Виталий Пушницкий: Талант симулировать невозможно

Один из самых известных современных российских художников живет и работает в Санкт-Петербурге. Английское издательство Phaidon включило Виталия Пушницкого в международный список из 115 художников, определяющих новые перспективы в живописи. Его персональные выставки проходили в Государственном Эрмитаже, Государственном Русском музее, Московском Музее современного искусства. Художник сотрудничает с крупными российскими и иностранными галереями. Его произведения регулярно экпонируются в США, Испании, Венгрии, Финляндии, Дании, Италии, Великобритании, Кореи, Чехии, Австрии, Индии, Германии. «Петербургский авангард» побеседовал с Виталием Пушницким о том, как отличить художника от мошенника.
Виталий Пушницкий

3 июля 2018.
Текст: Людмила Семенова.
Рубрика: Литература Музеи / кино Стиль жизни. Тэги: .

Виталий Юрьевич, как менялись ваши приоритеты в материалах, тематике, изобразительных средствах на разных этапах жизни?

Я брал те вещи, которые были под рукой, и делал то, что мог. Когда я закончил Академию, я жил в маленькой мастерской, где мог поместиться лишь холст размером 50 на 60 см. Позже перешел на рулонную бумагу. Когда увеличилась мастерская, я смог писать полнометражные полотна.

Не столько интересен материал, сколько его зависимость от пространства, где ты находишься. Когда я путешествовал на машине по Европе и не имел студии, то использовал простые открытки, которые покупал и превращал в арт-объекты. Художник приспосабливается к обстоятельствам и использует то, что возможно в этих обстоятельствах.

Виталий Пушницкий

Когда вы поняли, что хотите быть художником?

Если честно, я не помню этот момент. И было ли такое желание когда-либо — нужно посмотреть глубоко внутрь себя. Когда у Матисса спросили: «Верите ли Вы в Бога?», — он ответил: «Когда пишу — верю». Ты являешься художником только тогда, когда находишься в этом процессе. В другое время ты становишься кем-то другим. Художник — это не социальная позиция. Несмотря на то, что во Франции отличительным знаком художника считается синий берет, а у нас — значок Союза художников, этого мало. Важна не внешняя атрибуция, а процесс, в котором ты участвуешь. Если он получается.

Есть такая любопытная тенденция: творчество все чаще идет на рынок народного потребления, в частности — ориентированного на хобби. Например, сейчас очень популярны картины для раскрашивания по номерам, на основе композиций, выполненных профессионалами.

Это использовал еще Энди Уорхол в 1960-1970-х годах. Нормальный поп-арт. Это было всегда: ведь чем отличаются пронумерованные холсты от напечатанных открыток с репродукциями? Обычная открытка — это китч, не являющийся культурой, относящийся к сувенирной продукции. В нее часто помещают объекты культурного наследия, но сувенир все равно остается лишь сувениром. Сколько мы видели репродукций Моны Лизы на пепельницах? Пластиковых икон в машинах? Общество сводит культуру на уровень своего бытового удовольствия, а маркетинг пользуется любой возможностью тиражирования.

Раскрашивание по номерам не является рисованием, это относится скорее к досугу. Но то,что человек стремится освоить что-то новое и делать что-то своими руками, можно только приветствовать. Это исходит из детских желаний, в которых нет ничего плохого.

билборд Пушницкого

Вызывает ли у вас огорчение то, что художники, у которых есть потенциал, часто занимаются откровенным китчем?

Есть такие люди, которые прикрываясь идеями, не ими придуманными, пытаются симулировать некий духовный опыт, для собственных дивидендов, например, чтобы подняться по социальной лестнице. Хотя и их мотивация, и примитивный метод, в которых нет никакого творческого акта, просто создание продукта — все это видно. Это те же сувениры, только сделанные не по цене 10 рублей за штуку, а по очень высокой. Дело даже не в цене, а в статусе. Эти вещи можно повесить в музее, выставить на биеннале. Это действительно вызывает огорчение, потому что видно, что «король голый», но никто не решается об этом заявить, чтобы не выбиться из общепринятых понятий. И такие художники этим пользуются. Когда люди не распознают мошенников, это печально. Но вообще это контекстный вопрос, ведь любой продукт может показаться плохим, смотря с какой стороны его изучать. Чтобы оценить художника, надо знать цель, которую он поставил, язык, на котором он говорит, и контекст, в котором он живет.

