Олег Виноградов: Слава Богу, что премьеру спектакля Серебренникова о Нурееве отложили

Хореограф с мировым именем, который по приглашению Джорджа Буша уехал работать в США, Олег Виноградов, попытался вернуться на Родину. Он возглавил труппу Театра Санкт-Петербургской консерватории, но ненадолго. Такого театра больше нет. Как это произошло, кто уничтожает русский балет и имеет ли право Кирилл Серебренников ставить балет о Рудольфе Нурееве, Олег Виноградов рассказал в интервью «Петербургскому авангарду».
Олег Виноградов

1 августа 2017.
Беседовала Юлия Иванова. Фотографии предоставлены Олегом Виноградовым. Видео из открытых источников.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: .

Олег Михайлович, почему Вы решили вернуться в Россию?

— Дело в том, что 10 лет назад я услышал призыв нашего президента: «Соотечественники, возвращайтесь!». Я уже 27 лет живу и работаю в США и других странах мира, руковожу и создаю новые проекты, не прерывая связь с Родиной. Я достаточно занят и хорошо зарабатываю, чтобы не думать о хлебе насущном.

Помимо призыва президента, сыграла свою роль еще одна причина: моему ребенку, который родился в США, нужно было поступать в школу, так как мы с женой всегда считали, что наше образование лучше американского.

Вскоре Сергей Стадлер, который в то время был ректором Санкт-Петербургской консерватории, предложил мне место декана Факультета музыкальной режиссуры и художественного руководителя Театра при Консерватории, фактически — балетной труппы.

Петербургская консерватория

И как Вы восприняли предложение о работе в учебном театре?

— Когда мне предложили эту труппу после тех театров, которыми я руководил и в которых работал по всему миру, включая Мариинский и Михайловский театры, Ковент-Гарден, Парижскую оперу, Театр в Новосибирске, Национальный балет Сеула, меня это не смутило. Я могу сделать конфетку из чего угодно, поскольку у меня большой профессиональный опыт и огромная работоспособность.

Я всегда хотел хорошо жить, поэтому очень много работал. Я и сейчас неплохо обеспечиваю свою семью. Дело в другом: в июне всю труппу Консерваторского театра во главе со мной — 80 человек — уволили.

Про мою зарплату в этом театре говорить неудобно и даже неприлично — 30 тысяч рублей в месяц, несмотря на все мои звания, заслуги, регалии и 60-десятилетний опыт. Но у моих артистов зарплата была еще ниже, и мне за это всегда было стыдно. Чудовищный факт заключается в том, что на улицу выкинули молодых способных людей, которых государство выучило, потратив на это немалые средства. На обучение одного артиста балета необходимо 6-9 лет. У них есть семьи, дети… Работая в театре, они получали 9 тысяч рублей в месяц. Солисты балета чуть больше — 12 тысяч. И даже этого их лишили!

А Вы почему ушли?

— Я не мог бросить труппу, поскольку солидарен со своими коллегами. Я тоже подписал приказ об увольнении, хотя мне предлагали остаться в консерватории в другом качестве. Сейчас мы ищем возможность как-то сохранить этот творческий коллектив.

В каком состоянии был коллектив театра, когда Вы пришли в него?

— Труппа Консерваторского театра была малочисленная. Но все равно она пополнялась — например, артистами, которые приезжали из других городов и хотели жить и работать в Санкт-Петербурге. В то время танцовщики принимали участие, в основном, в одноактных балетах. Для больших постановок не было средств.

Когда я реанимировал труппу, и на мое имя пришли многие артисты, мы смогли создать несколько полноценных спектаклей. Это были балеты «Золушка» на музыку Прокофьева и «Щелкунчик» Чайковского. Все замечательно танцевали и даже выезжали за рубеж, в том числе в Южную Корею.

Какие гастроли Вам особо запомнились?

— Буквально после официального уведомления об увольнении у нас состоялось триумфальное турне по Крыму. Там нам устроили такой прием, который обычно бывает только за рубежом. Гастроли в Крыму были благотворительными. На наши выступления пришли больные дети, инвалиды, ветераны, и было такое впечатление, что эти люди впервые увидели настоящий балет.

В театрах, где проходили наши спектакли — в Севастополе, Симферополе и Ялте — мест в зрительном зале не было совсем — даже в проходах стояли. Более того, были открыты двери в фойе, и та публика, которая не попала в зал, через двери смотрела наши спектакли. Люди принимали нас овациями! Это было счастье! Труппа Театра Консерватории — забитая, униженная, оскорбленная — почувствовала успех и надежду на то, что еще не все потеряно…

Но до этого трумфа нас всех уволили прямо во время спектакля «Лебединое озеро». Чиновники пришли за кулисы с приказом, который все артисты вынуждены были подписать. После этого они выходили на сцену со слезами на глазах, но танцевали потрясающе, как будто в последний раз!

Как Вы думаете, в чем причина ликвидации театра?

