Надежда Чернякевич: Не современное искусство маргинально, а люди невежественны

Позади пятый по счету петербургский фестиваль «Арт-проспект». Мы беседуем с Надеждой Чернякевич, его участником и куратором проекта «Продуктивный класс», о непростых взаимоотношениях человека и современного искусства.
Надежда Чернякевич

6 октября 2016.
Текст: Анна Акопян, фото: предоставлены Надеждой Чернякевич
Рубрика: Стиль жизни. Тэги: , .

7
Столько раз проводился дискурс о современном искусстве в спальных районах Петербурга на базе мобильной образовательной платформы «Рядом», организованной Надеждой Чернякевич и ее коллегами.
Надежда Чернякевич родилась в Новороссийске. Первое образование получила на факультете социологии СПбГУ, после чего поступила на магистерскую программу «Кураторские исследования» факультета свободных наук и искусств. Проходила стажировку в галерее Calvert 22 в Лондоне. Училась по обмену в Праге на философском факультете Карлова университета.

В чем уникальность «Арт-проспекта»? Почему вы решили в нем участвовать?

— Особенность «Арт-проспекта» в том, что он выходит на улицы. Это возможность привлечь случайного зрителя, установить своего рода взаимосвязь между прохожим и увиденной им работой. Плюс в этом году, как мне кажется, очень важная тема фестиваля — диалог. Как раз тема, направленная на взаимодействие.

Какие цели вы ставили, создавая проект «Продуктивный класс»? В рамках фестиваля он включал серию кулинарных мастер-классов, к проведению которых приглашались пожилые жители.

— Поскольку это был абсолютный эксперимент, я не знала, каким будет результат. Но было крайне важно, чтобы появилась атмосфера тепла, семейная обстановка. Одним из моих тезисов был тот факт, что в городе мы все слишком отчуждены друг от друга и с незнакомцами практически не общаемся. Мой проект сплачивает людей, которые друг с другом в иной ситуации никак бы не столкнулись. Особенно это касается проблемы разных поколений, потому что в публичном пространстве молодежь и люди пожилого возраста крайне редко соприкасаются. Для меня это была возможность показать, что теплые отношения могут быть с кем угодно, если быть чуть внимательнее друг к другу.

Проект Надежды ЧернякевичНасколько сложно вам как куратору взаимодействовать с людьми?

— Для меня, человека, работающего в сфере искусства, очень важен зритель. Мы стараемся как можно больше общаться с людьми, максимально доходчиво объяснять, что подразумевает под собой современное искусство. В России к современному творчеству достаточно скептическое отношение, оно пока не вошло в повседневность. Поэтому, безусловно, частое взаимодействие со зрителями становится своего рода вдохновением.

Каким был ваш первый выставочный проект? Какие трудности возникали?

— Первую выставку «Бельмо» подготовила совместно с моей коллегой Яной Михалиной в центре Андрея Белого. Это был выпускной проект после окончания программы «Кураторские исследования» в СПбГУ. Безумно сложно было найти саму площадку. У нас были концепция, все договоренности с художниками, но элементарно не было места, в котором можно было все это разместить. Возникали также бюрократические сложности, поскольку финансировал нас университет. Когда нашли площадку, нужно было внутри пространства выстроить еще одно пространство. Из-за накладок с грузчиками будущие стены (огромные листы ДСП) пришлось без лифта тащить наверх. А один лист весил килограммов десять… Но потом Мария, заведующая центром, помогла нам, оплатив услуги грузчиков.

Кураторство подразумевают под собой процесс, контролируемый тобой «от» и «до». Это означает, что ты не просто придумываешь концепцию, договариваешься с художниками, но и выполняешь всю остальную работу. Мы, к примеру, красили и устанавливали стены самостоятельно, монтировали выставку, занимались пиаром. Нужно понимать, что на тебе лежит ответственность. Плюс когда ты новичок в этом деле, к тебе относятся с предельной осторожностью, даже недоверием.

