Миша Маркер: Моя самая жесткая работа — «Пугало» терроризма

Интервью с уличным художником Мишей Маркером о том, где в Петербурге катастрофически не хватает стрит-арта и за что нужно уважать Петра Павленского.
Интервью с Мишей Маркером — Петербургский авангард

27 января 2016.

Рубрика: Стиль жизни. Тэги: , , .

5
работ включала первая уличная выставка Миши Маркера на Сенной площади. Художник повесил картины на стоявший там синий забор и удалился. Вернувшись вскоре, не застал на месте ни одной.
Миша Маркер — уличный художник и иллюстратор, работающий под псевдонимом. Известно, что родился 27 мая. Переехал в Петербург в 2012 году. Имеет высшее образование по специальности «учитель изобразительного искусства». В ноябре 2014 года начал заниматься стрит-артом. Посвящает картины и инсталляции проблемам политического, общественного и экологического характера. Его арт-объекты можно найти в центре Петербурга, в массовых местах. Среди работ — «Лолита», «День города», «Пугало», «Каре», «Ошибки молодости», «Все успел?» и другие. В 2015 году стал размещать принты со своими картинами на футболках.

Уличные художники часто берут псевдонимы и не афишируют лица, вы не исключение. Это дань моде или способ обезопасить себя?

— Как я прочел в соцсетях, слава Banksy (английского художника стрит-арта — прим. «Авангарда») не дает покоя многим. А если серьезно, то уличное искусство зачастую нелегально, поэтому нет смысла светить лицо.

С другой стороны, есть личность, а есть — произведение. И, мне кажется, важнее произведение, чем личность, которая за ним стоит. То есть я высказался, а дальше — смотрите сами…

Дистанцируетесь таким образом?

— Наверное, да.

И отпускаете свои работы в свободное плавание?

— Абсолютно, поэтому не слежу, куда они потом деваются. Мне не то чтобы совсем неинтересно, но я не зацикливаюсь на этом. Они созданы для улицы, там им и место. Что с ними дальше происходит — это уже взаимодействие их и общества.

Пишут, что ваши картины охотно забирают к себе домой…

— Я знаю один такой подтвержденный факт. Увидел совершенно случайно комментарий в паблике Underground Art от некой барышни, что моя работа «Лолита» пробыла у нее дома несколько месяцев. Ну, прекрасно, почему нет. Тем более крепления такие, что снять и забрать достаточно легко.

Есть мнение, что уличное искусство дает возможность высказаться «босоногим» художникам. Тем, у кого с детства не было возможности получить художественное образование, учиться в престижных академиях, завести связи, выставляться в хороших залах. Как было у вас?

— Я учитель рисования по образованию. Но не работаю в школе.

Не знаю, что послужило толчком именно к стрит-арту… Когда я жил в городе, в котором родился, там проводились всяческие выставки молодых художников, на них проходили отборы картин. Сидели члены Союза художников, такие бородатые, седые, в беретах. Я представлял свои работы — к художественной части претензий не было, но по содержанию они им не нравились. Уже тогда подумал: зачем мне галереи?

Вы оказались не в формате галерей?

— По смысловой части — да.

В Питере, например, много мест, где можно выставляться. Но туда ходит определенный круг лиц — они в принципе разбираются в том, что видят, и готовы к тому, что увидят. Мне интереснее посмотреть на реакцию людей, которые не готовы к восприятию искусства в данный момент.

Миша — ваше настоящее имя. Почему все-таки Маркер?

— Не знаю, никакой истории за этим не стоит. Почему бы и нет? Может, со временем я и придумаю какую-то легенду. Но смысла в этом не вижу. Просто Маркер и все. Хотя маркерами я не рисую.

А чем?

— Поначалу свои работы делал в Photoshop, потом рисовал акрилом. Со временем перестал отрисовывать, теперь просто распечатываю. У меня не галерейные темы, и смысла заморачиваться с рисованием «вживую» не вижу. Основная мысль — на картинке, а не в материале.

Ваш излюбленный жанр — портрет?

