Владимир Круглов: Люди изголодались по безусловному классическому искусству

В Русском музее не ожидали такого интереса к выставке Льва Бакста. В залах людно даже в будни, в книге отзывов жалобы: «Мало!». Но Бакста и не могло быть много. Почему — рассказал куратор выставки Владимир Круглов.
Владимир Круглов

30 апреля 2016.
Текст: Егор Королев, фото: Анна Спиричева
Рубрика: Музеи / кино. Тэги: , , .

100
Столько живописных, графических и театрально-декорационных работ Льва Бакста представлены на выставке в корпусе Бенуа.
Владимир Круглов — ведущий научный сотрудник отдела русской живописи второй половины XIX-XX веков Русского музея. Куратор выставок Льва Бакста, Константина Коровина, Михаила Врубеля, Филиппа Малявина, «Серов не портретист», «Первая мировая война. 1914-й – 1918-й», «Дягилев. Начало» и многих других.

В Русском музее есть маленький зал картин Льва Бакста, там его знаменитые «Ужин», портрет Бенуа, «Древний ужас», редко можно увидеть портрет Дягилева с няней, поскольку он путешествует по миру — музеи любят эту картину и часто просят ее на выставки. Но Бакст — из тех художников, которым мало одного зала. Все его работы из собраний Русского музея и еще десяти музеев страны можно увидеть на выставке в корпусе Бенуа до 9 мая.

Кажется, в самом Русском музее не ожидали такого интереса у публики к экспозиции Льва Бакста. В залах людно даже в будние дни. Каждая третья запись в книге отзывов с жалобой: «Мало!». Но Бакста и не могло быть много. Почему — рассказал «Авангарду» куратор выставки, ведущий научный сотрудник отдела русской живописи второй половины XIX-XX веков Русского музея Владимир Круглов.

Почему именно Бакст? Когда вы поняли, что надо организовать такую выставку?

— Все по нашему музейному календарю. Выставку готовили специально к 150-летнему юбилею художника. Нам показалось важным напомнить, а кому-то рассказать впервые о том, что это был выдающийся мастер.

Это первая большая выставка его работ в России?

— Не только в России, но и в мире. Мы с самого начала задумывали ее как комплексную. Цель была — показать все те виды искусства и те жанры, в которых работал Бакст. Поэтому сразу в первом зале зрители видят и монументальные произведения автора («Древний ужас», «Встреча адмирала Авелана в Париже»), и станковые рисунки, и журнальную графику, и портреты. Впервые мы собрали его замечательные пейзажи.

В экспозиции представлены работы десяти российских музеев, а к иностранным коллегам вы не обращались?

— Наследие Бакста до ужаса распылено по миру главным образом из-за того, что он последние годы работал на Западе, ежегодно устраивал выставки в Париже и Лондоне. Эти работы художника раскупались и музеями, и коллекционерами. В частности, Музей декоративных искусств в Париже имеет большую коллекцию его театральных эскизов. За последние сто лет все эти покупки мигрировали со страшной силой, работы Бакста есть и в Сан-Франциско, и в Сан-Диего, и даже в Санта-Барбаре. Но в западные музеи мы не обращались, потому что у нас мало денег. Бесплатно никто не привезет, нам еще страховку надо оплачивать. На аукционах цены чаще всего запредельные, это больше для олигархов доступно. Хотя Русский музей иногда все-таки приобретает картины. Кроме того, на Западе в основном графика. С другой стороны, Музей изобразительных искусств имени Пушкина в Москве тоже сейчас готовит выставку Бакста. Нам просто невозможно было бы у них что-то перехватывать. Но Бакста, из-за которого нужно биться, ранга наших портретов, не появляется.

На выставке Льва Бакста

Почему наша выставка первая в мире? На Западе он больше известен как театральный художник, а то, что он делал до «Русских сезонов» Дягилева, — это осталось здесь, у нас. К счастью, в Русском музее оказались самые лучшие его портреты и графические произведения.

Почти параллельная идея у двух крупных музеев страны показать работы Бакста — это хорошо или есть опасность конкуренции?

— Мы не конкурируем, мы даже дадим им все наши портреты маслом. В Москве портретов Бакста всего два, в Третьяковке. Один из них у нас на выставке — портрет Третьяковой-Гриценко. А ее маленький пастельный портрет мы брать не стали — Третьяковка дорожит своими пастелями, а пастель — это сыпучий материал, его сложно перевозить.

Когда он жил в Париже, модельеры как обезьянки перехватывали его идеи — эти идеи сразу шли в народ.


Баксту полезно такое внимание?

— Конечно, такой ажиотаж только на пользу. Он этого достоин, поскольку был многосторонним художником: и графиком, и живописцем, работал для театра, для прикладного искусства, был дизайнером выставок «Мира искусства».

Набор произведений действительно впечатляет — даже отдельный зал для тканей и костюмов. Это мне напомнило Алвара Аалто, который кроме архитектуры занимался дизайном, и на прошлогодней выставке финского модерна в Главном штабе тоже были и рисунки, и костюмы, и ткани. На выставке в вашем музее возникает похожее ощущение — перед нами не обычный художник, а человек-оркестр. Это Бакст такой талантливый или это примета той эпохи?

