Петр Востоков: Джаз и кинематограф — очень близки

В ДК Ленсовета 12 октября впервые в Санкт-Петербурге выступит Большой джазовый оркестр Петра Востокова. Коллектив представит программу «Джаз мирового кино», в которую вошли любимые всеми мелодии из фильмов «Серенада солнечной долины», «Волшебник страны Оз», «Вестсайдская история», а также более современных «Коттон Клаб», «Авиатор» и других. Трубач Петр Востоков рассказал корреспонденту «Петербургского авангарда» о предстоящем выступлении, творческих достижениях и планах.
Петр Востоков

4 октября 2017.
Беседовала Юлия Иванова.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: .

Вы помните, когда и как Вас увлек джаз?

Мои родители не были музыкантами, но мама — страстная меломанка, и это ее идея — отдать меня в музыкальную школу. Я начал учиться играть на трубе с шести лет, занимался классической музыкой в Спецшколе имени Гнесиных. В последних классах, когда мне было 15-16 лет, мои друзья позвали меня играть в студенческий джазовый оркестр. И это меня увлекло так, что заканчивая школу, я был уверен, что буду поступать в вуз только на эстрадное отделение.

Каким было Ваше самое большое потрясение от джазового исполнителя?

В юности я запоем слушал записи джазовых музыкантов — тогда еще на кассетном магнитофоне. Ранее я никогда ничего подобного не слышал! Больше всего меня тогда впечатлила пластинка Чета Бейкера, которая так и называлась «Чет». Она полностью была посвящена балладам. Это диск конца 1950-х годов, в записи которого участвовали многие известные джазовые музыканты — например, пианист Билл Эванс, Пол Чемберс (контрабас)… Потом я изучил всю дискографию Чета Бейкера, но первая прослушанная запись до сих пор остается моей самой любимой.

Кроме того, я познакомился с искусством Чарли Паркера и Диззи Гиллеспи, которое мне казалось чем-то запредельным и невозможным. Тогда, в юности, я даже представить себе не мог, что так можно играть! И дело даже не в музыке, а в технике — быстро, идеально, высоко. С музыкальной точки зрения я даже плохо понимал, как им это удается. Очень рваная, необычная, экспрессивная музыка, которая зацепила за живое.

В нашей стране много известных музыкантов и любителей джаза. Как Вы считаете, можно сказать, что в России сложилась своя джазовая традиция?

Смысл этой музыки — в смешении всех культур и этнических традиций. Именно так джаз родился и развивался. Сейчас есть довольно много чисто европейских направлений — например, скандинавский джаз или французский. Мануш-джаз — чисто французское изобретение. Есть польский джаз, но российского, на мой взгляд, не существует. У нас есть отличные исполнители, но джаза, характерного именно для нашей страны, нет.

Есть кумиры, которым Вы подражаете?

Для меня джаз — это история. Становление джазового музыканта — это всегда период подражания кому-то, так что может быть, ранее я кого-то копировал. Сейчас для меня важны традиция, качество, форма. Уверен, что изучение этой музыки продлится до конца моей жизни. Я должен знать, как и что делают мои коллеги, знакомиться с манерой разных исполнителей и с разными джазовыми направлениями, которые постоянно возникают и будут возникать. Это необходимо именно для того, чтобы совершенствоваться, но ни в коем случае не подражать.

То же самое и с оркестром — что бы он ни играл, даже если это оригинальная музыка, он все равно отталкивается от традиций. И в джазовой, и в классической музыке существует определенная преемственность. Например, Шуберта можно считать продолжателем Бетховена, но при этом Шуберт не менее великий и гениальный композитор, чем Бетховен.

Петр Востоков

Бывали у Вас провалы или неудачи? И как Вы к ним относитесь?

В негативных событиях есть что-то философское… Знаете, мне бывает не по себе, когда очень хорошо прошел концерт. Это сложно объяснить… Отрицательный опыт для меня больше значит, чем положительный. Я считаю, что от провалов и неудач больше пользы. Это заставляет меня что-то изменить, много размышлять, советоваться с коллегами, с музыкантами оркестра, развиваться…

А когда все отлично, то в голову приходит мысль: «А что дальше?». В любом случае, вся жизнь — это череда белого и черного.

Моя музыкальная судьба складывалась по-разному. В какой-то период моей учебы в школе все шло хорошо, и я понимал, что музыкальная карьера — это мое. Потом начался подростковый возраст — мне было 14 лет, и в этот момент я перешел из обычной музыкальной школы в Гнесинскую.

