Вадим Каспаров: Танец — мост в будущее

Одна из первых в Санкт-Петербурге и России школа танцев — Kannon dance — отмечает 20-летие. Cейчас петербургскому зрителю эта школа больше известна как учредитель Международного фестиваля современного танца Open Look. Основатели школы — Вадим и Наталья Каспаровы, муж и жена, продюсер и хореограф, соавторы и союзники. За два десятилетия им удалось сделать Open Look площадкой, на которой собираются лучшие зарубежные педагоги и самые продвинутые танцевальные компании.
Вадим Каспаров

6 декабря 2017.
Беседовала Юлия Иванова.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: , , .

В интервью «Петербургскому авангарду» Вадим Каспаров рассказал, что такое современный танец, зачем он занимается подобными проектами и какова миссия Kannon dance.

Вадим, в последнее время создается впечатление, что Kannon dance ушел в тень, что вас больше интересуют творческие проекты, чем школа? Так ли это?

Мы сознательно убрали Kannon dance с афиш и стали продвигать фестивали и спектакли, поскольку они более масштабны и значимы для Санкт-Петербурга. Kannon dance делает очень важную, но такую рутинную работу — обучение и подготовка танцовщиков и хореографов. Kannon dance — это важный внутренний механизм всех наших проектов.

А этих проектов немало! Расскажите, пожалуйста, о самых выдающихся значимых, на ваш взгляд.

Мы проводим фестивали Open look, Russian look, Dance4kids. Организуем Dans Nederlands и «Кинотанец». Можно назвать еще «Пластику слова», фестиваль Neverбальных премьер «Точка отсчета» и многое другое. Раньше все это проводилось ежегодно, но когда мы потеряли площадку в ДК Первой пятилетки (это здание снесли в 2005 году), организация этих фестивалей стала сложней, поскольку приходится искать сцену для спектаклей.

Open look и Russian look — это, конечно, ключевые проекты, на которых мы решили сфокусироваться. Их значимость велика — и для профессионального сообщества, и для любителей, потому что в рамках этих фестивалей можно увидеть то, что редко показывают вообще где-либо.

Надо сказать, что Open look (Открытый взгляд) получился случайно, как и все в моей жизни. Просто в 1999 году решил помочь моим хорошим знакомым с организацией гастролей американского танцевального коллектива в Санкт-Петербурге. В результате сделали трехнедельный российско-американский Summer days workshop. Мы пригласили к участию Александра Кукина (руководитель Театра танца SKDC, который считается первооткрывателем стиля модерн для российского зрителя), он проводил мастер-классы. Финальное шоу в ТЮЗе собрало аншлаг, хотя у нас не было особой рекламы.

Позже этот фестиваль вырос в Open look. Название — символичное, потому что я с самого первого дня понял, что люди, занимающиеся классикой, не хотят открыть глаза на другие жанры и направления.

Но как вы вообще пришли в эту сферу? Вы занимались танцами с детства?

Нет, я спортсмен, и всю жизнь занимался гандболом, входил в состав молодежной сборной и большой сборной Азербайджана, поскольку родился и жил в Баку. Но в 1984 году уехал поступать в Ленинградский институт физкультуры и спорта имени Лесгафта.

Я поступил не сразу — пришлось сначала закончить техническое училище, затем поработать на заводе, в чугунно-литейном цеху, потом отслужить в армии. В 1991 году в институте познакомился со своей будущей женой. Наталья родом из Иркутска, она специализировалась на художественной гимнастике и увлекалась танцами. Она всегда затевала какие-то постановки со своими сокурсниками. А я был главой студенческого профкома, поэтому часто обращался к Наташе с просьбой выступить на концертах или помочь в организации других студенческих мероприятий.

Тогда же вы решили создать школу танцев?

Нет, это случилось позже — в 1997 году. Наталья побывала в Австрии, на мастер-классах по джазовому танцу и модерну, загорелась этим, захотела продолжать заниматься дома. Но тогда в России ничего подобного не было, поэтому мы решили организовать обучение в нашем городе. И первым проектом, на который мы замахнулись, стали мастер-классы с бродвейским хореографом Филом ЛаДукой.

Я был настроен оптимистично, полагал, что раз этого в России нет, то нас ожидает бешеный успех, что это будет всем интересно. Но мир профессиональных танцоров принял нас неприветливо. Мы встречались с представителями Института культуры, Театральной академии, с разными танцевальными коллективами, предлагая поучаствовать. Везде нам отвечали, что современные танцы не нужны — важна только классика.

Как же вам удалось выстоять, сохранить веру в свое детище?

Дело в том, что если бизнес не стал страстью, то он не будет развиваться. А для нас современный танец был и остается страстью. Наталья занимается исключительно творческой частью, а я — организационной, мы друг друга поддерживаем и дополняем. Не будь Наташи, я не уверен, что стал бы заниматься школой танцев и всеми нашими проектами. С другой стороны: не будь меня, не думаю, что и она занималась бы нашим общим делом. Сложности, с которыми мы сталкивались, в одиночку невозможно преодолеть.

Kannon dance

А Наталья из творческой семьи?

У Наташи отец военный, но в семье было принято заниматься творчеством, она всегда увлекалась танцем. Сейчас наши дети — тоже все очень творческие люди: например, старшая дочь танцует и уже преподает. Она часто бывает в Армении, поскольку интересуется корнями своей семьи, активно сотрудничает с армянскими танцевальными школами и коллективами. У нее есть свой ансамбль народного армянского танца. Она прекрасно поет на армянском языке, и знает его очень хорошо в отличие от меня.

Где сейчас базируется Kannon dance?