— Понимаете, это свойственно вообще рубежу веков: время развития модерна, который стремился стать и стилем жизни. Модерн отразился во всех видах и жанрах искусства. Поэтому художники того времени, во всяком случае мирискусники — Коровин, Врубель, Бакст, пробовали себя во всех жанрах. Их в этом плане вполне можно сравнить с мастерами эпохи Возрождения. Они все мечтали о новом высоком стиле, считали таким стилем неоклассицизм. Бакст был не просто художником, он пробовал себя в дизайне текстиля, проектировал моду, был одним из тех, кто вел за собой публику. Когда он жил в Париже, модельеры как обезьянки перехватывали его идеи — эти идеи сразу шли в народ. Появилась даже бакстомания. В начале 20-х годов он приехал в Штаты, американцы хотели, чтобы ткани были по мотивам их местной культуры. Бакст ездил в резервации индейцев, сидел в музеях, создал массу эскизов тканей. После его смерти еще лет десять по Америке прокатывали передвижные выставки его текстиля.

На выставке Льва Бакста

Как думаете, почему нынешняя выставка вызвала такой ажиотаж у зрителей?

— Зрителей действительно много, в первые дни публика стояла на улице. Может быть, это голод по безусловному классическому искусству?.. Бакст — не только утонченный художник, он еще и серьезный мыслитель.

Три года назад был издан двухтомник, в нем все статьи, письма и роман Бакста. Роман автобиографичен, в нем художник описывает свои мытарства. В статьях он рассматривает будущее европейского искусства, будущее моды. В общем, Бакста можно не только смотреть, но и читать.

Чью персональную выставку будете курировать в следующий раз?

— Сейчас я с коллегами готовлю выставку Василия Кандинского. Планируем открыть ее летом этого года.

Фотограф Таисия Овод, Предоставлено Молодежным театром на Фонтанке

«Театр в объективе» показал мастеров

В Молодежном театре на Фонтанке назвали имена победителей Второго конкурса молодых фотографов. Первый конкурс «Театр в объективе» состоялся в 2018 году. Он был учрежден Молодежным театром на Фонтанке при участии Комитета по культуре Санкт-Петербурга и Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Мик Мосс, Antimatter

Мик Мосс: Когда сочиняю, я — хирург, который оперирует сам себя

Группа Antimatter посетила Россию месяц назад с очередным туром, представив публике свой новый альбом Black Market Enlightenment и очаровав зрителей настолько, что никто не хотел ее отпускать — общение продолжалось и после концертов. С тех пор Мик Мосс успел вернуться домой, получить номинацию на премию Progressive Music Awards и рассказать «Петербургскому авангарду» о впечатлениях о концертах в России, музыке в целом и о том, как и почему он создает свои песни — нам показалось важным продолжить разговор, который начался месяц назад.

Сергей Курехин

По следам «Поп-механики»

Выставка к 65-летию Сергея Курехина проходит в центре его имени на Лиговском проспекте. Сергей Курехин — легендарная личность, один из главных петербургских героев конца ХХ века, гениальный композитор и пианист, создатель и руководитель уникального оркестра «Поп-механика», автор музыки к кинофильмам и основатель звукозаписывающей фирмы, организатор своего Центра космических исследований и собиратель кактусов, издатель и библиофил, которому в этом году исполнилось бы 65 лет.

Камерный театр "Круг"

Русская готика в театре «Круг»

Камерный драматический театр «Круг» на Касимовской улице, 5, в Санкт-Петербурге придерживается тех позиций, от которых все дальше отходят «большие», парадные театры, являющиеся культурным лицом Санкт-Петербурга, — это «психологический театр, во всем многообразии жанров исследующий жизнь человеческого духа». «Петербургский авангард» продолжает свой рассказ о небольших и мало известных театрах Северной столицы, притаившихся как в центре города, так и в самых отдаленных его уголках.

Радуга, ТЮЗ, Нора

«Радуга»: Много философии и особая эстетика

Международный театральный фестиваль «Радуга» оставил богатое послевкусие. В Петербурге много фестивалей, но «Радуга» — особый. В нем есть широкий спектр экспериментов и свободного режиссерского поиска. Санкт-Петербургский ТЮЗ проводит фестиваль уже в двадцатый раз. Старая афиша, встретившаяся у проходной «Красного треугольника», напомнила, с чего начинался фестиваль этого года. Со спектакля знаменитого англичанина Питера Брука «Узник».

Томас Азир

Томас Азир: самое главное в жизни — это делиться настоящим

23-й Международный фестиваль SKIF прошел на Новой сцене Александринского театра две недели назад. За хедлайнером — культовой группой Goblin — несколько потерялись остальные участники: берлинский дуэт CEEYS, британцы Blurt, Lau Nau из Финляндии, белорус Егор Забелов и другие. «Петербургский аванград» много лет поддерживает проекты ЦСИ имени Сергея Курёхина, и на этот раз корреспонденту агентства удалось в общей суматохе фестиваля не проглядеть очень неординарное и интересное выступление молодого нидерландского исполнителя Томаса Азира. Судя по реакции аудитории, его уже ждут здесь снова. Сразу после окончания своего очередного европейского тура Томас дал интервью нашему корреспонденту.