Мик Мосс: Когда сочиняю, я — хирург, который оперирует сам себя

Группа Antimatter посетила Россию месяц назад с очередным туром, представив публике свой новый альбом Black Market Enlightenment и очаровав зрителей настолько, что никто не хотел ее отпускать — общение продолжалось и после концертов. С тех пор Мик Мосс успел вернуться домой, получить номинацию на премию Progressive Music Awards и рассказать «Петербургскому авангарду» о впечатлениях о концертах в России, музыке в целом и о том, как и почему он создает свои песни — нам показалось важным продолжить разговор, который начался месяц назад.
Мик Мосс, Antimatter

19 июня 2019.
Текст: Александра Афонина. Фото: Наталья Михальчук.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: .

Для начала, клип к вашей песне The Third Arm пару недель назад номинировали на премию Progressive Music Awards как видео года. Поздравляем!

Это было немного неожиданно. Может быть, некоторые группы такого ждут, поскольку с ними это чаще случается, но я — нет, это был замечательный сюрприз. Конкуренты там довольно сильные, с большим количеством фанатов, и, поскольку все зависит от их голосования, нас, вероятно, обойдут. Но сам факт номинации очень радует.

Видео мрачное и весьма насыщенное, с сильным посылом, неудивительно, что его выбрали. Бывают же клипы, в которых совсем нет содержания.

Да, в нем много символизма — это не просто клип, где несколько людей вышли на улицу побродить, пытаясь выглядеть угрожающе. Такое меня удивляет — это же упущенная возможность. Песня написана явно о чем-то, так почему бы не передать ее смысл? Я так делаю в каждом своем видео. Песня The Third Arm («Третья рука») – о повторящемся, ежедневном крахе попыток начать всё с чистого листа.

Ты просыпаешься с возможностью все сделать правильно, но в какой-то момент неизбежно завязываешь петлю на собственной шее, как бы ни старался этого избежать. Ты уже знаешь, что у тебя циклическая проблема, и знаешь, что в какой-то момент эта «третья рука» — что-то, от чего ты зависим — вылезет изнутри твоего тела и захватит тебя. Это символ любой зависимости, от наркотиков, алкоголя… да хоть от чизбургеров. Это деструктивный цикл, из которого не вырваться.

Почти в каждой песне альбома Black Market Enlightenment («Просветление с черного рынка»), с которым вы приезжали в СПб месяц назад, эта цикличность чувствуется. Это — о том, что за попытки срезать на пути к просветлению всегда приходится платить?

Да, именно так, и про весь путь от точки А — духовного совершенства, к точке Б — духовной смерти. Весь альбом — об этом путешествии.

Мик Мосс, Antimatter

Не каждый отважится признаться, что вообще понимает, что это за опыт.

Нельзя рассказать об альбоме, не упоминая, на чем он основан. Но я ведь этого не одобряю, я рассказываю об ужасном опыте — когда тебя провели и обманом заставили думать, что это — пусть к просветлению. Жестокая ирония — в разрыве между этим изначальным убеждением и внезапным пониманием, что ты потерял все — не просто жизнь, но и свой разум, свою сущность, в общем, все. Этот альбом — предостережение.

Я думаю, не все ваши слушатели в России могут понять, о чем идет речь, и понять все отсылки в ваших текстах — просто в силу другого языка и культуры. Остается полагаться на музыку?

Именно поэтому важно поговорить о содержании даже отдельных строк. У каждой из них, не говоря уже о конкретных песнях, много значений, смыслы запутанные. Если люди не понимают, о чем это, посыл проходит мимо. Я прибегаю к сравнению, метафорам — я ищу способы высказаться неявно и создаю для этого код. Почему я и говорю, что это здорово — объяснить истинный смысл в интервью.

Судя по реакции аудитории, даже если понятно не все, наслаждаться музыкой ей это совершенно не мешает. Я наблюдаю это и на концертах, и после, когда люди подходят к вам и робко сообщают, как ваши песни помогли им бороться с их внутренними демонами. Хотя, навеное, цели создать что-то терапевтическое для них вы перед собой не ставили. Если предыдущим альбомом The Judas Table вы, кажется, сказали внешним обидчикам все, что вы о них думаете, а в новом говорите о борьбе с «третьей рукой» — уже внутренним механизмом, который людям жить не дает, а в целом кажется, что так вы избавляетесь от яда. Тексты критические, посыл — очень сильный, но музыка — красивая. Откуда такая двойственность и в чем здесь цель?

Это потому, что музыка и текст появляются из разных мест. Мелодии и ритмы исходят из очень позитивного пространства — моей любви к музыке. Это у меня с детства — у меня не было братьев и сестер, только проигрыватель, так что с ним я и рос, смотрел на цвета, которые музыка рисовала в моей голове, и прислушивался к ощущениям, которые она у меня вызывала. Я всегда существовал в ней, и она всегда была моим лучшим другом. Я все время что-то слушаю. Поэтому музыка пишется из желания быть ее частью и создать что-то, что каждому будет близко — что мы и можем отпраздновать на концерте. Тексты появляются из негативной сферы, из желания выплюнуть отрицательное. Ну и, естественно, я ведь должен писать о чем-то, может быть, кто-то и пишет тексты без смысла… это глупо. Но для меня это смесь мыслей и идей, избавиться от которых — значит превратить отрицательное в положительное.