Случалось, что люди приходили на вашу выставку и не понимали, что должны увидеть? Пытались ли вы сами донести идею до зрителя?

— Одной из базовых идей была вовлеченность зрителя, практически все дни работы выставки «Бельмо» мы находились в залах и с каждым посетителем обсуждали увиденное. Если человек высказывал какую-то негативную эмоцию, то не то чтобы говорили ему, как правильно, но наводящими вопросами спрашивали, почему он интерпретирует увиденное именно так и что он может еще представить. Через такое взаимодействие пытались сократить дистанцию между человеком и современным искусством.

Жительница дома вместо возмущений сказала сакраментальную фразу: «Наконец-то хоть что-то путное сделали с этим куском бетона».


Как сделать, чтобы людям стало больше нравиться современное искусство?

— Мне кажется, нужно избегать ситуации, когда искусство делается только ради искусства. Нужно показывать зрителю, что для него есть место в этом пространстве. Большая проблема современного искусства в том, что зритель чувствует себя некомфортно рядом с ним, ему кажется, что он может что-то не понять. Считаю, что это неправда. Современное искусство дает точку отсчета, с которой начинается главная мысль, развивается интерпретация, вдохновение. Какой-то поворот, который растревожит человека, заставит его мыслить по-новому.

Стрит-арт мешает сложившемуся образу Петербурга?

— Нет. Думаю, что уличное искусство позволяет по-новому взглянуть на архитектуру города. И опять-таки публичное искусство часто в первую очередь работает с контекстом. То есть это не просто какие-то бездумные рисунки, это хорошо вписанный в городской ландшафт элемент, добавляющий что-то новое. К примеру, после того, как была нарисована «Карта» Анастасии Скворцовой на стене одного из старых зданий, вышедшая на улицу жительница дома вместо возмущений сказала сакраментальную фразу: «Наконец-то хоть что-то путное сделали с этим куском бетона».

Проект Надежды Чернякевич

У вас уже есть идеи для следующего проекта?

— Да, у меня есть несколько идей, как раз с Яной Михалиной, моей коллегой по «Бельму». Это будет скорее всего видеопроект. Тоже интерактивный, направленный на общение со зрителем и на попытку сломать непонимание между человеком и современным искусством. Некая интерпретация самокритики современного искусства.

Планируете работать на зарубежных площадках?

— В идеале — да. Есть кураторские резиденции, для которых у меня заготовлено несколько идей. Надеюсь, что все получится.

Есть ли художники или деятели искусства, с которыми вы хотели бы сотрудничать в будущем?

— Из художников мне близки авторы, чьи работы говорят на языке искренности и поднимают гендерную тематику. Немного странно представлять сотрудничество, но меня очень вдохновляет творчество Лизы Морозовой, Ольги Чернышевой, Софи Калль и Трейси Эмин.

Кем видите себя через 10 лет?

— Куратором Венецианской биеннале (смеется). На самом деле сейчас понимаю, что мне очень нравится погружаться в теорию, поэтому хотелось бы заняться преподаванием. Планирую получить научную степень и начать преподавать, потому что преподавание — это своеобразная форма диалога. Мне кажется, современное искусство немного маргинально из-за того, что людям не хватает знаний. В нашем общем образовании, к сожалению, не так много внимания уделяется искусству. Фигура преподавателя может помочь исправить ситуацию, сформировав интерес к образному осмыслению действительности.

Владимир Фейертаг

Владимир Фейертаг: Публика всегда довольна

Владимира Фейертага без преувеличения можно назвать легендой российского джаза. Он первым в нашей стране написал книгу о джазе на русском языке: она вышла в 1960 году в издательстве «Музыка». Но задолго до этого события он руководил эстрадными и джазовыми коллективами. С 1966 года организовал в Ленинграде и других городах (Рига, Ярославль, Одесса, Донецк, Великий Новгород, Горький) джазовые филармонические абонементы и фестивали. С 1978 по 1992 год был художественным руководителем и ведущим ленинградского джазового фестиваля «Осенние ритмы». В 1990 году создал Ассоциацию джазовых музыкантов и менеджеров «Интерджаз», с помощью которой проводил ленинградские фестивали «Открытая музыка», организовывал фестивали в Калининграде, Мурманске и Витебске, а также отдельные концерты зарубежных музыкантов.

