Жанна Зарецкая: Всех номинантов премии «Прорыв» считаю победителями

Девять лет в Санкт-Петербурге существует театральная премия для молодых «Прорыв». Не так давно были объявлены претенденты на эту награду сезона 2016-2017 годов в шести номинациях. Как водится, выбор Экспертного совета вызвал бурное обсуждение в профессиональном сообществе. И по мнению одного из соучредителей Жанны Зарецкой, это говорит лишь о том, что премия развивается, живет и зарабатывает авторитет. Какие «прорывы» случились в этом году и что ждет молодых творцов театра будущего, Жанна Зарецкая рассказала в интервью «Петербургскому авангарду».
Жанна Зарецкая

29 декабря 2017.
Беседовала Юлия Иванова.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: .

Театральная жизнь Санкт-Петербурга бурлит, возникают новые театры и проекты… Какие сюрпризы преподнес уходящий год учредителям и экспертам «Прорыва»?

В 2017 году у «Прорыва» — рекордное количество номинантов. Это большая радость для всех соучредителей премии, потому что это означает, что театральный Санкт-Петербург живет вперед, а не назад. И что ситуация в городе радикально изменилась по сравнению тем, что было десять лет назад. Чтобы увидеть работы всех номинантов, членам жюри, которое в данный момент формируется, придется посмотреть 22 спектакля. Особенно впечатляет количество претендентов на звание «Лучший молодой режиссер»: в этой номинации нынче — 10 спектаклей и 12 имен, потому что один спектакль создавался сразу тремя режиссерами. Это — «Фунт мяса» на Второй сцене БДТ, вариация на тему «Венецианского купца» Шекспира.

Режиссер — главный человек в театре. Сегодня театр может существовать без актера, художника или композитора, а может иметь все эти составляющие. Но в любом случае воля режиссера — индивидуальная, мощная — это главная сила в театре.

Поэтому меня лично очень радует, что появились новые режиссерские имена. В последние два-три года было такое впечатление, что в Санкт-Петербурге сформировался неизменный пул молодых режиссеров, и меня и моих коллег это настораживало. Но сейчас среди номинантов — четыре или пять новых имен. И есть еще ряд начинающих режиссеров, которые не попали в список претендентов, но которых мы уже увидели и запомнили. И надеемся, что они будут среди номинантов в будущем.

Какова, на ваш взгляд, миссия премии «Прорыв»?

Их две. Первая — и это записано в положении о премии: привлечь внимание театрального сообщества к молодым профессионалам в сфере театра. Вторая — связать молодую публику с молодыми режиссерами, которые делают современный театр. У нас существует такой проект, как «Прорыв.CLUB», которым занимаются молодые театральные менеджеры и театроведы. Его команда постоянно обновляется. Ребята ведут группы «Прорыв.CLUB» в соцсетях, приглашают молодую публику на спектакли таких же молодых режиссеров и актеров: например, в «Этюд-театр», «Новый императорский театр», в ТЮЗ, в «Цех» и так далее.

Молодежь смотрит экспериментальные постановки, задает вопросы их создателям — и в процессе этого диалога сознает, что театр — это не для пап и мам, это для них и про них, что это — здорово, что это — интересно. Кстати, в этом году команда «Прорыв.CLUB» тоже радикально обновилась.

Словом, если говорить о миссии «Прорыва», то ключевое слово тут — диалог. Диалог молодых театров со зрителями и с опытными профессионалами. Молодым людям, которые делают в театральной профессии первые шаги, нужны не материальные блага — прежде всего им нужно внимание. И мы привлекаем это внимание к новым театрам и именам. Более того, наш шорт-лист отвечает на вопрос, куда надо идти, чтобы увидеть срез современного, дерзкого, нестандартного прогрессивного молодого петербургского театра. Наши номинанты — и есть лучшие в театре Северной столицы. Убеждена, что все, кто вошли в шорт-лист «Прорыва», уже являются победителями.

Вы полагаете, что будущее театра — за экспериментами и отказом от традиций?

