой интеллигенции.

Мне кажется, это больше фильм Алексея Германа-младшего, чем фильм о Довлатове. Для поклонников и того, и другого — достойная картина. Очень порадовала работа Антона Шагина (играет поэта-метростроевца Антона Кузнецова). Несмотря на то, что роль актера совсем маленькая, она очень эмоциональная и запоминающаяся.

Довлатов, Антон Шагин

Весь фильм — это прежде всего авторское высказывание режиссера. Довлатов у каждого свой, и ждать какого-то адекватного переложения книжного героя на экран не приходится. Если вам нравится такая эстетика, манера, то вам и фильм понравится. Хотя многие зрители впервые открывают для себя творчество Алексея Германа-младшего благодаря этой картине».

Анастасия Принцева, руководитель петербургского фестиваля, посвященного Сергею Довлатову, «День Д»:

«У меня, скорее, положительные впечатления от фильма. Это очень тонкий лед — снимать кино про автора, к которому у каждого из нас свое очень личное отношение. Это вход в зону почти что сакрального для многих ленинградцев. Довлатов — свой для всех. Он никогда не вставал в позу, в отличие от того же Бродского. Он такой же, как мы. Его чувства нам понятны. Поэтому он нравится и тем людям, которые книг почти не читают, и тем, кто читает только высоколобую литературу. Он по природе своей демократичен.

Многие говорят, что фильм — всего лишь набор сцен, каждую из которых можно спокойно заменить другой. Но мне кажется, что в задачи автора не входило снять какую-то драматургическую историю. Основной целью было пройти этот эмоциональный путь, прожить эти пару часов в одном мире с Довлатовым.

Кто-то утверждает, что есть мелкие фактологические ошибки: например, Бродский не разговаривал с Довлатовым на „ты“. Но ведь режиссер не может с точностью восстановить то время — это художественная работа. Другие говорят, что Довлатов здесь одинаков на протяжении всего фильма — он из раза в раз не может договориться сам с собой и с этим миром и просто выпадает из него. Ну это же тоже выбор режиссера, он не может показать нам всего Довлатова.

Довлатов

В отличие от фильма Говорухина, где, конечно, совсем не Довлатов, здесь узнавание состоялось. Для меня самое главное в картине Германа-младшего — сочувствие писателю и его близким. Очень деликатно и тонко в фильме представлен советский мир. Он показан с нежностью, как и сам герой. Для меня самое важное, что есть в фильме — это поразительное сочетание разреженного воздуха нежной оптики картины, благодаря которой ты буквально попадаешь обратно в то время, как во сне, — и ощущения духоты от того страшного совка, где людям не хватало кислорода».

Николай Митрохин, историк советского общества и советской литературы:

«Отношение к фильму неоднозначное. С эстетской стороны — многое можно покритиковать, хотя в целом фильм исторически достоверен. Это такой „Хрусталев, машину!“ двадцать лет спустя. Однако если в первом есть сумасшедшинка (возможно, гениальная), вызывающая желание пересмотреть и разобраться в деталях (не из удовольствия от просмотра, а из любопытства), то тут нет. Все понятно примерно через 15 минут просмотра, и дальше сюжет ходит по замкнутому кругу.

Однако для массовой аудитории картина полезна. На премьере зал был битком. Много молодежи, что хорошо. Ну, и вообще почти невероятно, что фильм об удушливой атмосфере советской эпохи был снят при поддержке Полтавченко и Михалкова. Впрочем в 1970-е прогрессивные фильмы также снимались при поддержке реальных сталинистов.

Возможно, я неудобно сидел перед экраном, но 10% текстов в репликах не могли разобрать ни я, ни мои соседи, особенно — в групповых сценах. Может быть, это задумка режиссера, демонстрирующая Довлатова в своеобразном психологическом туннеле. Стремление показать, что он немного аутист в этой среде. Но тогда стоило выделить моменты, когда писатель выходит из этого туннеля и наступает ясность.

Алексей Герман-старший

Литературный образ Довлатова и сам писатель, как человек, — довольно разные категории. Я знал это, когда шел на фильм. Актер подобран на роль довольно удачно. Меня лично больше раздражали непрерывные сцены курения. Причем персонажи курят хорошие сигареты с фильтром, а не ту дрянь, что курила питерская и московская интеллигенция в реальной жизни. Тогда „Беломор“ считался приличными папиросами.

