Виталий Пушницкий: Талант симулировать невозможно

Один из самых известных современных российских художников живет и работает в Санкт-Петербурге. Английское издательство Phaidon включило Виталия Пушницкого в международный список из 115 художников, определяющих новые перспективы в живописи. Его персональные выставки проходили в Государственном Эрмитаже, Государственном Русском музее, Московском Музее современного искусства. Художник сотрудничает с крупными российскими и иностранными галереями. Его произведения регулярно экпонируются в США, Испании, Венгрии, Финляндии, Дании, Италии, Великобритании, Кореи, Чехии, Австрии, Индии, Германии. «Петербургский авангард» побеседовал с Виталием Пушницким о том, как отличить художника от мошенника.
Виталий Пушницкий

3 июля 2018.
Текст: Людмила Семенова.
Рубрика: Литература Музеи / кино Стиль жизни. Тэги: .

Виталий Юрьевич, как менялись ваши приоритеты в материалах, тематике, изобразительных средствах на разных этапах жизни?

Я брал те вещи, которые были под рукой, и делал то, что мог. Когда я закончил Академию, я жил в маленькой мастерской, где мог поместиться лишь холст размером 50 на 60 см. Позже перешел на рулонную бумагу. Когда увеличилась мастерская, я смог писать полнометражные полотна.

Не столько интересен материал, сколько его зависимость от пространства, где ты находишься. Когда я путешествовал на машине по Европе и не имел студии, то использовал простые открытки, которые покупал и превращал в арт-объекты. Художник приспосабливается к обстоятельствам и использует то, что возможно в этих обстоятельствах.

Виталий Пушницкий

Когда вы поняли, что хотите быть художником?

Если честно, я не помню этот момент. И было ли такое желание когда-либо — нужно посмотреть глубоко внутрь себя. Когда у Матисса спросили: «Верите ли Вы в Бога?», — он ответил: «Когда пишу — верю». Ты являешься художником только тогда, когда находишься в этом процессе. В другое время ты становишься кем-то другим. Художник — это не социальная позиция. Несмотря на то, что во Франции отличительным знаком художника считается синий берет, а у нас — значок Союза художников, этого мало. Важна не внешняя атрибуция, а процесс, в котором ты участвуешь. Если он получается.

Есть такая любопытная тенденция: творчество все чаще идет на рынок народного потребления, в частности — ориентированного на хобби. Например, сейчас очень популярны картины для раскрашивания по номерам, на основе композиций, выполненных профессионалами.

Это использовал еще Энди Уорхол в 1960-1970-х годах. Нормальный поп-арт. Это было всегда: ведь чем отличаются пронумерованные холсты от напечатанных открыток с репродукциями? Обычная открытка — это китч, не являющийся культурой, относящийся к сувенирной продукции. В нее часто помещают объекты культурного наследия, но сувенир все равно остается лишь сувениром. Сколько мы видели репродукций Моны Лизы на пепельницах? Пластиковых икон в машинах? Общество сводит культуру на уровень своего бытового удовольствия, а маркетинг пользуется любой возможностью тиражирования.

Раскрашивание по номерам не является рисованием, это относится скорее к досугу. Но то,что человек стремится освоить что-то новое и делать что-то своими руками, можно только приветствовать. Это исходит из детских желаний, в которых нет ничего плохого.

билборд Пушницкого

Вызывает ли у вас огорчение то, что художники, у которых есть потенциал, часто занимаются откровенным китчем?

Есть такие люди, которые прикрываясь идеями, не ими придуманными, пытаются симулировать некий духовный опыт, для собственных дивидендов, например, чтобы подняться по социальной лестнице. Хотя и их мотивация, и примитивный метод, в которых нет никакого творческого акта, просто создание продукта — все это видно. Это те же сувениры, только сделанные не по цене 10 рублей за штуку, а по очень высокой. Дело даже не в цене, а в статусе. Эти вещи можно повесить в музее, выставить на биеннале. Это действительно вызывает огорчение, потому что видно, что «король голый», но никто не решается об этом заявить, чтобы не выбиться из общепринятых понятий. И такие художники этим пользуются. Когда люди не распознают мошенников, это печально. Но вообще это контекстный вопрос, ведь любой продукт может показаться плохим, смотря с какой стороны его изучать. Чтобы оценить художника, надо знать цель, которую он поставил, язык, на котором он говорит, и контекст, в котором он живет.