Дело в том, что театр — это живой, постоянно развивающийся организм. В хорошем театре все и всегда — эксперимент. Для меня, например, нарративный театр сегодня — это в значительной степени нафталинная история. Мне гораздо интереснее наблюдать за театрами, которые, отталкиваясь от классических произведений, создают современный текст. Кроме того, театр не может игнорировать то, что происходит в обществе. Например, уже упомянутый спектакль «Фунт мяса» создан в форме баттлов: на сцену выходят шекспировские персонажи с разными позициями, разными взглядами на жизнь, на политику, на историю, на общество, на семью. А зритель принимает живое и активное участие в происходящем — публика прямо в процессе спектакля голосует за героя, чья позиция ей ближе. Происходит подлинное площадное действо. Так же было в шекспировские времена в «Глобусе», то же самое происходит сейчас на рэп-баттлах. Над постановкой поработал известный многим творческий тандем Настасьи Хрущевой и Александра Артемова, к которому присоединился еще и режиссер по пластике Сергей Илларионов.

Рождаются и другие удивительные направления и формы, появляется огромное количество независимых и неожиданных проектов. Очень интересно развивается в городе социальный театр — это то, чем сейчас занимается Борис Павлович, Михаил Патласов, совсем молодой режиссер Дмитрий Крестьянкин. Люди почувствовали интерес к инклюзивному театру, в котором участвуют особенные люди. Театральное сообщество в данном случае ведет за собой остальную часть наших соотечественников, потому что современное российское общество, к сожалению, далеко не всегда адекватно относится к тем, кто не такой, как все.

Или вот один из тех, кто не попал в этом году в номинанты премии, — Алексей Ершов, создавший «Театр на вынос». Ершов выходит на улицу и предлагает самым разным людям сыграть спектакль. Многие отказываются, но кто-то соглашается… Найдя «сообщника», Ершов готовит с ним постановку. Как режиссер. И через соцсети приглашает публику. Люди записываются, приходят и смотрят совершенно уникальную премьеру, родившуюся за полдня.

Для премии «Прорыв» тут есть определенная проблема. В данный момент нам, учредителям, не очень понятно, как номинировать и оценивать такой спектакль. Видимо, как проект в целом. Тогда нужна новая номинация. И мы об этом уже думаем, спорим. И знаете: это очень здорово, что театр подталкивает нас к переменам!

Видимо, эти перемены ведут к тому, что в театре все меньше хороших сценографов или театральных менеджеров? Нельзя не заметить, что эти номинации премии «Прорыв» крайне малочисленны…

Очень хорошо, что вы задали этот вопрос. Долгое время заявки менеджеров изучали театроведы, которые больше разбираются в художественных достоинствах спектакля, чем в бухгалтерии. В этом году заявки рассматривал и отбирал Совет премии, поскольку среди учредителей есть два авторитетных театральных менеджера с серьезным стажем театрально-административной работы — это директор театра «Приют комедианта» Виктор Минков и генеральный директор премии Александр Березовиков, а мы с Андреем Прониным за эти годы тоже обзавелись некоторым количеством собственных менеджерских историй. У нас нет цели отсеять как можно больше заявок — как раз наоборот, нам бы хотелось, чтобы как можно больше менеджеров было допущено к защите проектов перед членами жюри.

Но дело в том, что многие очень достойные молодые театральные менеджеры, создавшие интересные проекты, не сочли возможным подать документы на соискании премии. Из скромности.

Мне, например, страшно жаль, что не номинирована в этом году Мария Слоева — талантливый продюсер, сотрудничающий с Новой сценой Александринки и фестивалем «Точка доступа». Она не написала заявку, потому что сочла это нескромным, неэтичным. Мне кажется, все могло бы быть иначе, если бы Машу поддержали ее старшие коллеги, убедив, что ее участие в конкурсе пойдет на пользу тем проектам, над которыми она работала и продолжает работать.

Не подала заявку и директор Karlsson Haus Анна Павинская, которая выбила четвертую площадку для театра — на Фурштатской улице. Под ее руководством сделан ремонт, найдено и установлено необходимое оборудование и организован выпуск и прокат спектаклей. У нас даже есть номинант, который участвует в спектакле, выпущенном именно на этой площадке — актер Михаил Шеломенцев. Нет никаких сомнений, что если бы Аня и Маша подали заявки, они были бы сейчас в числе номинантов. Надеемся, это случится в следующем году.

