Светлана Бирюкова: Мы создали инструмент для живого рассказа об искусстве

Проект «Русский музей: виртуальный филиал» стартовал в 2003 году, тем самым поставив крупнейшее собрание произведений русского искусства в авангарде музейного дела. Несмотря на стремительные изменения в сфере информационных технологий, проект начала 2000-х не забронзовел — он развивается, вызывая живой отклик и у публики, и у специалистов, имеющих непосредственное к нему отношение. Быть впереди всех и служить примером — отнюдь не просто...
Светлана Бирюкова, Русский музей

24 августа 2017.

Рубрика: Музеи / кино. Тэги: .

Не так давно в Санкт-Петербурге собрались представители региональных представительств Русского музея – его виртуальных филиалов, чтобы обсудить развитие своей обширной сети. Одним из главных стал вопрос о роли технологий, а именно: зачем музею мультимедиа по искусству, если он весь — культурное национальное достояние, а интернет есть в каждом доме?

Семинар «От виртуального к реальному» значительно прояснил перспективы для региональных участников проекта «Русский музей: виртуальный филиал». О том, что обсуждалось на семинаре, зачем вообще нужен виртуальный филиал и в какую сторону он будет развиваться, «Петербургский авангард» побеседовал с заведующей отделом «Центр мультимедиа Русского музея» Светланой Бирюковой.

Светлана Владимировна, современный обыватель об инновациях в старых музеях обычно говорит следующее: «Я как-нибудь подальше от технологий, я лучше подлинники посмотрю». Ни одна виртуальная экскурсия, мол, не заменит музей… Так ли это?

— Если бы наши сограждане реально интересовались подлинниками, то в академических залах возле Айвазовского была бы такая же толпа, как и на нашумевшей выставке, но ведь этого нет!

Вопрос, нужны ли информационные технологии в святилище муз, уже не обсуждается, они давно там. Плазмы, компьютеры, QR-коды, аудио-гиды и прочие девайсы — надежные помощники в цифровой информационной поддержке музея. Если кому-то удобнее обратиться к технологиям, чем к экскурсоводу, — пожалуйста, сколько угодно, разными способами.

Но совершенно иначе выглядит ситуация за пределами музея, а тем более — в регионах. Вспомните: в нашей стране уже не первое десятилетие модернизируются образовательные и просветительские программы на всех уровнях. Это явный признак, что изменения в восприятии, усваивании знаний, в образовании и просвещении зреют, и пока они не удовлетворяют все новые поколения учителей и учеников.

С чего обычно начнется общедоступная лекция в какой-нибудь районной библиотеке о поэтике русского пейзажа? Правильно — с поэтичных же биографий Щедрина-Айвазовского-Куинджи-Левитана… Вы на какой минуте обычно засыпаете? Разум спит, а чудовища множатся.

И вроде недостатка в изобразительном материале уже давно нет, и выложены в сети книги, каталоги, и видеоролики, и многое другое. И вот тут наступает момент выбора для лектора — сделает он цифровые технологии оружием массового поражения или удобным инструментом с широчайшими возможностями.

Как цифровые технологии влияют на восприятие и, в конечном итоге, на мышление современного зрителя, изучено пока мало. В чем же недостаток обычного лектора?

— Можно бесконечно любоваться картинами великих русских художников, знать наизусть их биографии и при этом ничего не понимать в искусстве. Так же мы изучаем литературу в школе: стихи наизусть, сочинения, биографии писателей…

Но кто и почему решил, что жизнеописание художника плюс сюжеты его полотен — это изучение изобразительного искусства? Может, и не надо всем-то это изучать? Но тем, кто действительно пришел на лекцию в библиотеку или наш филиал, может, им надо иначе показать произведение — профессионально, интеллектуально и уникально? Может быть, любопытствующим хочется глубокого понимания живописи, а не статистических данных и узнавания знакомых картинок.

Вот тут главный секрет нашего семинара: все это (профессионально, интеллектуально и уникально) просто так не появится от одних только харизм, этому учатся, перенимают многолетний опыт, используют наработанные методики и формы.

И где же хранится это сокровище?

— Часть этих методик и наработок структурированы в Медиатеке Русского музея, а это — более 500 программ и фильмов. Другую часть участники семинара получают в процессе практических занятий — экскурсии, лекции, мастер-классы, тестовые задания, круглые столы и прочее. Мы стремились раскрыть потенциал каждого участника, вынудить его рефлексировать, высказываться и даже возмущаться.

«Ну как можно шестиклассникам предлагать урок о Золотом сечении в искусстве?» — спрашивают, например, наши семинаристы. «А Вы попробуйте! Мы даем Вам много всего — методики, знания, умения рассыпаны на разных уровнях. Берите их и лепите свои идеи», — отвечаем мы.

Наши специалисты подсказывают: вот инструменты (мультимедиа), ну хоть линию горизонта на разных пейзажах нарисуйте, хоть первый маленький шаг сделайте! Все есть — множество картин, размышления экспертов, интерпретации и новейшие сценарии. Но почему-то многие предпочитают «по-советски»: дайте мне утвержденную где-то кем-то программу, я нажму на указанную кнопку в определенном фильме, и все — моя задача выполнена, окультурено сколько-то граждан.