— Так получилось. Раньше у меня была пятидневная рабочая неделя. По вечерам выкраивал буквально минут 20-30 на то, чтобы каждый день рисовать. Мышкой в Photoshop быстро накидывал какие-то работы, и стали получаться такие вот люди, персонажи. Мне было интересно донести мысль в этой ограниченной форме. Сейчас работаю посменно, времени стало больше — буду создавать «большие» композиции. Хочется развиваться дальше. Останутся эти чуть-чуть дурацкие наивные формы и цвета, но стилистика немного изменится.

Миша Маркер. Интервью — Петербургский авангард

К слову о ваших с виду мультяшных формах и цветах. Нет желания попробовать себя в создании мультфильмов?

— Меня знакомые тоже по этому поводу спрашивали. Гипотетически — можно. Но, наверное, сам, один конкретно этим заниматься не буду. Для сотрудничества открыт, но пока мне хватает стрит-арта.

Можно ли сказать, что в последние годы стрит-арт наконец получил признание в России, даже в таком городе-музее, как Петербург? Популярность приобретают уличные художники. На протяжении почти двух месяцев, до конца января, у нас проходит Фестиваль городского искусства.

— Шаг определенный есть, несомненно. Художники, которые появляются, делают очень интересные работы. Но все-таки стрит-арта в Петербурге еще мало. У нас очень много глухих стен, которым можно придать удобоваримый вид. На том же Обводном канале, как выходишь из метро, есть три глухих фасада. Там прямо напрашивается какая-нибудь работа, что-то вроде «камень-ножницы-бумага». К сожалению, один фасад уже занят рекламным монитором. Но мне хотелось бы заняться этими фасадами. Если учесть формат, в котором я создаю работы, то смотрелось бы, мне кажется, здорово. Надо больше стрит-арта! Осмысленных, глубоких, даже провокационных работ. Они вырывают из обывательской реальности, позволяют отвлечься, что-то понять, просто улыбнуться. Ведь задача любого искусства — вызвать эмоции. А просто ходить по городу по давно изведанному маршруту — это грустно. Нужно что-то, что тебя бы «активировало».

Если ты социальные стороны пытаешься задеть в искусстве, нужно идти на провокацию.


Как вы выбираете места, где размещаете работы?

— По-разному. Иногда совершенно случайно, иногда специально подбираю место по тематике работы. Не буду скрывать, что немаловажным фактором является и проходимость, массовость, чтобы работу увидели как можно больше людей.

Бывают моменты, просто идешь по улице, и вдруг ее название или само место как-то подталкивают. К примеру, «Пугало» хотел повесить на улице Правды — с символичным названием. Обошел ее вдоль и поперек, но не нашел ничего подходящего. В итоге отправился чуть дальше, где начинается Большая Московская улица, и тут внутри щелкнуло: на заднем плане картины — Кремлевская стена, вполне подходящие ассоциации! Как раз на Большой Московской нашел место, где можно повесить. И улица Правды рядом.

Последнюю работу «Все успел?» думал разместить на Площади Восстания, там всегда люди торопятся. Но подходящего места опять не нашлось. Шел по Невскому и вдруг увидел квадратную водосточную трубу, что редкость. Померил ее — идеально подходит. Из таких мелочей и складывается.

Ваша инсталляция «Все успел?» появилась перед самым Новым годом. Вообще она была бы актуальна на вечно спешащем Невском всегда, не только перед праздниками. Есть ли у вас собственное «лекарство» от суеты большого города?

— Какого-то определенного рецепта нет. Сам город подсказывает тебе. И мне, в принципе, Петербург не кажется таким уж суетным, несмотря на массовость. Он кажется уютным и родным, собственно, поэтому я сюда и переехал.

Когда впервые побывал в Петербурге в осознанном возрасте, с первых шагов по перрону понял, что это мой город. Здесь круто — но в центре, должен заметить.

Ваши любимые и нелюбимые места в Петербурге?