Можно ли сказать, что люди с большими деньгами, которые порой за такую высокую цену приобретают «странные» на общий взгляд картины, тоже подвержены влиянию мошенников?

Нет. Тот, кто имеет деньги, причем заработал их сам, а не получил, допустим, в наследство, — это дисциплинированный, устойчивый, умеющий собой управлять человек. Другой просто не имеет будущего в бизнесе, с ним никто не будет иметь дела. Что же касается картин, то любая вещь, говорящая о статусе того, кто ею обладает, повышается в цене. И деньги в этом решают не все, купить всемирно известную картину не может человек, не имеющий в этой сфере определенной репутации. Важно не то, сколько платят, а кто платит.

Сталкивались ли вы с мифами и стереотипами о художниках?

Когда я был студентом, я приехал в деревню, на родину предков, где жили люди, никогда даже не выезжавшие в город. Когда соседка узнала, что я художник, она спросила: «А ты масляными красками рисуешь? На холсте? Ну тогда художник!». Я считаю, что это — самый прекрасный миф. У простых людей два материала — масляная краска и холст — формируют образ художника. Это глубокая, сермяжная правда. Есть такие народные мифы, которые настолько умилительно-приятны, что ничего и не прибавить. С другими мифами я не сталкивался.

Эти другие мифы часто изображают художников маргиналами…

Вспомните об итальянской школе Возрождения. Там не было маргиналов: все великие произведения, которые сейчас висят в музеях, были созданы аристократией для аристократии. Эти художники были воспитаны своим обществом и говорили на его языке. И лишь после всплеска экстравагантности на стыке XIX—XX веков художника стали воспринимать как дикий и невнятный тип, не вписывающийся в социальные нормы.

Выставка Виталия Пушницкого

Согласны ли вы с тем, что современная культура находится в упадке?

Это классический, стандартный, перманентный вопрос на все времена. Он никогда не был другим. Если почитать критиков разных эпох — все они пишут о времени упадка. Они все время борются с этим упадком при своей жизни, а проходит много лет — и их потомкам та, минувшая эпоха кажется прекрасной. Нам нужно немного отстраниться, чтобы различить истинную культурную ценность. Поэтому наш процесс ничем не отличается от всех прежних исторических процессов.

Есть мнение, что реализм и академическая живопись так же чужды сегодняшнему дню, как кринолины или парики. Как вы считаете, справедливо ли это?

Если уж брать в пример моду, то дизайнеры все время обращаются к прошлому. Раз в 30-40 лет поднимается тема моды на ретро, элементы Средневековья. Никакая вещь не умирает окончательно, она забывается на время, а потом возвращается. Людям нужно свое время, со своей модой и модификацией. И стимул для создания нового ищут в архивах прошлого. Если это было когда-то, оно осталось навсегда. Другой вопрос, что академизм сейчас присутствует в России как замкнутая институция, отдельный остров вне культурного диалога.

Расскажите о мероприятии в Базеле, с которого вы недавно возвратились.

Это ярмарка Art Basel. Участвовать в таком мероприятии чрезвычайно полезно и приятно. В Базеле проходит лучшая ярмарка мирового искусства. Около 300 галерей Art Basel заняты произведениями, прошедшими долгий отбор — социальный, экономический, исторический. Это многократное сито, просеивающее и ротирующее таланты и мнения. Это возможность задаться некоторыми вопросами о самом себе и собственном развитии. Можно быть уверенным лишь в том, что представленные там произведения чего-то стоят.

Чтобы развиваться, человеку нужно потреблять приятные и правильные вещи, и общаться с приятными людьми. Если ты находишься в неприятной злой атмосфере, читаешь плохие и злые книги, общаешься с неумными и недобрыми людьми — это разрушает тебя изнутри. Мозг впитывает все, что нас окружает, поэтому мы калечимся от дурных вещей, сами того не замечая. Можно сделать фейковую картину, но нельзя симулировать путь художника. Невозможно доказать людям, что ты художник, если это не подтверждается твоей жизнью.