Вы хотите, чтобы в каждом городе России был виртуальный филиал? Проводите своего рода «культурную интервенцию»?

— Да нет! У нас весьма трезвый взгляд на деятельность виртуальных филиалов. У семинара другая цель — спровоцировать творческую подачу нашего материла на местах, уникальную, интеллектуальную и по возможности профессиональную. При этом главным итогом работы для каждого участника, приехавшего из региона, должен стать основной посыл: когда мы посмотрели на искусство и так, и эдак, когда вдруг закономерности в творчестве станут очевидными, тогда у той самой любопытствующей аудитории родится мысль «а КАК художник это сделал? — надо бы в музее посмотреть». В том музее, который помог придти к искусству, или в другом, который рядом.

Судя по недавно открывшемуся Центру мультимедиа Русского музея, Вам удалось достичь определенных высот…

— Русский музей умудрился вывести свое мультимедиа на уникальный, интеллектуальный и профессиональный уровень. Многое можно увидеть своими глазами в Центре мультимедиа на Инженерной улице, 8, посмотреть в нашем мультимедийном кинотеатре или, например, пройти техно-игровым маршрутом «Романтический наш император»…

И слушатели нашего семинара уезжали радостные, словно раскрыли давно заржавевшую дверь. География участников проекта «Русский музей: виртуальный филиал» у нас красивая — от Таллинна до Южно-Сахалинска, и полагаю, есть некий камертон при общей неразберихе. А как нам удалось этого достичь — это наш секрет.

Театр дождей

«Театр дождей» в «Доме, который построил Свифт»

«Театр дождей» нарастил жирок историй и юбилеев. Только недавно он отпраздновал 30-летие спектакля «Дом, который построил Свифт» и вот уже грядет новая дата — пятилетие «Белых флагов» по Нодару Думбадзе. «Театр дождей» удивительным образом общается со зрителями: выбирая уже ставшие классическими произведения, он подает их неожиданно, весело, но не легковесно. Этот мир наполнен мыслеформами, с помощью которых разговаривают артисты и все, кто хоть раз побывал в «Театре дождей». Как говорится, достаточно одного спектакля…

Александра Магелатова

Александра Магелатова: Зрители даже сами не знают, что они единомышленники

Александра Магелатова известна по ролям Гимназистки, написавшей письмо губернатору («Губернатор», режиссер Андрей Могучий) и Черного Ангела («Zholdak Dreams: похитители чувств», режиссер Андрий Жолдак), которые она сыграла на сцене БДТ. За роль Черного Ангела в этой постановке Александра Магелатова была номинирована на «Золотой софит» 2016 года. А в 2017 году ее номинировали на премию «Прорыв» за роль Гимназистки. В интервью «Петербургскому авангарду» актриса БДТ Александра Магелатова рассказала про репетиции с Андреем Могучим, как попала в главный театр Санкт-Петербурга и почему зрители играют особенную роль.

Театр Особняк

Живая комната в театре «Особняк»

Понятие «лирический хоррор» в российской культуре пока явно очень молодо. Пояснения ему, во всяком случае, ни один источник не дает. Среди поджанров литературы ужасов такого термина не встречается. Есть, правда, «романтические ужасы», где, согласно источникам, смешиваются черты любовной истории и элементы ужаса. Может быть, именно это имеют в виду постановщики спектаклей с такой формулировкой. Но поскольку содержание идет вразрез с этим предположением в плане «любовной истории», то скорее всего они преследуют другую задачу.

реставрация Оргии Котабринского

«Оргия»: смотреть и не дышать

В Русском музее проходит выставка «Генрих Семирадский и колония русских художников в Риме». Ее главным открытием стала картина Вильгельма Котабринского «Оргия». Этот тот редкий случай, когда реставратор выходит за грань возможного и невозможного, возвращая миру бесценный шедевр. Специально к выставке «Генрих Семирадский и колония русских художников в Риме» специалисты службы «Виртуальный Русский музей» при поддержке Благотворительного фонда «Система» создали фильм «Вильгельм Котарбинский. Искусством … мечтать». Его можно посмотреть в одном из залов Корпуса Бенуа, в котором расположилась экспозиция.

фильмы Хироси Тэсигахара

В «Родине» стартуют бесплатные показы фильмов легендарного японского режиссера

Генеральное консульство Японии в Санкт-Петербурге совместно с киноцентром «Родина» (Караванная улица, 12) представляют ретроспективу фильмов японского режиссера Хироси Тэсигахара. Вход на все киносеансы – свободный.

выставка Виталия Тюленева

Виталий Тюленев — сюрреалист «оттепели»

В Музее искусства Санкт-Петербурга XX-XXI веков (набережная канала Грибоедова. 103) проходит экспозиция работ необычного советского художника Виталия Тюленева. В соответствии с мечтательным изобразительным языком мастера она названа «Во сне и наяву».