— Причина ликвидации театра — просто замечательная. Руководство Консерватории объяснило эту «оптимизацию» тем, что есть приказ министра культуры о повышении зарплаты профессорско-преподавательского состава вузов. Администрации учебного заведения было предложено самостоятельно разработать меры повышения зарплат. Якобы поэтому было решено ликвидировать единственный консерваторский театр в мире. Хотя мое личное мнение — здание самого театра на Театральной площади, в настоящее время находящегося на капитальном ремонте, для кого-то готовят. Не буду называть конкретного имени, но людям, знающим ситуацию, догадаться нетрудно…

А Министерство культуры РФ как-то принимало участие в судьбе театра?

— На протяжении всех 10 лет моей работы в Консерватории нам постоянно грозили закрытием. И мы не могли поверить в это, но только с приходом господина Мединского это осуществилось.

Самое интересное, что я пережил нескольких министров культуры. Со многими был в очень хороших отношениях, особенно с Фурцевой, которая мне во всем помогала. Но с таким министром, как господин Мединский, я столкнулся впервые.

Он приезжал знакомиться с Консерваторией в Санкт-Петербург. Прослушав его невзрачную, бесцветную речь, я задал ему вопрос: «Скажите, пожалуйста, будет ли больше внимания уделяться Консерваторскому театру?». Он спросил: «Какому театру?».

Я ему рассказал, что в Санкт-Петербурге — единственная в мире консерватория, которая имеет свой собственный профессиональный Театр оперы и балета. Он удивился: «И что, у вас идут спектакли?». Мы говорим, что да, и не только идут, а их любят зрители, и многие посещают наши спектакли постоянно потому, что у нас самые доступные билеты в городе.

Этот уважаемый историк, очевидно, даже не знает, что на сцену Консерваторского театра выходили такие выдающиеся артисты, как Елена Образцова, Анна Нетребко и многие другие. Театр был организован более 50 лет назад. Балетная труппа создавалась одним из ведущих хореографов ХХ века Федором Лопуховым и профессором Петром Гусевым, моим учителем. Мудрость создания театра заключается в том, что опере и балету всегда были и будут необходимы талантливые постановщики и хореографы. Включить в процесс обучения полноценный театр было логично. И на протяжении более чем полувека театр помогал Консерватории воспитывать режиссеров, хореографов, музыкантов…

Выходит, что в Петербургской консерватории фактически «сократили» уникальное культурное явление?

— На мой взгляд, сейчас в России реализуется чудовищная программа уничтожения нашей русской национальной культуры — в режиссуре, опере, балете, музыке, хотя в музыке в меньшей степени.

Так, многие десятилетия авторитет нашего русского балета был непререкаем и недосягаем. Но последние 20-30 лет в нашей культуре появилась группа «умников», которые провозгласили, что академическая классика сегодня не нужна, что от этого нужно отказаться, что сегодня ее никто не смотрит, и все наши традиции отжили. Они полагают, что мы должны выходить на так называемый «мировой уровень».

Каков же этот уровень? Например, в апреле прошлого года на сцене Мариинского театра я видел постановку, в которой танцуют абсолютно голые люди, а уж что они делали на сцене, я даже не берусь пересказывать… Это была труппа знаменитого французского хореографа Анжелена Прельжокажа. Бедный Мариус Петипа в гробу, наверное, не только переворачивался, но и бился об его крышку, пытаясь достучаться до сегодняшних руководителей театра! К сожалению, пока ему этого сделать так и не удалось…

Я полагаю, что все это происходит от отсутствия понимания сути самого прекрасного вида искусства — балета — и невежества тех, кто оказался у руля власти.

Балет

Может быть, современные постановщики просто ищут новые формы, идеи? А им запрещают? Например, Кирилл Серебренников поставил балет о Рудольфе Нурееве, премьеру которого отложили…

— Кирилл Серебренников, драматический режиссер, принимает участие в постановке балета в Большом театре. Это — нормально. Я тоже когда-то работал над балетом «Ярославна» с Юрием Любимовым. И, между прочим, нам и в голову не приходило делать акцент на личной жизни Игоря…

В Большом же ставят балет про гениального танцовщика Рудольфа Нуреева, с которым я учился в одном классе и был хорошо знаком. После того, как он остался в Париже, я часто встречался с ним нелегально, и именно я сделал все возможное и невозможное, для того, чтобы Рудик, хоть и под конец своей жизни, вновь появился на родной сцене Кировского театра. И мне непонятно, почему сегодня необходимо перемывать подробности его личной жизни, да еще и на сцене Большого театра, к которому он никогда не имел вообще никакого отношения!

Очень жаль, что режиссер не смог этого понять. Слава Богу, хватило ума у Владимира Георгиевича Урина отложить этот спектакль…

То есть — Вы о Серебренникове невысокого мнения?

— Мое мнение о режиссере здесь абсолютно ни при чем, так как любое мнение — субъективно. Нуреев — танцовщик уникальный, личность невероятная, но характер у него был жесткий. Обстоятельства рождают характер и воспитывают его.