Можно ли сказать, что люди с большими деньгами, которые порой за такую высокую цену приобретают «странные» на общий взгляд картины, тоже подвержены влиянию мошенников?

Нет. Тот, кто имеет деньги, причем заработал их сам, а не получил, допустим, в наследство, — это дисциплинированный, устойчивый, умеющий собой управлять человек. Другой просто не имеет будущего в бизнесе, с ним никто не будет иметь дела. Что же касается картин, то любая вещь, говорящая о статусе того, кто ею обладает, повышается в цене. И деньги в этом решают не все, купить всемирно известную картину не может человек, не имеющий в этой сфере определенной репутации. Важно не то, сколько платят, а кто платит.

Сталкивались ли вы с мифами и стереотипами о художниках?

Когда я был студентом, я приехал в деревню, на родину предков, где жили люди, никогда даже не выезжавшие в город. Когда соседка узнала, что я художник, она спросила: «А ты масляными красками рисуешь? На холсте? Ну тогда художник!». Я считаю, что это — самый прекрасный миф. У простых людей два материала — масляная краска и холст — формируют образ художника. Это глубокая, сермяжная правда. Есть такие народные мифы, которые настолько умилительно-приятны, что ничего и не прибавить. С другими мифами я не сталкивался.

Эти другие мифы часто изображают художников маргиналами…

Вспомните об итальянской школе Возрождения. Там не было маргиналов: все великие произведения, которые сейчас висят в музеях, были созданы аристократией для аристократии. Эти художники были воспитаны своим обществом и говорили на его языке. И лишь после всплеска экстравагантности на стыке XIX—XX веков художника стали воспринимать как дикий и невнятный тип, не вписывающийся в социальные нормы.

Выставка Виталия Пушницкого

Согласны ли вы с тем, что современная культура находится в упадке?

Это классический, стандартный, перманентный вопрос на все времена. Он никогда не был другим. Если почитать критиков разных эпох — все они пишут о времени упадка. Они все время борются с этим упадком при своей жизни, а проходит много лет — и их потомкам та, минувшая эпоха кажется прекрасной. Нам нужно немного отстраниться, чтобы различить истинную культурную ценность. Поэтому наш процесс ничем не отличается от всех прежних исторических процессов.

Есть мнение, что реализм и академическая живопись так же чужды сегодняшнему дню, как кринолины или парики. Как вы считаете, справедливо ли это?

Если уж брать в пример моду, то дизайнеры все время обращаются к прошлому. Раз в 30-40 лет поднимается тема моды на ретро, элементы Средневековья. Никакая вещь не умирает окончательно, она забывается на время, а потом возвращается. Людям нужно свое время, со своей модой и модификацией. И стимул для создания нового ищут в архивах прошлого. Если это было когда-то, оно осталось навсегда. Другой вопрос, что академизм сейчас присутствует в России как замкнутая институция, отдельный остров вне культурного диалога.

Расскажите о мероприятии в Базеле, с которого вы недавно возвратились.

Это ярмарка Art Basel. Участвовать в таком мероприятии чрезвычайно полезно и приятно. В Базеле проходит лучшая ярмарка мирового искусства. Около 300 галерей Art Basel заняты произведениями, прошедшими долгий отбор — социальный, экономический, исторический. Это многократное сито, просеивающее и ротирующее таланты и мнения. Это возможность задаться некоторыми вопросами о самом себе и собственном развитии. Можно быть уверенным лишь в том, что представленные там произведения чего-то стоят.

Чтобы развиваться, человеку нужно потреблять приятные и правильные вещи, и общаться с приятными людьми. Если ты находишься в неприятной злой атмосфере, читаешь плохие и злые книги, общаешься с неумными и недобрыми людьми — это разрушает тебя изнутри. Мозг впитывает все, что нас окружает, поэтому мы калечимся от дурных вещей, сами того не замечая. Можно сделать фейковую картину, но нельзя симулировать путь художника. Невозможно доказать людям, что ты художник, если это не подтверждается твоей жизнью.