— Нелюбимые — это «спальники». Все-таки спальные районы мало чем отличаются от периферии России. А центр люблю абсолютно весь. И загаженные дворы, и темные проходные. Неважно. Особенно люблю Стрелку Васильевского острова, хоть она и попсовая, конечно. Но там очень много проведено часов и в одиночестве, и с компанией. Это, наверное, самое любимое место.

Дата вашего рождения в соцсетях — 27 мая 1905 года. Сколько лет вам на самом деле?

— 27 мая — это правда. И я очень рад, что с Петербургом в один день родился. Почему 1905 год? Понравилась дата, само сочетание цифр. Мой настоящий возраст приближается к тридцати годам.

Судя по работам, вы старше. У ваших персонажей такие суровые, умудренные жизненным опытом лица (чего только стоит картина «День города»). Почему так, жизнь у них тяжелая?

— Возможно. Сложный вопрос…

Я всегда в творчестве затрагиваю какие-то проблемы. Творчество должно быть разным: кто-то рисует цветочки, милых животных, кто-то рисует трэш, проблемы. Тем оно и прекрасно, что отражает разные аспекты жизни. Меня вообще забавляют комментарии, когда пишут: «Искусство должно приносить радость». Искусство в принципе никому ничего не должно, априори. Оно разностороннее, как и наша жизнь.

Позитива у меня мало, согласен. Но такая сторона искусства. Признаю, что мои работы в некотором роде провокационны. Но если ты какие-то социальные стороны пытаешься задеть в искусстве, нужно идти на провокацию. Представьте себе ситуацию, что какому-то человеку в метро стало плохо. Если рядом стоящий увидел это и будет шептать, что нужна помощь, то его никто не услышит. А если он крикнет или громко скажет, то, возможно, человеку помогут.

Не боитесь провокационных, часто политических высказываний? К примеру, ваша антивоенная картина «Каре» посвящена игре «сильных мира сего», в которой они раскидываются картами-жизнями людей в своих экономических и политических интересах.

— Нет, не боюсь. На самом деле не думаю, что это к чему-то приведет. Каждый раз, когда вешаю работу, в голове крутится мысль, что вот сейчас ко мне подойдет какой-нибудь «дяденька-милиционер»…

Сердце бьется сильнее?

— Естественно, адреналин присутствует. И это тоже одна из составляющих стрит-арта, которая приносит кайф. Хотя по сути, особенно в большом городе, всем все равно, что ты там делаешь. Когда я вывешивал экологическую серию на Обводном канале, на горизонте появился полицейский автомобиль, проехал мимо, а я продолжал заниматься своим делом. Контактов с представителями закона у меня не было. Плохо это или хорошо, что будет, когда они появятся, — не знаю. Будем судить по факту.

Действительно провокационная и жесткая работа у меня была одна — «Пугало» терроризма на фоне Кремлевской стены. Но, наверное, ее не совсем правильно поняли…

Вся эта шумиха вокруг террора местами мне кажется надуманной, чтобы проще было контролировать народ. Когда люди живут в постоянном страхе, можно какие-то меры принимать, выгодные тебе, оправдываясь постоянной угрозой. Наверное, об этом «Пугало». Прежде всего, оно создано для людей. Чтобы человек понял, ведется он на эти угрозы или нет. Да, время неспокойное, тревожное. Но если жить в постоянном страхе, то когда же жить? Что-то надо отпускать и уводить на второй план, чтобы это не было первостепенным.

Фильтровать информацию?

— Вообще — невероятно надо фильтровать. Нужно как минимум из двух, четырех, десяти источников информацию брать. Потому что за каждым информационным источником кто-то стоит. Это не паранойя, это так и есть — мало независимых СМИ, которые печатают то, что думают, а не то, что им оплачивают. Так мне кажется.

Ваши идеи о терроре в чем-то перекликаются с творчеством Петра Павленского. Как относитесь к его нашумевшим акциям?

— Буквально вчера прочел интервью с Павленским. Специально за его творчеством не слежу, случайно попалось в Интернете. То, что он говорит, на самом деле отчасти мне близко. Последняя его акция на Лубянке, после которой он задержался в Москве на неопределенный срок, — это круто. Мне понравилось. Но это не юношеский восторг (о, он поджег дверь, ничего себе!). Я понимаю, что он хотел сказать, принимаю это, поддерживаю и уважаю.

