Юрий Мамин: Деньги на фильм мне дали питерские бандиты

В современной России у кинематографистов, отказывающихся обслуживать интересы власти, нет никаких перспектив, считает режиссер Юрий Мамин. Из России в США на прошлой неделе вместе с супругой актрисой Людмилой Самохваловой уехал известный кинорежиссер, автор культовых фильмов «Праздник Нептуна», «Фонтан» и «Окно в Париж» Юрий Мамин. Перед отъездом в интервью «Росбалту» он рассказал о причинах своего решения и о том, как устроена российская киноиндустрия.
Юрий Мамин

21 марта 2019.

Рубрика: Музеи / кино Театры / музыка. Тэги: , .

Юрий Борисович, совсем недавно на «Эхе» в программе «Особое мнение» вы заявили, что намерены поехать за океан поработать. А теперь говорите, что вряд ли вернетесь. Как-то неожиданно…

Я уже давно думаю об отъезде. Тому много причин, главная из которых — фактический запрет на профессию. Я несколько лет не снимаю кино, потому что у меня просто нет такой возможности.

А в США она появится?

Начнем с того, что там мне не будут запрещать снимать то, что я хочу. У меня уже есть определенные планы и даже договоренности. В Соединенных Штатах живет и работает моя дочь Катя. Она очень талантливая актриса и певица — участвует в русском театре, записывает альбомы. Вот я и начну с малого, а именно — с музыкальных клипов на песни дочери. Ну, а дальше посмотрим. Уверен, что мои знания и опыт в кинематографе оценят, и они будут востребованы.

Вы говорите о запрете на профессию. Но ведь вы же преподавали в университете профсоюзов.

Я оттуда давно ушел. И должен сказать, что на душе остался горький осадок. К сожалению, программы обучения направлены не столько на то, чтобы дать студентам обширные знания, а в большей степени на воспитание у молодых людей чувства псевдопатриотизма и так называемой «любви к Родине». В такой атмосфере образование уходит на второй план.

Впрочем, уровень знаний юношей и девушек, только что окончивших школу, тоже поражает. Это невероятно, но я встречал студентов, которые считают, что Солнце вращается вокруг Земли, и никто из них не знает, куда впадает Волга. Какое-то дремучее невежество! Не удивлюсь, если они думают, что Земля стоит на трех черепахах.

Но вы же уезжаете не из-за низкого уровня знаний студентов?

Да, с этим еще можно бороться, что-то исправить. Но как изменить отношение власти к преподавателям вузов и школ, к воспитателям в детсадах, к врачам в больницах? Я имею в виду нищенские зарплаты. Профессор вуза получает в два раза меньше, чем, например, водитель трамвая! В какой цивилизованной стране такое возможно? Я лично столкнулся с тем, как мои коллеги экономили каждую копейку, вплоть до того, что не ходили обедать в столовую, а приносили из дома бутерброды…

Извините, но я не верю, что все это может стать для вас, человека творческого, причиной отъезда на ПМЖ в Америку.

Главной причиной, как я уже сказал, является то, что я не могу в своей стране работать, творить. Более того, я внесен в так называемый список «пятой колонны». Естественно, на официальном уровне существование такого списка не поддерживается, но я это явно почувствовал на себе три года назад — в свой 70-летний юбилей. Тогда журналисты разных изданий брали у меня интервью, но потом практически все позвонили и, извиняясь, сказали, что про Мамина не велено ничего писать и говорить, не рекомендовано куда-либо приглашать. За последние годы были закрыты все мои программы и кинематографические проекты.

Что конкретно вы хотели снимать и что вам запретили?

Начну издалека. В 2008 году я снял свой последний полнометражный фильм «Не думай про белых обезьян». После чего все мои надежды и творческие планы были связаны с возрождением «Ленфильма». В 2012-м Министерству культуры была представлена концепция развития петербургской киностудии, которую презентовал известный режиссер Сергей Снежкин. Первоначально в нее входили три больших кинопроекта. Два из них были мои — «Окно в Париж — 20 лет спустя» и «Радость любви к Джойсу». Третий фильм был самого Снежкина — «Контрибуция». Кстати, сценарий к фильму «Радость любви к Джойсу», о судьбе переводчиков, работавших с произведениями ирландского писателя, очень нравился Алексею Герману… Казалось бы, мне надо было радоваться и начинать плодотворно трудиться. Но, увы, в результате оба моих проекта не получили поддержки в Минкульте, и, как мне дали понять, лично по инициативе министра Мединского. Прошел только проект Снежкина — на мой взгляд, не очень удачный.