Дом танца шестой год арендует площадку на Казанской улице. Это небольшое помещение (300 кв. м) по сравнению с ДК Первой пятилетки, где мы начинали. Там у нас только один театральный зал был размером в 300 кв. м, а общая площадь достигала 700 кв. м. С арендой нам помогает Комитет по культуре Санкт-Петербурга.

Тем не менее вам удается принимать участие в постановках, которые номинируют на «Золотую маску»…

Да, в этом году мы получили шестую номинацию за всю историю нашей компании. Категория «Современный танец» в рамках «Золотой маски» существует уже давно. В 2005 году был номинирован спектакль «Голованога» на музыку группы «Аукцыон», а в 2008 году — «Песни Комитаса» на духовную армянскую музыку.

У нас есть проект YouMake\Remake, который мы показываем до сих пор. Он был номинирован на «Золотую маску» в 2014 году. Автор шоу — израильская танцовщица и хореограф Ренана Раз. Она создала танцевальную драму об искусстве и художниках, о культурной роли созидающей персоны и ее влиянии на общество. Спектакль основан на том, что публика видит ролик YouTube и реакцию на него артистов – последовательно, а иногда и одновременно. То, что делают артисты, заставляет по-новому взглянуть на видео.

«Кукушки» — детище Алисы Панченко, ученицы Натальи. Спектакль создан при поддержке Kannon dance и номинирован на «Золотую маску» в 2013 году. А в этом году номинацию получила постановка «Коллекционер» Ксении Михеевой.

Мы стараемся давать талантливым хореографам пространство и поддержку, чтобы они могли реализовать свои творческие замыслы и амбиции.

Что для вас современный танец?

Я рассматриваю современный танец как некий ключ к молодежи, мост в будущее. Ведь творчество меняет людей: я могу привести тысячи примеров. Вот когда моя старшая дочь еще училась в школе, она решила сделать с одноклассниками мюзикл «Чикаго». Все умные мальчики занимались подготовкой к ЕГЭ, поэтому она выбрала тех, кто не сильно себя обременял учебой — они просто шатались по школе или по улице. После премьеры в школе к бывшим хулиганам изменилось отношение, а у этих ребят повысилась самооценка. Они даже стали лучше учиться.

Полагаю, что наша задача — вовлечь в творчество как можно больше людей, тогда у них будет другая самореализация и ощущение жизни.

Что, на ваш взгляд, удалось, а что не удалось за минувшие 20 лет?

В принципе, все, что я хотел, — я сделал. И в профессиональном плане, и в личном. Но еще есть над чем поработать. В России существуют прекрасные танцоры, но нет общей системы, нет обменов между коллективами, площадок, которые бы продвигали современный танец.

А во всем остальном мире такая система существует! Современный танец встроен в систему культурной палитры. Практически везде идут постановки, основанные на современных танцевальных направлениях. При этом успешно существуют и балетные труппы. Это можно наблюдать и в Европе, и в Азии. Я хочу сделать попытку построить эту систему координат, вырастить новые поколения танцоров. Сейчас это — моя главная задача.

Выпускники нашей школы, в основном, находят себя на Западе. Например, Анна Озерская сейчас успешно работает в Гетеборг Опера, другой выпускник — работает в Танцевальной компании Пины Бауш (легендарная немецкая танцовщица и хореограф, скончалась в 2009 году).

Я пытаюсь найти нужные слова, чтобы люди, которые принимают решения в культуре, осознали, что не бывает будущего без настоящего. Я часто повторяю, что когда-то Чайковский тоже был современным композитором, как и Мариус Петипа — современным хореографом, фактически реформатором. Они не думали, что они классики. Они были современниками своей публики. Наша задача — помимо сохранения классического наследия, еще и создавать что-то новое.

Если государство не будет поддерживать современный танец, то наши талантливые ребята так и будут убегать за границу. Если мы все не будем поддерживать современное искусство, то может быть в будущем не будет новых классиков.

Kannon dance

Как сообщалось, к двадцатилетию Kannon dance подготовлены два вечера современного танца — 13 и 14 декабря.

Беседовала ЮЛИЯ  ИВАНОВА

Сталин

Про Родину. Про Сталина

В день смерти Сталина в прокат вышел документальный фильм Сергея Лозницы «Прощание со Сталиным» («Государственные похороны»). О ложной гармонии, разрушающейся на экране с помощью статистики, — кинокритик Наталия Эфендиева.

Dmitry_Mirilenko_Coronavirus

Героиня на карантине: запираемся дома от вируса книгами и трансляциями

Пришлось в четырех стенах спасаться от коронавируса? Это повод узнать много нового — и бесплатно.

Аустерлиц

Театр текста или театр Сафоновой?

Автор «Петербургского Авангарда» разбирается в одном из самых сложных и важных спектаклей сезона.

Григорий Козлов

Актеры и режиссеры о Григории Козлове молвят слово

В 2020 году художественному руководителю Санкт-Петербургского театра «Мастерская» Григорию Михайловичу Козлову исполняется 65 лет. «Петербургский Авангард» вместе с «Мастерской» собрал смешные и трогательные истории о Мастере.

Виктория Исакова

Российские сериалы, которые мы ждём в 2020 году

Нынешний год обещает широкий выбор разноплановых многосерийных проектов, затрагивающих и страницы давней истории, и нынешнюю реальность. «Петербургский авангард» рассказывает об отечественных сериалах, которые должны выйти в 2020 году.

Григорий Козлов

В театре не должно быть духа соревнования. Цитатник Григория Козлова

В этом году художественному руководителю Санкт-Петербургского театра «Мастерская» Григорию Михайловичу Козлову исполняется 65 лет. Свой первый юбилей — 10 лет — в 2020 году отметит и сама «Мастерская». «Петербургский Авангард» сердечно поздравляет Григория Михайловича и публикует десять цитат Мастера о театре и не только.