Как определить направление, в котором вы пишете? Это ведь не просто рок.

Сейчас на такой вопрос я просто отвечаю, что играю рок, и это — неспроста. Первые лет десять я выдавал по 10-15 слов, мол, «это мелодический прогрессивный дарк-вейв, но с акустическими влияниями, но у текстов есть сильный смысл и….», но через пару секунд становится ясно, что люди просто отключаются. Многие спрашивают просто из любопытства, а в ответ ждут одно определение. Описать Antimatter коротко у меня не получится. Поэтому теперь я просто отвечаю, что это — рок, что люди и хотят услышать.

А иначе у них глаза стекленеют?

Я к тому, что мне очень трудно определить ее, требуется сразу несколько совершенно разных описаний.Можно, конечно, сказать, что это просто музыка, хотя, вероятно, это наивно и банально. Я создаю музыку на основе того, что я услышал за свою жизнь, а слышал я много и прошел через множество фаз. Когда мне было 9 лет — это было в 1984, мне попался альбом группы Ultravox, и я слушал его без остановки. Подростком я полюбил металл, ту нутряную силу, которую создает искаженный гитарный звук. Позже была психоделическая музыка с ее ощущением иллюзии, неправильности и калейдоскопичности, а затем — прогрессивный рок, и его идея о том, что музыка — это симфоническое путешествие.

Если собрать и подытожить все эти элементы, именно это и можно описать, как музыку Antimatter. Потому что в ней есть очень сильное влияние дарквейва восьмидесятых, неважно, заметно ли это людям. На меня повлияли группы вроде Ultravox и Depeche Mode, и Гэри Ньюман — это привлекло мое внимание еще в детстве, и я смешал это с тяжелым гитарным звуком, к которому пристрастился подростком, а затем добавил прогового прочтения.

Мик Мосс, Antimatter

…и от результа не оторваться…

Ну, когда я сочиняю, я — как хирург, который оперирует сам себя. Я пытаюсь найти мелодии и слова, которые создадут очень сильное чувство внутри меня, захватывающее чувство острой необходимости — почти желание. Естественно, если у меня получается создать это для себя, это сработает и для других. Не для всех, конечно… А потом, когда я был маленьким, поколение моих родителей слушало «Битлз», я с этим вырос, и именно от них у меня такое сильное чувство мелодии.

Мелодия — это главное. Я слушаю много групп сейчас, и у них я ее не слышу. Если смотреть на математический рок, на прогрессивный рок — они идут от другого. Они не находятся в поисках самых красивых мелодий, а думают, например: «как бы применить тут самый заумный тактовый размер?» Там есть поразительно техничное исполнение и аранжировки, невероятная сила, но мелодии в этом мало. Наверное, они выросли под другим влиянием. Но я-то слушал пластинки «Битлз» моего отца…

Но ведь есть люди, которые не приемлют ничего, кроме прогрессивного рока, притом на коробке должно быть четко указано, что это — именно он. Это очень сложно, неимоверно технично, но цепляет не всегда. А люди все равно покупают. Это с ними что-то не так, или с самой сферой?

В индустрии что-то не так, но это очень выгодно звукозаписывающим компаниям. Люди думают, что слушать прогрессивный рок — показатель невероятной интеллектуальности, и возникает база фанатов, потребителей, готовых заплатить, а для звукозаписывающих компаний это как курица, несущая золотые яйца. За счет снобизма в прогрессивном роке они процветают. Хотя это не очень-то и прогрессивно по своей сути.

То есть оно оказывается своей противоположностью? Как лицемерно.

Это вообще не прогрессивно. Вся идея прогрессивного рока расцвела в 1969 году с первым альбомом группы King Crimson, затем последовали YES и Genesis, а сама идея была в том, чтобы взять заурядный стандартный рок и набить его разными элементами. Вся идея в том, чтобы быть прогрессивным. Я тут видел одну дискуссию среди любителей прогрессивного рока, где участники говорили, что для них слушать Black Sabbath — удовольствие с оттенком вины.

Да ну?

Я подумал: «Заберите меня отсюда немедленно». Мне неважно, что я слушаю, в один момент это может быть поп-музыка , а следом — дет-метал, неважно, откуда идет посыл.

Мик Мосс, Antimatter

Похоже на ситуацию с модными брендами, когда какие-нибудь модницы покупают что-то только потому что на нем бирочка соответствующая.

Да, это именно так. Компании могут взять кого-то, не имеющего к жанру никакого отношения, провести ребрендинг, и успешно продают его, как «прог». Но это ведь везде так, это рынок — на него поставляется товар, чтобы получить прибыть.

Получается, что вы почти украдкой привозите сюда что-то совсем другое, не товар, но что-то, что меняет людей. Такой музыки, кстати, в СССР боялись и старались ее не пускать… но он все равно развалился.

