Текст: Марья Смирнова, фото и графика: «Петербургский авангард».

Подробный план музея Бродского в доме Мурузи

В день 75-летия Иосифа Бродского 24 мая в доме Мурузи на Литейном проспекте на несколько часов открыли музей-квартиру поэта «Полторы комнаты». Здесь Бродский провел последние годы в России — вплоть до эмиграции в США в 1972-м. Для тех, кто не успел прогуляться по «полутора комнатам» семьи Бродских, «Петербургский авангард» нарисовал план квартиры-музея.

Четыре из пяти комнат коммунальной квартиры №28 выкуплены, в последней до сих пор живет соседка Бродского Нина Федорова. Уговорить хозяйку продать жилплощадь не удается несколько лет. Незадолго до открытия музея было принято решение отгородить комнату бывшей соседки поэта, а вместе с ней и исторический вход в квартиру — с улицы Пестеля.

Музей Бродского пытались создать 16 лет. В юбилей поэта его двери открыли для посетителей всего на несколько часов. В музей было сложно попасть из-за огромных очередей. По словам очевидцев, очередь в «полторы комнаты» заняла «полтора квартала». Реставрация квартиры продолжается. Сколько времени она займет и когда музей начнет работу в полноценном режиме — пока неизвестно. Ранее предполагалось, что это произойдет в конце 2015 года. Сегодня куратор музея Бродского Нина Попова отзывается об этой дате весьма пессимистично.

Недавно в Петербург из США был доставлен контейнер вещей, рукописей и фотографий Бродского весом в 700 кг, однако эти экспонаты публике не показали — из-за грибка, обнаруженного в квартире, перевозить их сюда нельзя. Оригиналы вещей заменила временная инсталляция Сергея Падалко, составленная в основном из фотографий. Снимки дают представление о том, как была обставлена квартира раньше, как в ней проходила жизнь поэта и его родителей. Подробно о подлинниках, прибывших в Петербург и ожидающих открытия музея после реставрации, Нина Попова рассказала в интервью.

Дом Мурузи — самый знаменитый адрес Бродского. В Петербурге куда ни глянь — место Бродского. Дмитрий Губин составил список адресов, где присмотреться стоит особенно внимательно. В него вошли, к примеру, Дзержинский районный суд, парадоксально работающий по сей день, или психбольница №2 на Мойке, где Бродский, по его словам, провел худшие недели своей жизни.