Вот тут-то у меня начались трудности. Уровень ребят, которые учились в спецшколе с первого класса, был значительно выше. Я проучился в Гнесинке пять лет, и все это время не мог отделаться от ощущения, что нахожусь не в своей тарелке. Высокий уровень мастерства требовал больших усилий и многочасовых занятий, поэтому мне было очень тяжело. Причем теория музыки давалось легко, а исполнение на инструменте — не очень. Но когда я увлекся джазом, все эти проблемы оставили меня сами собой.

Как и когда Вы решили создать свой оркестр?

Интересно, что фактически я играю в разного рода оркестрах лет с девяти, еще со времен учебы в музыкальной школе. После поступления в Академию Гнесиных я играл в оркестре, которым руководит Анатолий Кролл. Затем меня позвали в Оркестр Лундстрема.

Сама идея создания нашего коллектива принадлежит не мне, а нашей вокалистке Дарье Антоновой. Она предложила объединить наших друзей, ребят из разных оркестров, единомышленников, чтобы играть ту музыку, которая нам нравится, самим выбирать репертуар и готовить концертные программы.

А уж после того, как появился наш оркестр, я вспомнил, что когда мне было 12-13 лет, я мечтал об этом. Музыканты моего коллектива — достаточно молодые люди, некоторые из них — мои ученики: группа трубачей состоит из моих выпускников и студентов. Вообще, половина оркестра — это выпускники Академии Гнесиных, где я и преподаю.

Каковы достижения в исполнительском и музыкальном плане, которыми Вы гордитесь?

Самое большое достижение последнего времени — наш оркестр записал свой диск. Мы сделали это абсолютно самостоятельно, не прибегая ни к чьей помощи, вложив собственные деньги. Наш коллектив вообще всегда все делает самостоятельно — без спонсоров.

Наша пластинка получилась, на мой взгляд, очень достойной. Я считаю, что мы взяли высокую планку. Диск вышел ровно месяц назад, его можно будет купить перед нашим выступлением в ДК Ленсовета. Для записи была арендована студия Мосфильма, в которую мы позвали публику — около сотни слушателей. Таким образом получилась как бы концертная запись, но с качественным звучанием. Именно этого мы и добивались — эффекта присутствия.

Кстати о концерте в ДК Ленсовета — «Джаз мирового кино». Почему возникла идея именно такой программы?

Мы и ранее делали что-то подобное: монтировали видеоролики из фильмов, которые сопровождали нашу музыку. У нас были шоу, сделанные по знаменитым мультфильмам, а также по мотивам старых американских фильмов, посвященных Хэллоуину. Одна из наших программ была составлена из джазовых произведений, посвященных поездам. У Дюка Эллингтона, например, очень много таких композиций. Мы сделали ретроспективную программу «Большой джазовый экспресс стучит колесами…», но к концу концерта поняли, что перегрузили своих слушателей. Поэтому наше выступление в ДК Ленсовета будет более динамичным.

Оркестр Петра Востокова

На нашем концерте будут танцы, в которых сможет поучаствовать любой желающий. В зрительном зале под танцплощадку будет отведена часть партера. На сцене запланировано несколько поставленных номеров. Эта часть не очень-то связана с кинематографом, но она не помешает, а внесет некоторое разнообразие.

А вообще музыка, которой мы занимаемся, и кинематограф — очень близки. Для знатока истории джаза 1920-1930-х годов очевидно, что он зарождался и развивался просто бок о бок с кинематографом. Джазовые музыканты частенько озвучивали немое кино, а известные биг-бенды принимали участие в съемках фильмов.

У Вас есть увлечения, не относящиеся к джазу? Вам нравится авангардное искусство — в музыке, в живописи, в театре?

Современное искусство — на любителя. Понимать его, может быть, даже и не надо. Его надо воспринимать. Если вы готовы его воспринимать, то это ваше. Похожая история — в живописи, литературе, поэзии. Это — для людей, которые любят подобное искусство.

Я лет пять назад был в Музее современного искусства на Манхэттене и пришел к выводу, что это любопытно, ничего подобного ранее я не видел, но второй раз туда не пойду. Мне кажется, что у этого искусства какое-то другое назначение — это послание, эксперимент или момент поиска новой формы.

Я отдаю предпочтение кинематографу, и видимо поэтому с удовольствием соединяю в своих концертных программах любимую музыку и кино. Я большой поклонник Вуди Аллена — и не только потому, что он делает прекрасные фильмы, но и потому что в них мне нравится саундтрек.

В принципе, мы могли бы делать свой концерт «Джаз мирового кино», просто играя любую джазовую композицию, потому что где-то Вуди Аллен ее уже использовал. Но наш концерт все-таки будет строиться на основе музыки из самых известных фильмов. Я буду давать какие-то свои комментарии, а от видеороликов мы отказались.