Алексей Герман-младший

Алексей Герман-младший использует приемы своего папы. Порой это подражание чрезмерное. Но фильм все же о Довлатове. Как фигура он там, несомненно, присутствует. И должен сказать, что факт наличия в национальном корпусе такого фильма о недавней истории — это хорошо. При всей критике в отношении Германа-младшего, надо сказать, что в целом заданный уровень весьма приличный. Фильм про Довлатова можно было снять значительно хуже, поэтому я считаю, что такое кино — большая редкость».

7 марта 2018.
Текст: Александра Полукеева.
Рубрика: Музеи / кино. Тэги: , .

Театр на Пролетарской

Настоящее искусство в пролетарском Доме культуры

Представители старшего поколения петербуржцев помнят о том, какую важную роль играла культурно-просветительская работа с населением в СССР. Традиция развития домов культуры началась в 1920-х годах прошлого столетия. Кто только этим не занимался! Советская интеллигенция, профсоюзы, колхозы, Советская Армия, пионерская организация. И до сих пор эти островки культуры объединяют людей, неравнодушных к искусству.

Мертвые души Гоголя, предоставлено пресс-службой Театра на Васильевском

Бал у Сатаны на Васильевском острове

Театр на Васильевском не первый год радует зрителя неординарным и непредвзятым подходом к классике. Хотя очевидно, что именно такой подход гарантирует внимание публики. Но на сей раз этот островной театр превзошел себя, представив петербургскому зрителю премьеру по мотивам поэмы Николая Гоголя «Мертвые души». Эта постановка — вполне осознанный и удавшийся эксперимент, хорошо срежиссированный и подготовленный. Такие эксперименты стали модны в последнее время, но не всем и не всегда удается придать им глубокий смысл и внятную форму, доступную пониманию не только махровых критиков и театроведов, которые разглядят в постановке влияние Мейерхольда и Вахтангова, но и для простых смертных.

Премия Сергея Курехина

Культурный СПА-салон в Центре Курехина

В воскресенье, 21 апреля (19:00), в Санкт-Петербурге будут определены победители Премии имени Сергея Курехина. Единственная петербургская награда в области современного искусства отличается от столичных тем, что отдает предпочтение новаторским, революционным, концептуальным и мультижанровым проектам. Ведь именно эти принципы развивал Сергей Курехин вместе с «Поп-Механикой».
До 16 мая в Центре современного искусства имени Курехина на Лиговском проспекте, 73, продлится выставка проектов, вошедших в лонг-лист Премии Сергея Курехина. В экспозицию вошли 72 произведения, по которым можно оценить, как развивается современное искусство.

Валерий Фокин

Валерий Фокин покидает секретариат СТД

Художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин написал заявление на имя премьер-министра РФ Дмитрия Медведева и главы Минкультуры России Владимира Мединского о выходе из секретариата Союза театральных деятелей (СТД). Валерий Фокин объяснил, что сделал это в знак протеста против позиции союза по поводу объединения Александринки и Волковского театра.

Евгений Водолазкин, фото предоставлено писателем

Евгений Водолазкин: «Близкие друзья» – спектакль для театральных гурманов

В мире современной литературы есть множество фамилий, но мало имен. Евгений Водолазкин – один из немногих, чье творчество заняло определенную литературную нишу и нашло свою публику среди читателей разных социокультурных кругов. Романы «Соловьев и Ларионов», «Лавр» и «Авиатор» – удивительные произведения, отразившие особое отношение автора к историческому процессу и личности человека. Евгений Водолазкин – финалист престижных литературных премий, таких как «Национальный бестселлер», «Русский Букер», «НОС» и «Книга года», лауреат премий «Ясная Поляна», «Большая книга», «Русский Рим», Премии Александра Солженицына, национальной премии «Русские рифмы, Русское слово» и других.

Молодежный театр на Фонтанке, Нас обвенчает прилив

Неутоленная страсть в морской пене

Удивительное впечатление производит камерная сцена Молодежного театра на Фонтанке: как будто это красивая шкатулка из детства, в которой хранятся все дорогие сердцу ребенка сокровища — красивая шелковая ленточка от коробки конфет, ракушка из лета, флакон из-под маминых духов, красивый камешек и… что там еще приберегают дети, склонные мечтать? Спектакли, которые идут на этой сцене, — предельно лиричные, построенные на соприкосновении душ, удивительно трогательные. Они возвращают надежду, желание остановиться и заглянуть в себя, туда, где вроде бы все отжило, но вдруг понимаешь — нет, еще что-то бьется в ритме сердца.