Жером Каплан: Новый «Дон Кихот» будет лучше предыдущих

В декабре этого года в Театре балета имени Леонида Якобсона состоится премьера балета на музыку Людвига Минкуса «Дон Кихот», над которым работают знаменитый художник Жером Каплан и звезда мирового балета, хореограф Йохан Кобборг. Жером Каплан уже провел примерку сценических костюмов. Этот сценограф с русскими корнями известен тонкой проработкой деталей эскизов театрального костюма. В интервью «Петербургскому авангарду» художник рассказал, какими были его первые декорации и чем он вдохновлялся при создании еще одного, третьего по счету, «Дон Кихота» в его жизни.
Жером Каплан

29 сентября 2017.
Фотографии Евгения Васильева, предоставлены пресс-службой Театра балета имени Леонида Якобсона.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: .

Жером Каплан активно сотрудничает с Балетом Монте-Карло, французским Национальным балетом Нанси и Лоррена, Национальным балетом Китая, Национальным балетом Кореи, Королевским балетом Фландрии, балетными труппами Майнингенского и Дортмундского театров, Финским национальным балетом, Литовской национальной оперой, Рейнской национальной оперой, труппой «Балет Европы» в Марселе, театром «Комеди Франсез» и с другими прославленными коллективами. Он не раз признавался, что счастлив работать с русскими театрами, и вот почему:

Жером Каплан и Йохан Кобборг

Чем для Вас в работе являются ваши русские корни? Вы чувствуете их влияние?

Русская культура известна во всем мире своей литературой, классической музыкой и балетом. Уверен, что мои русские корни привели меня как раз к тому, чем я сейчас занимаюсь. Я думаю, что русские предки по линии дедушки наградили меня особой восприимчивостью.

Россия находится между востоком и западом, и это вроде бы европейская страна, но в то же время в ней очень много азиатского. И это сочетание мне всегда нравилось. Я европеец, но при этом большой поклонник китайской и японской культуры.

История России — совершенно невероятна, иногда романтична, подчас сентиментальна. И я, как любой русский человек, чрезвычайно сентиментален. Поэтому ставить балет в России — большое везение для меня.

Примерка костюмов Жерома Каплана

Премьера «Дон Кихота», которая состоится 13 декабря в БДТ Товстоногова, а затем последует второй показ — 19 декабря в Александринском театре, приурочена к 200-летию Мариуса Петипа. Вы можете назвать главную особенность хореографической системы Петипа?

Этот француз из Марселя сделал головокружительную карьеру в России, фактически создав эстетику русского балета. Он был чрезвычайно образован, много работал и стал законодателем танца, навсегда войдя в мировую историю. Все воспринимают его именно как русского хореографа, но я полагаю, что он скорее гражданин мира.

Мне кажется, что Петипа был очень силен в пантомиме и характерных танцах. Именно поэтому он так успешно сотрудничал с хореографом Львом Ивановым, столь же непревзойденным мастером характерного танца. Белый акт в «Лебедином озере» — это заслуга Иванова. А Петипа сочинил темпераментный третий акт с игривой Одиллией и национальными танцами — испанским, неаполитанским, венгерским, польским. Я все это обожаю!

Жером Каплан

Семь лет назад Вы в качестве сценографа и художника по костюмам принимали участие в постановке «Дон Кихота» в Голландском национальном балете. Готовясь к новому «Дон Кихоту» в Санкт-Петербурге, Вы стараетесь создать что-то совсем новое или используете прошлый опыт?

Да, безусловно я использую прежний опыт. Интересно, что в Амстердаме я поставил своего второго «Дон Кихота», а за семь лет до этого был первый — в Южной Корее. Получается, что я делаю одного «Дон Кихота» раз в семь лет.

У меня богатый профессиональный опыт: осталось мало больших балетов, над которыми я не работал. Я создавал костюмы и декорации для трех или четырех постановок «Ромео и Джульетта», трех «Золушек» (с Алексеем Ротманским и Жаном-Кростофом Майо) и многих других.

Сейчас мне хотелось бы сделать «Коппелию», комический балет на музыку французского композитора Лео Делиба, премьера которого состоялась в Парижской опере в 1870 году. Кроме того, я думаю о «Спартаке» (музыка — Арама Хачатуряна; впервые балет был поставлен Леонидом Якобсоном в Ленинградском театре оперы и балета в 1956 году — прим. «Петербургского авангарда»).

Я готов делать несколько раз один и тот же балет, потому что все равно всегда создаю что-то другое, что-то новое. Безусловно, какие-то заимствования из прошлых проектов у меня есть, пусть даже бессознательные. Я бы сказал, что с каждым разом совершенствуюсь: очень хорошо ориентируюсь в спектакле, персонажах, представляю себе хореографию. И чем лучше я узнаю этот материал, тем более я свободен в творчестве.

Например, музыкант тысячу раз играет одно и то же произведение, и тем не менее исполняет его по-новому, открывая что-то для себя. С каждым повторением музыка звучит все лучше и лучше, потому что исполнитель оттачивает свое мастерство. В моем случае действует тот же принцип.

