«День Д»: шесть впечатлений после фестиваля Довлатова

Праздник в честь 75-летия Сергея Довлатова в Петербурге продолжался три дня. Во дворах между Фонтанкой, улицей Рубинштейна и «Пятью углами» звучал джаз, аплодисменты и голос историка Льва Лурье. А в конце улицы гостей «встречал» бронзовый Довлатов на фоне свежей штукатурки стены. «День Д», инициированный самими петербуржцами, превратился в глобальные народные гулянья.

«День Д»

1. Корюшка, «Зенит» и брутальные кадры

Вечером 2 сентября в «Англетере» открыли кинофестиваль, посвященный Довлатову. Зал был переполнен. Часть зрителей вынужденно стоя аплодировали фильму Льва Лурье о нью-йоркском периоде жизни писателя. Получилось ностальгически: мы смотрели на Нью-Йорк 2006 года и на героев «Дня Д», какими они были десять лет назад. Сразу после фильма Лурье и Юрий Сапрыкин дискуссировали на тему компромисса. Начали с заготовки о разнице культурных миров Москвы и Петербурга. К счастью, потом перешли к обсуждению личности и творчества юбиляра. «Довлатов наш! — воскликнул Лев Лурье. — Он такой же наш, как корюшка, как «Зенит». Я надеюсь, все понимают, что памятник Довлатову — это ответ мосту Кадырова?». Историк, впрочем, не стал развивать тему и перешел к сравнению Довлатова с Дмитрием Быковым. Со стен одного из залов гостиницы на выходивших из кинотеатра смотрел суровый, брутальный Довлатов — накануне стартовала выставка фоторабот Марка Сермана.

Другая тематическая выставка открылась в «Эрарте». Фотограф Нина Аловерт представила свои портреты писателя, а в соседнем зале выставили иллюстрации художника Михаила Гавричкова. Довлатов у Аловерт не менее брутальный, но более добрый. С фотографий он нежным взглядом следит за десятками опустошаемых бокалов вина. Гавричков подготовил иллюстрации для издательства «Вита Нова», придав им легкий ретроколорит: плотные акриловые мазки, лубочные, скругленные фигуры, нагромождение плоскостей. Все это в серых цветах колымской зоны либо туманно-синих вечерних красках Пушкинских Гор.

«День Д»

2. От квеста до коктейля

Чуть ли не главной сложностью всего праздника оказался аншлаг. Предварительная запись не спасла организаторов от стихийных живых очередей. В помещениях часто приходилось стоять, а уличные этапы превратились в сумбурные, но веселые гулянья. У двора школы №206, где учился Довлатов, в выходные стартовали квесты. Нужно было найти короткий путь через дворы от школы к дому №23 на Рубинштейна, припомнить, как звали тетушку писателя, жившую в доме-«коммуне», где ныне памятник Ольге Берггольц. Наконец, найти подсказку в сквере Маневича и узнать, по какому назначению раньше служил один из домов в Щербаковом переулке. Без мобильного Интернета не разберешься, его услугами вместе с коллегами по команде «Глаша» я и воспользовалась.

Побродив по дворам Толстовского дома, мы финишировали в баре «Цветочки» первыми, за что полагался приз. «Ой, а ведь сейчас только два часа дня», — спохватилась одна из участниц квеста, глядя, как бармен смешивает коктейль «Довлатов». Но он безжалостно влил в бокал стопку водки…

«День Д»

3. «Полдник воспоминаний»

Пока компании молодежи кочевали по дворам в районе Рубинштейна, в очередном переполненном зале, на этот раз Фонтанного дома, шел «полдник воспоминаний», как окрестили его участники. Друзья и знакомые писателя вспоминали о «том» времени: как познакомились, где работали и где халтурили, к кому ходили в гости, кто кого провожал домой. Все это было бы ностальгическим полушепотом людей пенсионного возраста, если бы не талант каждого из них — Андрея Арьева, Якова Гордина, Елены Скульской — преподнести свою историю как премьеру острого анекдота. 

Довлатов умело конструировал такие «анекдоты» в жизни, чтобы потом записать. А на встрече выяснилось, как много «заготовок» остались не использованы, но вполне пригодны для массового веселья. Появились на «полднике» и только что прилетевшие из Нью-Йорка Елена и Екатерина Довлатовы, вдова и дочь писателя.

«День Д»

4. Без двери, но с цветами

Воскресенье 4 сентября началось с открытия памятника Довлатову. Скульптор Вячеслав Бухаев напомнил, как долго и сложно создатели добивались установки монумента. Пока что писатель вернулся к родному дому без фундамента и двери с рамой. В таком неоконченном виде бронзовый Довлатов во всю принимал пышные букеты цветов. 

В 17:30 состоялось повторное, неофициальное, открытие памятника. Елена и Екатерина Довлатовы тонкими голосами искренне и немного удивленно поблагодарили город. Татьяна Толстая заметила, что Довлатов — может, и не великий, но очень любимый писатель. Затем на сцену в память о довлатовской Глаше вышли фокстерьеры, что вызвало бурное умиление публики. Билли Новик с командой заиграли джаз.

«День Д»

5. В гости к мигрантам

Параллельно рядом формировалась очередь в квартиру Довлатова. Заходить в коммуналку на третьем этаже должны были группы по 15 человек, но очередь стихийно захватила лестницу, а в квартире растянулась по знаменитому метафизическому коридору. Уборную хозяева отремонтировали, чем крайне горды, но у всего остального вид такой, будто последний ремонт делали еще до заселения Довлатовых.