Выставка Виталия Пушницкого

Беседовала  ЛЮДМИЛА  СЕМЕНОВА

Владимир Тюрин, рок-группа Астера

Владимир Тюрин: Запреты властей — это хороший пиар

Петербургская рок-команда «Астера» представляет в нашем городе один из самых интересных и красивых жанров альтернативной музыки — классический heavy metal. Сами музыканты называют свой стиль «Metal с добрым лицом». В 2018 году группа записала второй номерной альбом «Темный век» и в декабре презентовала его для своих поклонников. «Петербургский авангард» побеседовал с руководителем и гитаристом группы «Астера» Владимиром Тюриным о том, почему развитие и продвижение в России тяжелой музыки запаздывает по сравнению с Европой, в то время как рэп покоряет молодежь и телевидение.

Христос в темнице, предоставлено пресс-службой Манежа

Христос в ГУЛАГе

На выставке в петербургском Манеже умудрились создать странный синтез голливудского хоррора с русским севером. Есть в русском искусстве такое потрясающее явление, как деревянная скульптура XVII—XIX веков, иногда называемая «пермской» — по тому региону, где собраны, кажется, лучшие ее образцы. Пермская скульптура печальна и даже трагична. Как правило, это Христос, сидящий в темнице. Измученный. Окровавленный. В терновом венце. Ждущий казни и размышляющий о том, почему же его оставил Отче.

Светлана Лаврецова, директор ТЮЗа

Светлана Лаврецова: Детские театры должны быть в приоритете

Санкт-Петербургский ТЮЗ имени Брянцева входит в 2019 год с невероятным количеством планов и параллельно готовящихся премьер. Большое здание театра напоминает улей: тут и репетиции, и елки, и детские спектакли в течение дня, рядом с театром шумит новогодняя ярмарка с музыкой, веселыми коробейниками, катком. А вечером сюда идут взрослые зрители. В эти новогодние дни корреспондент «Петербургского авангарда» побеседовал с директором ТЮЗа Светланой Лаврецовой.

дирижер Владимир Беглецов

В Петербургской филармонии состоится концерт к 55-летию Владимира Беглецова

В среду, 23 января (20:00), в Большом зале Петербургской филармонии имени Шостаковича (Михайловская улица, 2) состоится юбилейный концерт к 55-летию дирижера, заслуженного артиста России Владимира Беглецова. В программу включены сцены и арии из оперы Николая Римского-Корсакова «Снегурочка», а также оратория Сергея Прокофьева «На страже мира» на стихи Самуила Маршака для чтеца, солистов, хора мальчиков, смешанного хора и симфонического оркестра.

Фантазии Фарятьева в Приюте комедианта

«Фантазии Фарятьева» вне времени и пространства

Потери в театре трагичны как нигде: слишком ярко освещены подмостки, слишком много людей их видят. Уход из жизни драматурга Аллы Соколовой — огромная утрата для ее коллег по цеху и для преданной публики. Премьера ее «Фантазий Фарятьева» состоялась 21 декабря 2018 года, на следующий день после того, как стало известно о смерти автора, отчего постановка приобрела еще более пронзительное звучание. Впрочем в спектакле театра «Приют комедианта» трагическое тесно переплетено с комическим, смех со слезами, преходящее с вечным, что и отличает талантливые и глубокие произведения от остальных, быть может, тоже имеющих свой смысл.

Алексей Васильев, Сказ про Федота-стрельца

Алексей Васильев: У артиста должна быть гражданская позиция

Алексей Васильев пока мало известен широкой публике, хотя к своим 39 годам успел поработать во многих театрах Северной столицы и сняться в нескольких фильмах. Человек бескомпромиссный и ищущий, он не стал связывать свою жизнь ни с одним театральным коллективом, уйдя на «вольные хлеба». По словам Алексея, все в его жизни происходит случайно, хотя у стороннего наблюдателя по этому поводу возникают сомнения. Закончив школу с серебряной медалью, он с первого раза поступил в театральный вуз и завершил обучение с красным дипломом. А это редко кому удается сделать случайно!