Да, какой-то дестрой есть в поджигании двери, если рассматривать действия художника с точки зрения обывателя. Но он ведь понимал, что это была за дверь.

 

Ольга Черданцева

Ольга Черданцева: «Цветочная ассамблея» перенесет гостей Летнего сада во времена Петра I

В этом году впервые в Летнем саду свои цветочные ковры и гирлянды развернет XI Международный фестиваль «Императорские сады России», который всегда проходил в Михайловском саду. О том, почему праздник флористики и искусства поменял локацию, какой резонанс он получил на мировом уровне и что от него ждать в дальнейшем, «Петербургский авангард» побеседовал с Ольгой Черданцевей, главным хранителем садов Русского музея.

Радуга

Женский цвет «Радуги»

Международный театральный фестиваль «Радуга», в 19-й раз проведенный Санкт-Петербургским ТЮЗом имени Брянцева, открыл интересную особенность нынешнего времени: в режиссуру приходит все больше женщин. Совпало это или нет, но из 17 спектаклей, показанных на «Радуге», пять поставили женщины. Мы знаем немало примеров прекрасных женских работ в кино и в театре, и тем не менее по статистике режиссерская профессия – преимущественно мужская. Потому и захотелось провести небольшое исследование – какие же темы выбирают режиссеры-женщины?

Алексей Ерофеев

Алексей Ерофеев: Равнодушие к истории Петербурга ведет к его разрушению

Сотрудник Топонимической комиссии Санкт-Петербурга, известный краевед, историк и знаток города Алексей Ерофеев неоднократно был гостем «Квартирника» в пресс-центре «Росбалта». Он одним из первых на волне Перестройки в 1986 году начал активную деятельность, связанную с возвращением исторических названий улицам города. Свои знания о городской истории он изложил в нескольких книгах. Кроме того, Алексей Ерофеев активно занимается просветительской деятельностью, проводя экскурсии и семинары для школьников, поскольку убежден, что знание города защищает его от вандализма.

Синий сарафан

Театральный Петербург примеряет «Синий сарафан»

В современном обществе все большую силу набирает феминизм, а в изобразительном искусстве — минимализм. Пока мы только стремимся перенять те отголоски, что доносятся с Запада, и важный вклад в это вносят молодые андеграундные театры. В их числе — театр «Синий сарафан», родившийся в августе 2016 года. Это первый и пока что единственный в Санкт-Петербурге полностью женский театр, который к тому же стремится компилировать традиции русской драматической школы и театра физической пластики тела. Сами девушки называют свой коллектив «театральным матриархатом», но к феминисткам себя не относят.

Вера Кричевская

Вера Кричевская: «Владимир Путин» — главное дело Собчака

Нынешний президент РФ создал систему, где никто не способен на тот поступок, который он сам совершил в 1997 году, говорит режиссер фильма «Дело Собчака» Вера Кричевская. 12 июня в России состоится премьера документального фильма о первом мэре Санкт-Петербурга Анатолии Собчаке. Двухчасовой документальный фильм «Дело Собчака» буквально обречен на внимание и споры. Монтаж архивных хроник с тремя десятками интервью, взятыми у участников и свидетелей событий, у друзей и противников заглавного героя, у тех, кто поднялся выше некуда, и у тех, кто ушел в тень, раскрывает и глубокое внутреннее родство, и радикальную несовместимость двух наших эпох, девяностых и десятых.

ресторанный гид

Дорог Spoon Guide к лету

В понедельник, 4 июня, на гастрономическом ужине от ресторана MEGUmi в Lotte Hotel St. Petersburg (переулок Антоненко, 2) был представлен справочник «Spoon Guide: 50 лучших ресторанов Санкт-Петербурга 2018». Ресторанный проект Spoon не похож ни на одну из существующих в Санкт-Петербурге премий. Особенности премии бросаются в глаза сразу.