Семен Александровский: Будущее за людьми с мозгами и воображением

Зачем режиссеру работать в поле, откуда художник берет ресурсы и какой уникальный опыт дает современный российский театр? «Авангард» поговорил с режиссером Семеном Александровским.

24 апреля 2016.
Текст: Артем Мельник, фото: Дарья Аксенова, Наталья Феокистова
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: , , .

20
Столько спектаклей на сегодняшний день поставил Семен Александровский. Одна из последних работ «Элементарные частицы» претендовала на премию «Золотая маска» сразу в трех номинациях.
Семен Александровский родился в Перми в 1982 году. С 1990 по 2002 годы жил и учился в Израиле. Первый спектакль — «Мой друг Гитлер» по пьесе Юкио Мисимы. Окончил режиссерский факультет СПбГАТИ в 2007 году. В 2006−2007 годах был актером в МДТ — Театре Европы. В 2015 году стал одним из основателей и идеологом «Pop-up театра» в Петербурге, в рамках которого выпустил спектакль «Топливо».

Семен АлександровскийПосле недавнего показа спектакля «Топливо» вы вышли к зрителям и попросили оставить отзывы в Сети. Для вас так важна реакция зала?

— Театр — это во многом коммуникация, контакт между людьми. Для нас важно создать пространство диалога. Мы все время помним про зрителя и отдаем себе отчет, что ведем с ним разговор. Конечно, это своеобразная форма разговора, когда один говорит, а другой молча слушает, но это все равно разговор. От того, как зритель слушает и как он внутренне откликается, зависит очень многое. И все же услышать зрителя, дать ему возможность тоже высказаться — важная практика для современного театра. Мы иногда устраиваем дискуссии после спектаклей. Был очень интересный разговор с молодежным клубом премии «Прорыв»: сидели школьники, и разговор вышел далеко за пределы нашего спектакля. Я рад, что театр дает нам и такую возможность. Сложно себе представить, где бы мы могли еще встретиться, чтобы состоялся такой разговор.

Кажется, сейчас вся интеллектуальная, культурная жизнь переместилась в театр: российский театр переживает расцвет, о нем все говорят. Как думаете, почему?

— Мы живем в стремительно меняющемся мире, еще недавно общество было индустриальным, и система взаимоотношений между людьми была другой. Я с каждым днем вижу новые признаки постиндустриального общества. В нем тоже есть свои сложности, которые нам во многом еще предстоит обнаружить, но очевидно, что мир меняется. А вместе с этим меняется наше восприятие, средства и механизмы коммуникации. В центре мира — не большие идеи, а человек. Возможно, человек с большими идеями, но важно, что это просто человек, не герой. Он несовершенен, ему так же страшно, как и мне, у него то же желание, что и у меня, — быть счастливым. Театр дает возможность испытать эти модели, рассмотреть их вблизи, и — что еще очень важно — он дает возможность коллективного опыта. Те процессы, которые возникают в обществе, происходят в театре очень интенсивно.

Сцена из спектакля Семена Александровского

Театр без стационарного здания (как театр Post, например) — это скорее преимущество для современного театра?

— Это реальные обстоятельства, и с ними тоже можно интересно работать. Наличие собственной площадки или государственной поддержки не может гарантировать возникновение интересных спектаклей, как и их отсутствие — это не залог творческого прорыва. Художник работает с тем, что находится в его орбите. Если эта орбита сужается до его собственного тела, он будет работать с собственным телом. Художник всегда найдет ресурс, пусть даже исключительно в своей голове. Но это не значит, что ему не стоит предлагать большего. Современная экономика устроена так, что город, в котором не развивается искусство, уходит на обочину, в то время как маленькие и небогатые города, сделавшие ставку на развитие искусства и создавшие для этого подходящие условия, выходят вперед и становятся новыми центрами.

Вы часто работаете с документальным материалом. В чем особенность обращения с историями, которые происходили реально? Чем это отличается от работы с исключительно художественными текстами?

— Позволю себе не в первый раз процитировать Михаила Ямпольского: «Искусство — это один из видов антропологической практики постижения мира». Можно изучать мир и человека через его творения, при этом не заниматься интерпретацией, но можно и самому выйти в поле и заняться лабораторной работой. Мне сейчас в основном интереснее второе.

Компании Disney и Pixar, продавая мультфильмы, заработали в прошлом году больше, чем Росвооружение.


Как вы выбираете форму спектакля? В «Радио Таганка» зрителю дают наушники, он совершает аудиоэкскурсию, «Топливо» — это что-то среднее между стендапом и презентацией нового продукта IT-компании…

— Нужно ли говорить о том, что форма содержательна? Итальянская сцена-коробка по случайному стечению обстоятельств стала довлеть над другими формами театра. Все, что выходит за ее пределы, принято записывать в эксперимент. Но театр, как и любое искусство, имеет возможность работать с собственными границами и постоянно их переосмысливать. Есть множество стратегий в работе с материалом и контекстом, однако есть и пределы наших возможностей. Где-то на грани возможностей, на одну десятую миллиметра за этой гранью и возникает форма спектакля.