В вас говорит обида…

Отнюдь. Я стараюсь быть объективным. Фильмы Снежкина считаю профессиональными. В частности, из ранних мне нравятся «Невозвращенец» и «ЧП районного масштаба», из современных — сильный фильм «Похороните меня за плинтусом» 2009 года… К сожалению, Сергей в последнее время превратился в конъюнктурного режиссера — он же председатель петербургской организации Союза кинематографистов, ставленник Никиты Михалкова. В нашей стране, если хочешь снимать кино, которое будет финансироваться из бюджета, надо дружить с властью. Иначе не получается. А кто как ни Михалков ближе всех к верховной власти…

«Ленфильм» между тем продолжает загибаться. Вы можете назвать картины, снятые за последнее время на некогда великой киностудии со столетней историей?

Затрудняюсь… Зато помню, что в прошлом году были сразу два юбилея ваших фильмов: 30 лет «Фонтану» и четверть века «Окну в Париж». Кстати, расскажите что-нибудь интересное о съемках этих двух легендарных картин.

Вы забыли еще про мой неюбилейный фильм — «Праздник Нептуна». Он был показан в 1986 году на V съезде кинематографистов, и мои коллеги называли этот фильм знаменем нового времени. Еще помню, как мне звонил писатель Виктор Астафьев и с благодарностью выражал свое восхищение после просмотра. Я очень сожалею, что не удалось встретиться с этим великим русским писателем лично.

Что касается «Фонтана», то партийные чиновники посчитали его лишь острой критикой работы ЖЭКов, не увидев в нем модель советского общества. Фильм не шел по стране широким экраном, зато получил Гран-при на международном кинофестивале «Золотой Дюк» в Одессе в 1988 году. Также на том фестивале «Фонтан» получил Приз критики и Приз киноклубов. Председателем жюри был Эльдар Рязанов, как никто другой разбирающийся в комедиях. Поэтому за «Фонтан» проголосовали единогласно… А снимали мы это кино зимой в старом доме, в районе Лиговки за Обводным каналом. И этот дом оказался, как и в фильме, проблемным. Мы это поняли, когда во время съемок реально лопнули трубы. Помню, был жуткий запах. Какое-то время зайти в дом было невозможно.

Зато «Окно в Париж» снимали в городе, где другие запахи…

Да уж, в те годы Париж был для всей съемочной группы настоящей сказкой! В который раз хочу с благодарностью вспомнить французского продюсера Ги Селигмана. Его помощь была неоценима. К тому же он частично профинансировал проект, а когда фильм был готов, принял активное участие в продвижении картины во Франции и США. А начинал я «Окно в Париж» в 1992 году на петербургской студии «Троицкий мост», руководителем которой был известный режиссер Игорь Масленников («Приключения Шерлока Холмса», «Зимняя вишня»). К сожалению, Игорь Федорович вскоре отказался финансировать картину, предложив французам взять на себя все расходы.

И где же вы нашли необходимые для съемок деньги?

Не поверите, но от безысходности я пошел к питерским бандитам. Меня с ними свел один старинный школьный товарищ. (Мамин родился в 1946 году в Ленинграде, на Гороховой улице, где и проживал безвыездно до последнего времени). Был в ту пору в Петербурге такой криминальный авторитет Кирпичов, который дал на фильм несколько сотен тысяч или даже миллион рублей наличными. Приобщился к искусству! Точную сумму не помню, но по тем временам это были большие деньги.

Когда фильм вышел на экраны, Кирпичов потребовал поделиться прибылью. В ответ я предложил ему посетить видеосалоны города, где в массовом порядке крутили пиратские копии. Оказалось, что этим занимается какая-то другая криминальная группировка. Они там между собой разбирались, а от меня, слава богу, отстали.