В большой комнате, которую некогда выделили матери писателя, неплохо говорящий по-русски узбек признался корреспонденту «Авангарда», что Довлатова не читал, а всего в бывшей комнате писателя живут трое мигрантов. Они тщательно убрались перед наплывом гостей: можно ходить по центру комнаты и фотографировать колоритную печь. Что примечательно, к обитателям комнаты напротив кухни поздно вечером 3 сентября приходил агент по недвижимости и предлагал варианты расселения. Чтобы, по словам жильцов, сделать «или музей, или отель» из коммунальной квартиры.

«День Д»

6. Прогулка по барам как спектакль

«День Д» 4 сентября вылился на улицы города и вывел на свет своих создателей. Экскурсии по довлатовским местам водил сам Лев Лурье. Историк сокрушался, что удачное место в сквере Щербакова переулка уже занято Маневичем: «Конечно, Довлатову самое место было бы здесь, но тут взяли и убили Маневича…». Молодой режиссер Семен Александровский представил спектакль «Задержанный» по пьесе Вячеслава Дурненкова. В такой день велик соблазн сделать ставку на уличный спектакль, в идеале — чтобы он «провел» зрителей по всей улице Рубинштейна. И ставка на одного актера — большой риск. Александровский так и сделал: в прошлом телевизионный актер в образе милиционера сообщал зрителям свои рецензии, вернее, претензии к довлатовским текстам. Он комментировал цитаты и факты биографии писателя. «Да разве это хорошие тексты? Это полная фигня!» — негодовал милиционер, и каждый рядом понимал, сколько в этом любви. Почтенную публику водили из одного бара в другой, всем наливали по 50 грамм. Нет нужды добавлять, что спектакль получился искрометным, жизненным, а к концу стал даже компанейским.

Особый вкус «Дню Д» дала его единичность, ведь у нас его не было, и не факт, что еще будет. К окончанию праздника захотелось купить пару томов Довлатова (их в магазинах продавали со скидкой, и они кончились еще днем), взять на автовокзале билет до Пушкиногорья или хотя бы подпереть дверной косяк вместе с писателем, чтобы поймать на себе его взгляд.

5 сентября 2016.
Текст: Анастасия Семенович, фото: Анастасия Семенович, Александра Полукеева
Рубрика: Литература. Тэги: , , , , .

Motorpsycho

Бент Сэтер: Motorpsycho любят специфические люди

Культовая норвежская группа Motorpsycho выступила на Новой сцене Александринского театра. Впервые российские поклонники вживую услышали своих кумиров — четырехкратных обладателей норвежской Grammy. Концерт Motorpsycho прошел 18 мая в Санкт-Петербурге на фестивале SKIF, который посвящен памяти легендарного музыканта Сергея Курехина.

Андрей Шишкин

Андрей Шишкин: Стремлюсь к тому, чтобы в театре всегда был дирижер мирового уровня

В рамках больших гастролей в Санкт-Петербурге с оперой «Сатьяграха» Филипа Гласса выступил Екатеринбургский театр оперы и балета. Эта опера, обращающаяся к такой великой фигуре, как Махатма Ганди, идет на санскрите, а написана одним из величайших композиторов ХХ века. Безусловно, она стала событием в культурной жизни России.

Иван Пинженин

Иван Пинженин: Хочу завести вечный двигатель обмена энергией

Петербургский поэт и музыкант Иван Пинженин родом из Екатеринбурга. Он сотрудничает со многими современными музыкантами и рок-группами. Его первая книга «В моем magazine» вышла в петербургском издательстве «Геликон Плюс» в 2012 году. К слову сказать, это издательство основано писателем Александром Житинским, который одним из первых обратился к созданию летописи российской рок-музыки.

двор Санкт-Петербурга

Новые пешеходные маршруты в Петербурге: свет и тень

Санкт-Петербург — город, который невозможно узнать до конца. Все три столетия он развивается, меняется, преподносит сюрпризы своим жителям, а уж гостям на этот город и вовсе невозможно насмотреться. Вот недавно новые пешеходные маршруты по Северной столице предложило предприятие «Ленсвет» и петербургских архитектор Екатерина Новикова.

Елена Боброва

Елена Боброва: Петербуржцы заново открывают свой город

В город, кажется, пришла теплая погода. Уже открылся сезон катаний на велосипедах и череда городских праздников для любителей двухколесных: 18 мая состоится традиционная акция «На работу на велосипеде», а 3 июня на фестивале ЗСД будет велопробег. Корреспондент «Петербургского Авангарда» поговорил с Еленой Бобровой — велогидом по Санкт-Петербургу.

Босх и Брейгель

Северное Возрождение в Северной столице

В одном из самых популярных арт-пространств Санкт-Петербурга «Этажи» до конца мая можно посетить выставку «Босх и Брейгель. Мистические образы и тайны», посвященную творчеству двух величайших мастеров Северного Возрождения. Оба художника мало изучены и их наследие невелико в количественном смысле, однако сложно оспорить ценность их вклада в мировую культуру. В России их работ нет ни в музеях, ни в частных собраниях, поэтому «Этажи» собрали на своей площадке качественные репродукции наиболее известных картин, и объявили девизом мероприятия лозунг «Мистическому городу — мистическая выставка».