Geek Picnic

Geek Picnic: секс, ракеты и будущее

С 18 по 19 августа в ЦПКиО имени Кирова на Елагином острове пройдет восьмой фестиваль технологий, науки и искусства Geek Picnic. Будущее отношений и секса, эволюцию ракет и космической одежды, нейроинтерфейсы и теорию струн обсудят интересные эксперты и участники фестиваля. «Петербургский авангард» рассказывает, что посмотреть и послушать на Geek Picnic в этом году в Санкт-Петербурге.

Будь с городом!

«Будь с городом!»: Как это было (фото)

В воскресенье, 5 августа, на Дворцовой площади петербуржцы веселились на фестивале «Будь с городом!». Концерт, игры и квесты проходили в поддержку благотворительных организаций Санкт-Петербурга. Лучше всех смысл названия-призыва раскрыл руководитель волонтеров организации «Мята» Антон Кашкаров: «Город — это не улицы и фонтаны, это, прежде всего, люди, которые его населяют. Будьте с городом — будьте городом». Ему вторит вице-губернатор Константин Серов: «Наш город, переживший многое, знаменит тем, что всегда считал боль других и своей болью».

Музыки мира

Кого слушать на фестивале «Музыки мира»

С 11 по 12 августа в Шереметевском дворце (Музее музыки) в третий раз пройдет этнический фестиваль «Музыки мира». Сердце фестиваля – это, конечно, этническая музыка в блистательном исполнении современных звезд этно-рока и этно-джаза. А вены и артерии – это материальная культура, окружающая традиционную музыку разных регионов.
Самый этнический уикенд лета раскинется в центре Санкт-Петербурга, на набережной Фонтанки, 34, сразу на трех площадках. На парадном дворе Шереметевского дворца с 14:00 до 20:00 зрителей ждут башкирская, киргизская и тувинская юрты, уроки каллиграфии, акварели, рисунков хной и работы со стеклом, а главное – встречи с мастерами, которые строят этнические инструменты.

Дмитрий Мирапольский

Дмитрий Миропольский: Для России секретные службы — основа основ

Дмитрий Миропольский уже заслужил прозвище Петербургский Дюма. В августе издательство «Эксмо-АСТ» выпускает его новую книгу — роман «American’ец», посвященный приключениям и кругосветному путешествию, пожалуй, самого знаменитого русского авантюриста начала XIX века графа Федора Толстого.

Захватывающее повествование об этом ярком и противоречивом персонаже российской истории написал автор бестселлеров последних лет, названный «Медиаперсоной 2017 года», лауреат Национальной литературной премии «Золотое перо Руси» Дмитрий Миропольский. Его роман «1916/Война и Мир» вошел в лонг-лист премии «Национальный бестселлер», а по книге «1814/Восемнадцать-четырнадцать» были сняты одноименный фильм и сериал. Роман «Тайна трех государей» победил в литературном конкурсе «Книга года: Сибирь – Евразия», и только за первые месяцы после выхода в свет эта книга разошлась тиражом более 160 000 экземпляров.

Дарья Павленко, стоп-кадр видео

Дарья Павленко: Лучший балет — тот, который репетируешь

28 июля 2018 года прима Мариинского театра, заслуженная артистка России Дарья Павленко танцевала последний балет в родном театре, после чего покинула труппу, в которую влилась в 1996 году. В 2004 году Дарья Павленко стала самой молодой примой Мариинки. На сцене этого театра она станцевала почти четыре десятка спектаклей.
В 2000 году балерина награждена призом «Душа танца» от журнала «Балет» в номинации «Восходящая звезда», а в 2001-м получила специальную премию музыкального жюри фестиваля «Золотая маска» — за исполнение партии Королевы снежинок в балете «Щелкунчик» Петра Чайковского.