Он был тружеником, давал по 300 спектаклей в год. Это означает, что он почти каждый день выходил на сцену, а кроме того еще и блестяще снимался в кино! Нуреев принимал участие в постановках, даже будучи загипсованным после травмы. Своей работоспособностью он по-настоящему заслужил все то, что имел. А кем он был в жизни, с кем он там спал — кому какое дело? Оставьте же, наконец, его интимную жизнь в покое! Неужели о настоящем художнике поведать больше нечего? Тогда молчите! Иначе это все равно, как в спектакле о Тулуз-Лотреке говорить только о том, как он пьянствовал и спал с проститутками! Хотя бы до Дягилева в Большом театре, слава Богу, пока не добрались!

Если вдруг когда-нибудь мне доведется ставить спектакль о Кирилле Серебренникове, я не буду показывать с кем он спит, какие имеет сексуальные предпочтения или демонстрировать во всю высоту сцены Большого театра его «обнаженку»! Я все-таки надеюсь, что не это в нем, как в личности, как в художнике, самое интересное.

Вы продолжите работать в России или уедете в США?

— Я приношу свои извинения нашему президенту, но сейчас меня постоянно преследует желание вернуться обратно в США. У меня все есть, мне ничего не нужно. А за державу обидно. Жаль, что мой опыт и желание работать так пока и не пригодились на Родине. Жаль прошедших десяти лет, которые уже не вернуть. Ведь мог сделать гораздо больше, если хотя бы не мешали.

Мы уже никогда не увидим Ваши гениальные постановки?

— Извините, но я не ставлю себя вровень с такими легендарными хореографами, как Джордж Баланчин, Леонид Якобсон, Ролан Пети, Юрий Григорович и другие. Я просто нормальный профессионал. Я люблю большие монументальные постановки с участием громадного кордебалета — я знаю, как это делать. Я знаю и обожаю весь комплекс Театра. Последняя моя премьера состоялась в прошлом году в Новосибирске, в театре, где я состоялся — спектакль «Ромео и Джульетта» имел огромный успех. Так хотелось, чтобы на мое 80-летие (1 августа — прим. «Петербургского авангарда») его привезли в Санкт-Петербург. Но, к сожалению, господин Кехман передумал и от этого уже отказался… (Владимир Кехман в июле 2017 года объявил, что уходит в отпуск, а затем оставит пост руководителя Новосибирского театра оперы и балета — прим. «Петербургского авангарда»).

Зато 16 ноября в БКЗ «Октябрьский» состоится мой юбилейный Гала-концерт… Приходите!

Ромео и Джульетта

А вообще, я очень благодарен за предоставленную мне возможность поговорить о наболевших проблемах в области культуры и в балете — особенно.

Театр Особняк

Живая комната в театре «Особняк»

Понятие «лирический хоррор» в российской культуре пока явно очень молодо. Пояснения ему, во всяком случае, ни один источник не дает. Среди поджанров литературы ужасов такого термина не встречается. Есть, правда, «романтические ужасы», где, согласно источникам, смешиваются черты любовной истории и элементы ужаса. Может быть, именно это имеют в виду постановщики спектаклей с такой формулировкой. Но поскольку содержание идет вразрез с этим предположением в плане «любовной истории», то скорее всего они преследуют другую задачу.

реставрация Оргии Котабринского

«Оргия»: смотреть и не дышать

В Русском музее проходит выставка «Генрих Семирадский и колония русских художников в Риме». Ее главным открытием стала картина Вильгельма Котабринского «Оргия». Этот тот редкий случай, когда реставратор выходит за грань возможного и невозможного, возвращая миру бесценный шедевр. Специально к выставке «Генрих Семирадский и колония русских художников в Риме» специалисты службы «Виртуальный Русский музей» при поддержке Благотворительного фонда «Система» создали фильм «Вильгельм Котарбинский. Искусством … мечтать». Его можно посмотреть в одном из залов Корпуса Бенуа, в котором расположилась экспозиция.

фильмы Хироси Тэсигахара

В «Родине» стартуют бесплатные показы фильмов легендарного японского режиссера

Генеральное консульство Японии в Санкт-Петербурге совместно с киноцентром «Родина» (Караванная улица, 12) представляют ретроспективу фильмов японского режиссера Хироси Тэсигахара. Вход на все киносеансы – свободный.

выставка Виталия Тюленева

Виталий Тюленев — сюрреалист «оттепели»

В Музее искусства Санкт-Петербурга XX-XXI веков (набережная канала Грибоедова. 103) проходит экспозиция работ необычного советского художника Виталия Тюленева. В соответствии с мечтательным изобразительным языком мастера она названа «Во сне и наяву».

40-летие Театра Бориса Эйфмана

В Петербурге появится детский театр балета Бориса Эйфмана

Во вторник, 13 февраля (20:00), на сцене Александринского театра (площадь Островского, 6) состоится спектакль-концерт «Вчера, сегодня, завтра», посвященный 40-летию Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана. На днях знаменитый хореограф встретился с журналистами, чтобы рассказать о том, что ждет его театр и академию в будущем.

кадр из фильма "Статский советник", Олег Меньшиков

Новая книга Акунина: Фандорин побежден

Заканчивая 20-летнюю эпопею, писатель, уже не живущий в России, подводит черту под попыткой слить либеральные и охранительные чувства в одну идеологию.
Найти добро и благородство там, где их быть не могло, не удалось ни герою, ни его создателю.