Выставка Виталия Пушницкого

Беседовала  ЛЮДМИЛА  СЕМЕНОВА

Мертвые души Гоголя, предоставлено пресс-службой Театра на Васильевском

Бал у Сатаны на Васильевском острове

Театр на Васильевском не первый год радует зрителя неординарным и непредвзятым подходом к классике. Хотя очевидно, что именно такой подход гарантирует внимание публики. Но на сей раз этот островной театр превзошел себя, представив петербургскому зрителю премьеру по мотивам поэмы Николая Гоголя «Мертвые души». Эта постановка — вполне осознанный и удавшийся эксперимент, хорошо срежиссированный и подготовленный. Такие эксперименты стали модны в последнее время, но не всем и не всегда удается придать им глубокий смысл и внятную форму, доступную пониманию не только махровых критиков и театроведов, которые разглядят в постановке влияние Мейерхольда и Вахтангова, но и для простых смертных.

Премия Сергея Курехина

Культурный СПА-салон в Центре Курехина

В воскресенье, 21 апреля (19:00), в Санкт-Петербурге будут определены победители Премии имени Сергея Курехина. Единственная петербургская награда в области современного искусства отличается от столичных тем, что отдает предпочтение новаторским, революционным, концептуальным и мультижанровым проектам. Ведь именно эти принципы развивал Сергей Курехин вместе с «Поп-Механикой».
До 16 мая в Центре современного искусства имени Курехина на Лиговском проспекте, 73, продлится выставка проектов, вошедших в лонг-лист Премии Сергея Курехина. В экспозицию вошли 72 произведения, по которым можно оценить, как развивается современное искусство.

Валерий Фокин

Валерий Фокин покидает секретариат СТД

Художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин написал заявление на имя премьер-министра РФ Дмитрия Медведева и главы Минкультуры России Владимира Мединского о выходе из секретариата Союза театральных деятелей (СТД). Валерий Фокин объяснил, что сделал это в знак протеста против позиции союза по поводу объединения Александринки и Волковского театра.

Евгений Водолазкин, фото предоставлено писателем

Евгений Водолазкин: «Близкие друзья» – спектакль для театральных гурманов

В мире современной литературы есть множество фамилий, но мало имен. Евгений Водолазкин – один из немногих, чье творчество заняло определенную литературную нишу и нашло свою публику среди читателей разных социокультурных кругов. Романы «Соловьев и Ларионов», «Лавр» и «Авиатор» – удивительные произведения, отразившие особое отношение автора к историческому процессу и личности человека. Евгений Водолазкин – финалист престижных литературных премий, таких как «Национальный бестселлер», «Русский Букер», «НОС» и «Книга года», лауреат премий «Ясная Поляна», «Большая книга», «Русский Рим», Премии Александра Солженицына, национальной премии «Русские рифмы, Русское слово» и других.

Молодежный театр на Фонтанке, Нас обвенчает прилив

Неутоленная страсть в морской пене

Удивительное впечатление производит камерная сцена Молодежного театра на Фонтанке: как будто это красивая шкатулка из детства, в которой хранятся все дорогие сердцу ребенка сокровища — красивая шелковая ленточка от коробки конфет, ракушка из лета, флакон из-под маминых духов, красивый камешек и… что там еще приберегают дети, склонные мечтать? Спектакли, которые идут на этой сцене, — предельно лиричные, построенные на соприкосновении душ, удивительно трогательные. Они возвращают надежду, желание остановиться и заглянуть в себя, туда, где вроде бы все отжило, но вдруг понимаешь — нет, еще что-то бьется в ритме сердца.

Осень русского средневековья

Духовные поиски в эпоху перемен (фото)

До 13 мая в Корпусе Бенуа Государственного Русского музея продлится выставка «Осень русского Средневековья». В экспозицию вошли около 500 произведений из музейных собраний. Впервые посетителям представлена столь обширная картина развития изобразительного, монументального и декоративно-прикладного искусства в России от Смутного времени до 1700-х годов. На выставке можно увидеть образы и техники, распространенные в разные годы в Москве, Ярославле, Костроме, на русском Севере. Некоторые произведения демонстрируются впервые или с новой атрибуцией.