Вы ставите спектакли на очень разные темы. Есть ли тема, которая является для вас самой важной?

— Если честно, особенно не думаю над темами, что вот хочу делать работу на определенную тему. Я их для себя формулирую в последнюю очередь. Возникает идея сделать спектакль про новосибирский Академгородок. Мы с драматургом едем туда и собираем материал, берем интервью у ученых, читаем мемуары и другие документы. Или я оказываюсь в Театре на Таганке, изучаю его историю и обнаруживаю, что в театре 50 лет идет спектакль, в нем сменились три поколения артистов, и вместе с тем есть несколько человек, которые его играют все полвека. Это уникальная ситуация для нашего театра, и ее интересно изучить.

Сцена из спектакля Семена Александровского

Насколько сложно было вам отказаться от академической традиции (как ученику Льва Додина) и делать что-то отдельное, новое, свое?

— Нам только кажется, что у нас есть выбор, на самом деле мы принимаем единственно возможное для себя решение. У меня не было вопроса уходить от учителя или оставаться, решение сформировалось задолго до окончания учебы. Это не значит, что я отрицаю своего мастера, просто я отчетливо понимаю, что идти можно только своей дорогой.

Будущее за айтишниками, вроде героя вашего спектакля «Топливо»?

— Будущее за людьми с мозгами и воображением. И как это ни пафосно — за теми, кто хочет сделать других людей счастливее. Компании Disney и Pixar, продавая мультфильмы, заработали в прошлом году больше, чем Росвооружение на продаже оружия. Россия заработала на продаже нефти в 2015 году столько же, сколько компания Apple за один квартал того же года. Это грубые примеры, но они симптоматичны. Вчера я видел, как глухонемой парень общается с девушкой по смартфону языком жестов, используя Facetime. Новая реальность соразмерна человеку, и в этом ее сила.

учебный театр на Моховой

Стартовал первый «Молодой театр. Санкт-Петербург»

В Петербурге стартовал первый фестиваль студенческих спектаклей российских театральных школ «Молодой театр. Санкт-Петербург» — он проходит с 16 по 20 ноября 2019 года. Лучшие учебные постановки зрителю представят студенты ведущих театральных вузов Москвы (ГИТИС), Новосибирска (НГТИ), Екатеринбурга (ЕГТИ), Ярославля (ЯГТИ) и Санкт-Петербурга (РГИСИ). Большинство событий фестиваля петербуржцы смогут посетить бесплатно. Вход на большинство событий фестиваля – свободный, по регистрации.

Юрий Смекалов

«Приют комедианта» совместит балет с драмой

В петербургском Пассаже открылась выставка «О чем молчит балет», которая предваряет премьеру нового спектакля хореографа Юрия Смекалова по сценарию Александра Цыпкина «Три товарища?». Показы пройдут 30 ноября и 1 декабря 2019 года, а также 21-22 января 2020 года. На спектакли этого года уже нет билетов, сообщил на открытии выставки директор «Приюта комедианта» Виктор Минков.

Коля Садовник на фоне своих картин

Коля Садовник: Во всеобщую методу счастья я не верю

Коля Садовник — петербургский художник, который работает в жанрах метафизической живописи, экспрессионизма, наивного искусства, эклектики и психореализма. Кроме того, он является основателем музыкального коллектива «Земля Сомнамбулы», выступающего в жанре психореализма уже более 10 лет на петербургской андеграундной сцене. Дебют состоялся летом 2017 года в Санкт-Петербургском Street Art Museum, где была выставлена философская семичастная работа «Зеленая комната» […]

Ирина Дудина

Ирина Дудина: Цель западной цивилизации — сокращение населения и тотальный контроль

Ирина Дудина известна как литератор, победитель первого петербургского слэма, автор множества поэтических сборников, культовой книги «Пение птиц в положении лежа», романов «Предводитель маскаронов», «Нежные и надломленные» и сборника «Богема с Невского проспекта». Ее стихи переведены на немецкий и английский языки. В частности, в Австрии в 2006 году была издана книга стихов билингва «Ад и рай».

выставка Константина Сомова в Русском музее

Поэзия линии и цвета

Выставка к 150-летию со дня рождения Константина Сомова (1869-1939) в Русском музее продлена до 17 ноября. На ней можно увидеть более ста пятидесяти работ из собраний Русского музея, Государственной Третьяковской галереи, Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина, Научно-исследовательского музея Российской Академии художеств (музей-квартира Исаака Бродского) и частных коллекций.

мюзикл Шелк, фото предоставлено пресс-службой Мюзик-холла

Мюзик-Холл в чувственном «Шелке»

На большой сцене театра «Мюзик-Холл» 18 октября 2019 года состоялась премьера мюзикла «Шелк», созданного по мотивам одноименного романа Алессандро Барикко. Это первая в России сценическая версия одного из самых популярных произведений современного европейского писателя в жанре мюзикла, красивая история о любви на фоне экзотичной Японии и изысканной Франции. Режиссер спектакля – Лев Рахлин.