Чего Вы мечтаете достичь в вашей профессии и почему? О каком проекте размышляете?

У меня много планов, но я стараюсь далеко не загадывать. Джазовый оркестр — это всегда огромная работа, в отличие от джазового ансамбля, где все-таки важнее подготовка, импровизация, настроение.

В ближайшей перспективе у нашего коллектива будет несколько больших концертов в Москве, и один из которых — в Большом зале Московской консерватории. Для нашего оркестра это — огромное достижение. Выступление в одном из ведущих концертных залов мира, куда я с детства ходил слушать музыку, — значительное событие в творческой биографии. Мы подготовили особую программу, и это нельзя назвать джазом в чистом виде — скорее, симфоджазом. С нами будет выступать скрипичная группа. Готовим кое-что из так называемого прогрессив-джаза: эксперименты с валторной, арфой. Это будет очень интересная современная джазовая музыка. Может быть, привезем эту программу в Санкт-Петербург.

А пока мы сосредоточены на предстоящем концерте — от того, как он пройдет, будет зависеть, приедем ли мы еще раз в Северную столицу. Очень хочется, чтобы у нас была возможность вернуться в этот прекрасный город.

Подробности можно найти здесь.

Джаз мирового кино

Борис Романов и Андрей Шимко

Два Дон Кихота на Фонтанке

Фестиваль «Балтийский дом», который в 27-й раз стартовал в одноименном театре 3 октября, закрывается сегодня. В течение трех недель петербуржцы наслаждались творчеством театров из Белоруссии, Венгрии, Германии, Грузии, Дании, Казахстана, Латвии, Польши, России и Хорватии. Не обошлось без сюрпризов: 10 и 11 октября в Молодежном театре на Фонтанке встретились два Дон Кихота — из Москвы и Санкт-Петербурга.

Выставка к 100-летию Октябрьской революции

Летописцы прошлой вселенной

За окном уже разгар октября — того самого месяца, в который случилась Социалистическая революция 100 лет назад. Те экспозиции в Русском музее, которые приурочены к юбилею события, скорее всего, уже посетили все желающие. И значит, можно сделать выводы о значимости и злободневности таких выставок в настоящее время.

Эрмитаж Амстердам

Эрмитаж — к 100-летию Октябрьской революции

В Государственном Эрмитаже состоится масштабное празднование 25 октября, годовщины Октябрьской революции 1917 года. В музее откроется масштабная выставка «Зимний дворец и Эрмитаж. 1917. История создавалась здесь», состоящая из нескольких подразделов. Они охватят те помещения дворца, которые так или иначе связаны непосредственно со штурмом Зимнего.

Русский музей, Шинель

В Русском музее состоялась первая премьера

Пока современные театры заняты поисками новых форм, граничащими подчас с безумием, в Западном павильоне Михайловского замка уже сделана неожиданная и приятная находка. В Центре мультимедиа Русского музея 5 октября была представлена премьера кукольного спектакля с элементами мультимедиа по повести «Шинель» Николая Гоголя. Эта постановка стала удачным сочетанием эксперимента и технологий, которые столь дороги многим продвинутым ценителям современного искусства, с глубоко человечным и мудрым высказыванием классика о «социальном равенстве и неотъемлемых правах личности в любом ее состоянии и звании». Никому не ведомо, думал ли Гоголь именно так, но литературоведы берут на себя смелость запаковывать шедевры в такие научные формулы.

Олег Куликов

Олег Куликов: Живите в доме, и не рухнет дом

В Театре Эстрады имени Аркадия Райкина проходят репетиции спектакля «Дом». Премьера намечена на 28 и 29 октября. Одноименную пьесу Евгения Гришковца ставит режиссер Олег Куликов, известный своими работами в Театре на Литейном и в Молодежном театре на Фонтанке. Выбрав на главную роль заслуженного артиста России Юрия Гальцева, он, пожалуй, идет на сознательный риск. Широкий зритель до сих пор воспринимает Гальцева исключительно как комика.

Музейный теплоход

На теплоходе к «Музейному Олимпу»

Около месяца осталось до церемония награждения лауреатов конкурса «Музейный Олимп» в Санкт-Петербурге. Торжество будет проходить 9 ноября в Военно-Морском музее, который был признан в 2016 году «Музеем года». В этом году в конкурсе «Музейный Олимп» принимает участие 31 музей, в том числе — семь федеральных, четыре музея федеральных ведомств, 14 городских, 5 муниципальных и один музей Ленинградской области. Лучшие проекты этих учреждений были представлены на борту «Музейного теплохода», которым стал «Константин Симонов» круизной компании «Водоходъ».