А некоторые заявки отсеяны просто потому, что были составлены как пресс-релизы и не давали полноценного представления о собственно менеджменте проекта.

Например, была заявка от продюсера спектакля «Маршрут старухи» режиссера Степана Пектеева. Это очень сложное действо с точки зрения его организации: первая часть проходит в актовом зале Петершуле, потом спектакль перемещается в Петрикирхе, а в финале идет по улице, превращаясь в театр-променад. Очень интересный проект — не только режиссерский, но и менеджерский. Но в заявке менеджера были описаны режиссерские находки, и ни слова о бюджете постановки, о том, как был организован процесс работы над спектаклем.

В тех заявках Артема Арсеняна и Тимура Ивашкевича, номинированных за организацию «Площадки 51» и продюсирование «Этюд-театра», Никиты Владимирова с масштабным проектом, мюзиклом «Летучий корабль», и Алексея Козлова с «Мастерской современного театра» есть все необходимые сведения.

Подчеркиваю еще раз: на этапе отбора единственным критерием для попадания в номинацию «Лучший молодой менеджер» является рассказ именно о менеджерской составляющей проекта — бюджете, организации, источниках финансирования.

А позвольте спросить, каковы источники финансирования самой премии «Прорыв»?

У нас есть спонсоры, которые выделяют определенные средства. Кроме того, нас поддерживает городская администрация и депутаты, за что мы бесконечно им всем благодарны. Тут невозможно не вспомнить Антона Николаевича Губанкова, который занимал пост председателя Комитета по культуре Санкт-Петербурга, когда премия «Прорыв» была придумана. Это он идею одобрил и благословил, и «Прорыв» — далеко не единственный проект в культурной жизни города, который появился с легкой руки Губанкова. Его присутствие ощущается до сих пор.

Что касается премии «Прорыв», то Губанков не только приходил на все церемонии, но и регулярно и с азартом работал в жюри. Поэтому, когда его не стало, мы приняли решения дать нашей традиционной внеконкурсной награде «За поддержку молодых», которая вручается мастерам, имя Антона Губанкова. Первым ее получил председатель жюри премии «Прорыв» прошлого года Адольф Яковлевич Шапиро.

С наступлением 2018 года откроется финансирование еще одного проекта премии «Прорыв» и театра «Приют комедианта» — строительства Открытой сцены. Мы благодарны и губернатору Санкт-Петербурга Георгию Полтавченко, и вице-губернатору Владимиру Кириллову, и Комитету по культуре, которые поддержали эту идею и делают все необходимое для ее воплощения. Открытая сцена необходима, как воздух, молодым актерам и режиссерам, которым порой просто негде репетировать.

Владимир Кириллов уже объявил, что Санкт-Петербург выделит на эти цели около одного миллиарда рублей — это будут и городские средства, и внебюджетные. Под создание Открытой сцены выделено правильное, на мой взгляд, место — в двух шагах от метро «Площадь Ленина»: два бывших учебных корпуса завода «Арсенал» на улице Михайлова, 3. Надеемся, что новое театральное здание появится в Северной столице через два года. Это будет тоже огромный прорыв в городской культурной жизни!

В этом деле трудно переоценить помощь Валерия Владимировича Фокина и Рудольфа Давыдовича Фуманова, которые поддержали нашу инициативу и вместе с нами ходили по кабинетам представителей власти, доказывая необходимость создания новой театральной площадки.

Не кажется ли вам, что пора выводить «Прорыв» на федеральный уровень? Ведь, по-моему, это единственный конкурс для молодых театров в России?

Мы очень хотели бы, чтобы в Санкт-Петербурге появилась, условно говоря, молодежная «Золотая маска». Очень надеемся, что Министерство культуры РФ сочтет эту идею целесообразной. Молодежная театральная федеральная премия очень нужна, потому что, если молодые и попадают в шорт-лист взрослой «Золотой маски», то очень редко получают награды. Это скорее исключение, которое подтверждает правило.

