Алексей Булыгин,
писатель и коллекционер, кандидат филологических наук, автор биографий Франко Корелли и Энрико Карузо (ЖЗЛ)

11 декабря 2014 / Петербургский авангард

Петербургский авангард

Осень прошлого года. Йонас Кауфман поет в Москве. Десятки, если не сотни питерцев едут в столицу. Теперь Йонас в Петербурге. Москвичи мчат в культурную столицу. Да что там москвичи! 15 декабря в Питер съедутся люди из самых разных городов. Самый дальний, насколько я знаю, Екатеринбург. Такое паломничество на концерт из регионов было замечено, когда в наш город приезжали, разве что, Пол Маккартни или Ян Гиллиан — золотые легенды рок-музыки.

Оправдан ли ажиотаж? Является ли популярность Кауфмана продуктом эффективной рекламы, которой под силам из ничего сделать нечто? А ведь реклама гласит, что Йонас — лучший тенор современности. Едва ли не впервые в жизни я уличаю ее не в обычном для этого жанра преувеличении, а в преуменьшении. Йонас Кауфман — не просто лучший тенор последних десятилетий, сейчас это самая крупная фигура на оперном небосклоне в принципе.

Причин тому гораздо больше пяти (для меня — тысяча и одна), каждая из которых — уже повод приобщиться к концерту Йонаса в Петербурге, но вот основные.

15 декабря в Санкт-Петербургской филармонии им. Шостаковича в рамках фестиваля «Площадь искусств» пройдет вокальный вечер Йонаса Кауфмана

1

Уникальный
вокалист Кауфман

Историей вокального искусства я занимаюсь почти сорок лет. Я писал о самых великих тенорах прошлого — Карузо, Корелли, Лаури-Вольпи. Естественно, я неплохо знаю их окружение. И мне есть, с кем сравнивать Йонаса. И он — фигура неслучайная в этом ряду. Феноменальный по красоте голос — это уже дар, и дар крайне редкий.

Но одного прекрасного голоса мало, печальных примеров огромное число. Необходимо еще умение им распорядиться. Но и в этом смысле Кауфман виртуоз виртуозов. Возьмем хотя бы один вокальный прием. Обладателю большого голоса (а драматический тенор — это самый сильный из всех голосов) не сложно усилить, «развернуть» звук на какой-то ноте, например, в финале романса Радамеса. А вот «сфилировать» — то есть уменьшать звучание до растворения звука в тишине — это уже под силу лишь сверхпрофессионалам. И это умение среди теноров — редчайшее. Достаточно сказать, что этого не могли делать ни король теноров Энрико Карузо, ни самый совершенный в плане техники и музыкальности швед Юсси Бьерлинг. Чтобы было понятнее, о чем речь, позволю сравнение. Представьте себе, что штангист выжимает тяжеленную штангу. Помните, что дальше? Подержав несколько секунд над головой, он бросает ее. А теперь представьте, что спортсмен ее не бросает, а медленно опускает и нежно кладет на пол. Каких усилий и колоссального напряжения стоило бы это ему. Точно тех же, что и певцу с большим голосом уменьшить звучание после фортиссимо. Певцы, умеющие такое, это сверхпрофессионалы. Послушайте, как «филирует» Кауфман практически в любой партии. Хотя бы здесь.



Ария Каварадосси из оперы Пучинни «Тоска», Мюнхенский оперный фестиваль, 2010

Иначе, как вокальным чудом, я это назвать не могу. А ведь не стоит забывать, как эту партию пел великий Корелли — казалось, недосягаемое совершенство. Оказалось, досягаемое.