Кстати, я от России ничего не получил за этот фильм. Только французы мне заплатили. А бандиты и к Селигману поехали во Францию требовать деньги… Дело прошлое, но мне кажется, что там не обошлось без вмешательства местной полиции.

Сегодня французская полиция активно задействована в сдерживании протестов «желтых жилетов». В связи с этим вопрос от нашего президента: «Вы хотите, чтобы у нас было как в Париже?»

Да, я хочу! Сожгли машины, побили витрины магазинов — это, конечно, нехорошо. Но сильно переживать по этому поводу не стоит — ущерб возместит страховка. Главное здесь другое: люди вышли бороться за свои права, и я уверен, что они добьются выполнения своих требований.

А у нас в стране отсутствует даже ключевой институт демократии — честные выборы, и поэтому уже много лет нет сменяемости власти. Еще одна важнейшая составляющая демократии — свобода слова и печати — если где-то и прорывается на просторах России, то только в микроскопических дозах, на небольшую аудиторию, которая и так все знает и понимает. Когда я, например, выступаю на «Эхе», то называю это «стучаться в открытую дверь»… К сожалению, мы знаем, к чему приводят и чем заканчиваются авторитарные режимы.

Давайте вернемся к «Окну в Париж». Это правда, что в 1995 году его хотели номинировать на «Оскар»?

Действительно, была такая история. Французский продюсер Ги Селигман передал фильм американскому прокатчику — представителю кинокомпании Sony Pictures. После успеха в США «Окно в Париж» хотели выдвинуть на «Оскара». Но заявка должна была исходить от российской стороны. Тогда прокатчик написал письмо председателю Госкино Армену Медведеву, который поддержал инициативу американцев. У моего фильма были большие шансы получить главный приз в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Однако случилось непредвиденное: сменился председатель российского оскаровского комитета — эту должность занял Андрей Кончаловский. Естественно, что фильм его брата, Никиты Михалкова, сразу стал приоритетным… (В итоге «Утомленные солнцем» получили «Оскара»).

Юрий Борисович, извините, но не хотелось бы углубляться в тему непростых, как я понимаю, взаимоотношений двух мэтров кино. Поэтому спрошу вас вот о чем: какие современные российские фильмы, на ваш взгляд, можно считать наиболее удачными?

Возможно, вас удивит мой ответ, но я считаю крепкими, профессионально сделанными такие фильмы, как «Движение вверх», «Легенду № 17», «Время первых»…

Почему удивит?

Потому что я не приемлю фильмы, снятые по заказу властей в целях пропаганды… Есть кинорежиссеры-авторы, обладающие своим стилем, языком и позицией. Это Тарковский, Рязанов, Данелия, Тодоровский и многие другие. А есть исполнители — те, которые «чего изволите». Бесспорно, среди них есть талантливые. И власть использует их талант в своих интересах. Во все эпохи творческим людям либо позволяли высказываться — тогда государство было свободным и сильным, либо нет — и тогда государство было слабым. Мне кажется, что сегодня в нашей стране художнику не позволяют открыто высказывать свое независимое мнение…

Названные мной фильмы, повторяю, сделаны профессионально, но в угоду пропаганде, культивирующей прошлые выдающиеся заслуги и победы СССР. А где сегодняшние победы? Какой фильм можно снять сегодня о достижениях страны? О тысячах проложенных километрах газопроводов?

Вы считаете, что сегодня в России вообще нет настоящих авторских фильмов?

Ну почему же. Есть, конечно. Например, режиссер и сценарист Андрей Звягинцев, один из немногих признанных в Европе, обладая своим выразительным киноязыком, снимает очень хорошее кино… Извините, но, по-моему, эта тема, которую вы затронули, слишком серьезная и обширная, и мне не хотелось бы касаться ее мимоходом.

Хорошо. Что-нибудь хотите сказать на прощание перед отъездом из России?

Я полагаю, что мне могут только завидовать люди, которые не в состоянии отсюда уехать. И мне жалко тех, кто остается. Независимо от того, что меня ждет в будущем, я уже скоро вдохну воздух свободы. Как тут не вспомнить Лермонтова: «Прощай, немытая Россия, / Страна рабов, страна господ, И вы, мундиры голубые, / И ты, им преданный народ».