Костюмы Жерома Каплана

Как вам удается быть универсальным художником: создавать костюмы и декорации к самым разным постановкам и балетам — как намеренно обращенным в прошлое, так и подчеркнуто современным?

Я всегда ставлю себя на место публики и задаю себе вопрос: какого «Дон Кихота» я хотел бы увидеть? И отталкиваюсь от этого.

У меня нет особых предпочтений: я могу делать что-то очень современное по духу, но могу создавать исторические, классические постановки. И вы знаете, гораздо сложнее подготовить исторический спектакль, чем современный. Потому что, во-первых, нужно очень хорошо знать эпоху, стиль, манеру одеваться… В каком-то более простом современном спектакле все это находится и создается очень быстро. Для создания исторических костюмов необходимо стать почти археологом. Мне приходится подходить к проекту и с эстетических позиций, и с научных, чтобы не сделать глупость. Все должно быть правдиво с точки зрения истории.

При создании «Дон Кихота» для Театра Якобсона мне очень помогли гравюры XIX века. Я нашел там необходимую атмосферу и исторические реалии, взяв за основу произведения Гюстава Доре, большим поклонником которого являюсь. Скажу больше: я копировал многое в костюмах и декорациях, принося дань уважения этому великому художнику XIX века. По моему мнению, он недооценен. Удивительно, что во Франции очень мало изданий о Доре на французском, чаще — на английском. Разве что у букинистов можно найти старые издания.

Вы работаете над спектаклями и в драматическом, и в музыкальном театре. Где сложнее быть сценографом и художником?

На мой взгляд, в драматическом театре работать скучнее — там люди слишком много разговаривают. Не знаю, как в России, но во Франции в драматических театрах работают большие интеллектуалы, и они постоянно что-то обсуждают. Им все нужно объяснять: почему этот шарф, такой цвет, эта рубашка, грим, что это значит… Все должно быть объяснено! Мне кажется, что просто необходимо найти и ухватить яркую идею, и она тебя поведет.

Балет хорош тем, что в нем многое обусловлено интуитивными творческими находками, едва уловимыми вибрациями, движениями. В работе над балетными спектаклями присутствует магия.

Костюмы Жерома Каплана

Какой у вас любимый театральный художник и почему?

Конечно, Лев Бакст! Это — что-то огромное и непостижимое! Я считаю его моим учителем и знаю всю его жизнь в подробностях. У Бакста невероятно драматичная судьба: революция, эмиграция, связанные с этим лишения. Одна из его сестер умерла в Петрограде от голода.

Баксту пришлось очень много работать, чтобы содержать всю свою семью. Он умер в возрасте 58 лет от сердечного приступа и похоронен в Париже. Этот художник для меня — яркий пример сочетания таланта и трудолюбия.

Лев Бакст

Вы работали с Большим театром в Москве в тандеме с Алексеем Ратманским над балетом «Утраченные иллюзии», за который получили «Золотую маску», и с Михайловском театром в Санкт-Петербурге над «Щелкунчиком» Чайковского в постановке Начо Дуато. Чего вы ждете от работы с Театром балета имени Якобсона?

Не знаю, жду ли я чего-либо… Я счастлив поработать в разных театрах с разными хореографами, жить в новых городах и странах. Я люблю путешествовать, а сейчас доволен тем, что снова приехал в Санкт-Петербург.

Считаю предложение Андриана Фадеева о сотрудничестве очень лестным для меня. Театр Якобсона — хорошо известен во всем мире. И если сейчас нам удастся сделать что-то классическое, но в авангардном ключе, это будет очень интересно.

С эстетической точки зрения можно сказать, что наш «Дон Кихот» — это живая гравюра. С точки зрения классического танца — сплошное удовольствие. В любом случае вечер, проведенный на балете «Дон Кихот» нельзя назвать неудачным. Я обожаю эту постановку!

Что важнее для сценографа — декорации, костюмы или еще что-то?

Сценография — это прежде всего работа с пространством, в котором будет разворачиваться действие спектакля — оперного, драматического, балетного. Например, для балета нужно большое пространство — максимально открытое, а для оперы и драмы — это необязательное условие. Сценограф в первую очередь занимается организацией пространства сцены — я бы сказал, что он бумажный архитектор.

Но я иду еще дальше в своей работе — делаю костюмы. Кстати, так же делал и Лев Бакст. Он даже ставил свет, на что я никогда не решусь. Очень жаль, что чаще всего сценографы занимаются либо декорациями, либо костюмами. Как мне кажется, это неправильно и неинтересно. Бакст делал все, создавая единую атмосферу — по цвету, по костюмам, по гриму.

Заниматься прическами и гримом для меня тоже очень важно. Как правило, я даю гримерам подробные объяснения, как должны выглядеть артисты. Например, мне не нравится, когда глаза у балерин слишком накрашены — я люблю натуральный макияж. Мне не нравятся розовые губы — скорее, красные.

В общем и целом никто мне в этих вопросах не возражает, хотя я не диктатор — я готов все обсуждать, но мне редко возражают. Меня приятно удивили танцовщики Большого театра, которые согласились на все, что я предложил. Я думал там будут очень капризные артисты, но совсем нет. Они посмотрели на мои рисунки и доверились мне.