И оно понятно. Тем, кто начинает творческий путь, в принципе трудно соревноваться с большими мастерами. Именно поэтому, кстати, мы приглашаем в жюри «Прорыва» авторитетных профессионалов, которые имеют опыт работы с молодежью или занимаются педагогической деятельностью — тех, кто способен разглядеть в молодом художнике потенциал.

В 2018 году в Санкт-Петербурге будет проходить Театральная олимпиада. Инициатор этого грандиозного проекта Валерий Фокин намерен объединить в нем все существующие театральные формы. Надеюсь, мы сможем посотрудничать — и представить в нашей культурной столице лучшую российскую театральную молодежь. Ну а уж дальше будем работать на то, чтобы «Прорыв» стал всероссийским. Это было бы логично: в Москве — взрослая «Золотая маска», а в Санкт-Петербурге — молодежная. И это работало бы на реноме культурной столицы, в которой молодая творческая энергия должна быть определяющей.

Дом культуры Ильича

Дом культуры без Ильича

Ведущее учреждение культуры Московского района Санкт-Петербурга 20 лет назад отказалось от имени, которым его назвали в советское время, но сохранило исторический облик и предназначение. Речь идет о Культурно-досуговом центре «Московский», который ранее назывался Дом культуры имени Ильича. Здание построено по проекту советского архитектора Николая Демкова и в наши дни оно признано памятником конструктивизма. В нем удивительно сочетаются суровость серых блоков и легкое настроение, витающее в этих стенах.

Белые ночи, Городской театр

Зимние «Белые ночи» в Русском музее

Странное это состояние — театр. Порой отсутствие красивых костюмов и декораций убивает всякий интерес, а иногда вдруг возбуждает такую фантазию, что удивляешься: откуда что берется в твоей, в общем, рациональной голове! В бездействии и безмолвии иногда такая бездна смысла, которой не найдешь и в самом страстном монологе. А вдруг случается и такое: придя на спектакль по Достоевскому, которого знаешь почти наизусть, вдруг понимаешь, что… ничего не понимаешь.

Мизери

Святочная «Мизери» в ДК Выборгский

Популярные московские актеры Евгения Добровольская и Даниил Спиваковский вновь привезли в Санкт-Петербург антрепризную постановку «Мизери» по роману Стивена Кинга, давно вошедшему в ряды классических произведений литературы ужасов. Четвертого января зрители увидели спектакль на сцене Выборгского дворца культуры. Режиссером является Нина Островская.

режиссер Владимир Глазков

Владимир Глазков: Я – за актерский театр

Театр Эстрады имени Аркадия Райкина выпустил уже третью с начала сезона 2017-2018 годов премьеру. После чудесного «Волшебного кольца» по сказкам архангельского писателя Бориса Шергина состоялось не менее чудесное перевоплощение Юрия Гальцева в драматического артиста в спектакле «Дом» по одноименной пьесе Евгения Гришковца. А совсем недавно режиссер «Дома» Владимир Глазков представил зрителям театра свою версию знаменитой комедии Оскара Уайльда «Как важно быть серьезным» – спектакль «Искусство жениться». Накануне премьеры мы встретились с режиссером и поговорили об Оскаре Уайльде, современном юморе, а еще – о великом Георгии Александровиче Товстоногове и легендарных ленинградских спектаклях.

Жанна Зарецкая

Жанна Зарецкая: Всех номинантов премии «Прорыв» считаю победителями

Девять лет в Санкт-Петербурге существует театральная премия для молодых «Прорыв». Не так давно были объявлены претенденты на эту награду сезона 2016-2017 годов в шести номинациях. Как водится, выбор Экспертного совета вызвал бурное обсуждение в профессиональном сообществе. И по мнению одного из соучредителей Жанны Зарецкой, это говорит лишь о том, что премия развивается, живет и зарабатывает авторитет. Какие «прорывы» случились в этом году и что ждет молодых творцов театра будущего, Жанна Зарецкая рассказала в интервью «Петербургскому авангарду».

царское село

Царское Село накануне столетия

Уходящий 2017 год стал для музея-заповедника «Царское Село» временем успехов и счастливых приобретений. Три главных события – завершение создания экспозиции в Ратной палате; обретение архива Романовых; выставка «Царское Село. 1917. Накануне» признана лучшей в конкурсе «Музейный Олимп-2017».