Беседовал ПЕТР КОТОВ

Премия Сергея Курехина

Культурный СПА-салон в Центре Курехина

В воскресенье, 21 апреля (19:00), в Санкт-Петербурге будут определены победители Премии имени Сергея Курехина. Единственная петербургская награда в области современного искусства отличается от столичных тем, что отдает предпочтение новаторским, революционным, концептуальным и мультижанровым проектам. Ведь именно эти принципы развивал Сергей Курехин вместе с «Поп-Механикой».
До 16 мая в Центре современного искусства имени Курехина на Лиговском проспекте, 73, продлится выставка проектов, вошедших в лонг-лист Премии Сергея Курехина. В экспозицию вошли 72 произведения, по которым можно оценить, как развивается современное искусство.

Мертвые души Гоголя, предоставлено пресс-службой Театра на Васильевском

Бал у Сатаны на Васильевском острове

Театр на Васильевском не первый год радует зрителя неординарным и непредвзятым подходом к классике. Хотя очевидно, что именно такой подход гарантирует внимание публики. Но на сей раз этот островной театр превзошел себя, представив петербургскому зрителю премьеру по мотивам поэмы Николая Гоголя «Мертвые души». Эта постановка — вполне осознанный и удавшийся эксперимент, хорошо срежиссированный и подготовленный. Такие эксперименты стали модны в последнее время, но не всем и не всегда удается придать им глубокий смысл и внятную форму, доступную пониманию не только махровых критиков и театроведов, которые разглядят в постановке влияние Мейерхольда и Вахтангова, но и для простых смертных.

Валерий Фокин

Валерий Фокин покидает секретариат СТД

Художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин написал заявление на имя премьер-министра РФ Дмитрия Медведева и главы Минкультуры России Владимира Мединского о выходе из секретариата Союза театральных деятелей (СТД). Валерий Фокин объяснил, что сделал это в знак протеста против позиции союза по поводу объединения Александринки и Волковского театра.

Евгений Водолазкин, фото предоставлено писателем

Евгений Водолазкин: «Близкие друзья» – спектакль для театральных гурманов

В мире современной литературы есть множество фамилий, но мало имен. Евгений Водолазкин – один из немногих, чье творчество заняло определенную литературную нишу и нашло свою публику среди читателей разных социокультурных кругов. Романы «Соловьев и Ларионов», «Лавр» и «Авиатор» – удивительные произведения, отразившие особое отношение автора к историческому процессу и личности человека. Евгений Водолазкин – финалист престижных литературных премий, таких как «Национальный бестселлер», «Русский Букер», «НОС» и «Книга года», лауреат премий «Ясная Поляна», «Большая книга», «Русский Рим», Премии Александра Солженицына, национальной премии «Русские рифмы, Русское слово» и других.

Молодежный театр на Фонтанке, Нас обвенчает прилив

Неутоленная страсть в морской пене

Удивительное впечатление производит камерная сцена Молодежного театра на Фонтанке: как будто это красивая шкатулка из детства, в которой хранятся все дорогие сердцу ребенка сокровища — красивая шелковая ленточка от коробки конфет, ракушка из лета, флакон из-под маминых духов, красивый камешек и… что там еще приберегают дети, склонные мечтать? Спектакли, которые идут на этой сцене, — предельно лиричные, построенные на соприкосновении душ, удивительно трогательные. Они возвращают надежду, желание остановиться и заглянуть в себя, туда, где вроде бы все отжило, но вдруг понимаешь — нет, еще что-то бьется в ритме сердца.

Осень русского средневековья

Духовные поиски в эпоху перемен (фото)

До 13 мая в Корпусе Бенуа Государственного Русского музея продлится выставка «Осень русского Средневековья». В экспозицию вошли около 500 произведений из музейных собраний. Впервые посетителям представлена столь обширная картина развития изобразительного, монументального и декоративно-прикладного искусства в России от Смутного времени до 1700-х годов. На выставке можно увидеть образы и техники, распространенные в разные годы в Москве, Ярославле, Костроме, на русском Севере. Некоторые произведения демонстрируются впервые или с новой атрибуцией.