Жером Каплан

Вы помните свои первые декорации к спектаклю, которые вы создали в 20 лет? Можете рассказать, какими они были?

Я прекрасно помню все, что я делал, храню все рисунки, наброски, копии. Уже могу открыть свой музей. Моя первая постановка — спектакль «Капитан Фракасс» по Теофилю Готье. Я еще учился в Школе искусств, и мне было около 20 лет. Я начал подумывать о том, чтобы посвятить свою карьеру театру. Многие предрекали мне, что я проведу свою жизнь, рисуя огромные камины на задниках сцены. Кстати, именно камин я нарисовал для своей первой постановки, и признаюсь, это была очень наивная работа.

Именно будучи студентом, я начал делать для своих постановок парики, обувь и аксессуары. Это помогло мне узнать мое ремесло в деталях с самых основ. Сначала делаю рисунки, а потом подбираю и прикалываю образцы всех тканей к ним, все очень подробно расписываю. Однажды в Китае мне даже пришлось лично закупать все ткани.

Жером Каплан

Смею надеяться, что я знаю о своей профессии почти все. Но кому-то передать это знание крайне сложно в силу того, что все приходит с опытом. Когда художник сделал очень много спектаклей, он без долгих раздумий выбирает материал, понимая, как это будет смотреться на сцене и на артистах. Поэтому «Дон Кихот», которого я сейчас создаю, будет лучше предыдущего, ведь с каждым новым спектаклем я совершенствуюсь.


 

470 лет назад, 29 сентября, родился Мигель де Сервантес – всемирно известный испанский писатель, автор одного из величайших произведений мировой литературы – романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский».

Борис Романов и Андрей Шимко

Два Дон Кихота на Фонтанке

Фестиваль «Балтийский дом», который в 27-й раз стартовал в одноименном театре 3 октября, закрывается сегодня. В течение трех недель петербуржцы наслаждались творчеством театров из Белоруссии, Венгрии, Германии, Грузии, Дании, Казахстана, Латвии, Польши, России и Хорватии. Не обошлось без сюрпризов: 10 и 11 октября в Молодежном театре на Фонтанке встретились два Дон Кихота — из Москвы и Санкт-Петербурга.

Выставка к 100-летию Октябрьской революции

Летописцы прошлой вселенной

За окном уже разгар октября — того самого месяца, в который случилась Социалистическая революция 100 лет назад. Те экспозиции в Русском музее, которые приурочены к юбилею события, скорее всего, уже посетили все желающие. И значит, можно сделать выводы о значимости и злободневности таких выставок в настоящее время.

Эрмитаж Амстердам

Эрмитаж — к 100-летию Октябрьской революции

В Государственном Эрмитаже состоится масштабное празднование 25 октября, годовщины Октябрьской революции 1917 года. В музее откроется масштабная выставка «Зимний дворец и Эрмитаж. 1917. История создавалась здесь», состоящая из нескольких подразделов. Они охватят те помещения дворца, которые так или иначе связаны непосредственно со штурмом Зимнего.

Русский музей, Шинель

В Русском музее состоялась первая премьера

Пока современные театры заняты поисками новых форм, граничащими подчас с безумием, в Западном павильоне Михайловского замка уже сделана неожиданная и приятная находка. В Центре мультимедиа Русского музея 5 октября была представлена премьера кукольного спектакля с элементами мультимедиа по повести «Шинель» Николая Гоголя. Эта постановка стала удачным сочетанием эксперимента и технологий, которые столь дороги многим продвинутым ценителям современного искусства, с глубоко человечным и мудрым высказыванием классика о «социальном равенстве и неотъемлемых правах личности в любом ее состоянии и звании». Никому не ведомо, думал ли Гоголь именно так, но литературоведы берут на себя смелость запаковывать шедевры в такие научные формулы.

Олег Куликов

Олег Куликов: Живите в доме, и не рухнет дом

В Театре Эстрады имени Аркадия Райкина проходят репетиции спектакля «Дом». Премьера намечена на 28 и 29 октября. Одноименную пьесу Евгения Гришковца ставит режиссер Олег Куликов, известный своими работами в Театре на Литейном и в Молодежном театре на Фонтанке. Выбрав на главную роль заслуженного артиста России Юрия Гальцева, он, пожалуй, идет на сознательный риск. Широкий зритель до сих пор воспринимает Гальцева исключительно как комика.

Музейный теплоход

На теплоходе к «Музейному Олимпу»

Около месяца осталось до церемония награждения лауреатов конкурса «Музейный Олимп» в Санкт-Петербурге. Торжество будет проходить 9 ноября в Военно-Морском музее, который был признан в 2016 году «Музеем года». В этом году в конкурсе «Музейный Олимп» принимает участие 31 музей, в том числе — семь федеральных, четыре музея федеральных ведомств, 14 городских, 5 муниципальных и один музей Ленинградской области. Лучшие проекты этих учреждений были представлены на борту «Музейного теплохода», которым стал «Константин Симонов» круизной компании «Водоходъ».