Очень приятно это слышать. А вы смотрели сериал «Чернобыль»? Посмотрите! Вот там потрясающе показано государство и как оно отказывалось принимать критику даже в свете очевидных собственных ошибок.

У вас есть что-то, что нужно слушателю, но добраться до него — проблема. Социальные сети добавились, интернет — но это все равно трудно без помощи.

Да, но это капитализм, он везде, и в музыкальной индустрии тоже, я не использую это слово, как хорошую или плохую оценку. У лейблов больше силы сделать своих подопечных известными через крупные каналы распространения. Это похоже на мафию, когда некоторые журналы, фестивали, лейблы и руководство заботятся только о своих, а места для независимых исполнителей остается не очень много. Я вот свой последний альбом записал сам, без помощи звукозаписывающих компаний, на своем собственном лейбле, и существую сейчас исключительно за счет имеющейся репутации.

Вы совсем ушли в свободное плаванье?

С последним альбомом, да. Я видел, что другие так делают, и было интересно попробовать это с Antimatter. И с момента, когда я только сообщил о подготовке альбома, на меня сами начали выходить довольно серьезные журналы и фестивали. И все это без пиар кампании, без дополнительного менеджмента, без лейбла — я сам управляю Antimatter. Не знаю, как долго это продлится, но с Black Market Enlightenment получилось лучше, чем я ожидал. Я наметил цифру продаж, которой я был бы доволен — оказалось, что они превысили ее менее, чем за год. Не вижу причин не попробовать еще раз.

Мик Мосс, Antimatter

То есть вам капитализм не нужен?

Ну, я дошел до этого уровня после того, как провел почти 20 лет под крылом звукозаписывающей компании, а это совсем не то, как если бы я сейчас начинал, как независимый исполнитель, которым очень трудно пробиться — климат для меня тогда был бы совсем другим, хотя музыка была бы такой же. Любому, у кого неплохо идут дела в этой индустрии, повезло, признаются они себе в этом или нет. У меня просто нет эго — а я видел тех, кто думает, что они оказались там, где они сейчас, по причине собственного абсолютного превосходства. А это всегда комбинация удачи, людей, которые тебе помогают, и, естественно, таланта — не будем об этом забывать.

А стриминг вам не помогает привлекать новых слушателей? Некоторые ругают его и считают просто очередной монополией.

Помогает. Например, самая большая группа слушателей нашей музыки на Spotify – из Турции, но диски они не покупают, поэтому без стриминга их, наверное, и не было бы. А мы туда едем вскоре… Да, стриминг — еще одна монополия, но без него останутся только звукозаписывающие компании, что тоже монополия. Если начать анализировать, радио раздавало музыку бесплатно годами, я сам записывал ее с радио, потом появилось цифровое радио, и – ну, правда, и чем стриминг от него отличается? Я рад, что он есть… а потом, люди все равно продолжают покупать у меня диски.

Привозите их побольше в следующий раз!

Да, в этот раз их быстро разобрали. Но это ваша таможня много не пропускает и проверяет нас так, как будто мы что-то запретное везем… Да и другого багажа у нас всегда много. Все это вообще непросто. Визы очень трудно получить, просто невероятно, что приходится делать, чтобы к вам приехать. Но публики в этот раз на концертах в обоих городах было много. Для нас играть в Москве и Петербурге было абсолютной радостью. Здорово, когда ты видишь эмоциональную вовлеченность, и общение — и они значат намного больше, чем цифры посещаемости. Мы уже обсуждаем, как вернемся, обязательно это сделаем. Публика в этот раз была абсолютно фантастическая, произошел какой-то сдвиг, это точно. В первый раз мы были тут, кажется в 2013, но я играл акустический концерт, и чувствовал, что как-то неудобно исполнять его перед такой отличной аудиторией. Так что было хорошо вернуться полной группой — чтобы соответствовать такому вниманию.

Ну, вас тут точно очень ждут. Спасибо!

Вам тоже спасибо, я теперь сам по себе, поэтому очень ценю такие интервью. Это — жизненно важная коммуникация для меня, возможность откровенно высказаться, поэтому spasibo… других слов я просто не знаю.

Беседовала  АЛЕКСАНДРА  АФОНИНА

Алексей Архиповский

Алексей Архиповский: Мои послания — в звуках

Музыкант Алексей Архиповский — уникальный балалаечник-виртуоз, услышать которого — большое счастье для поклонников как этнической, так и джазовой музыки. «Архиповский — смесь гитарных богов Стива Вая и Джеффа Бэка, и это на традиционном треугольном и трехструнном русском народном инструменте. Его техника захватывает дух, его звук всеобъемлющ. Яркая выразительность в его трактовке традиционных вещей вызывает мурашки по коже», — написал критик издания De Volkskrant (Нидерланды) о выступлении Алексея Архиповского на Jazz Zomer Fiets Tour в Гронингене, в августе 2006 года.

Выставка Братья Морозовы

Братья Морозовы в Галерее памяти

С 21 июня в залах Галереи памяти Сергея Щукина и братьев Ивана и Михаила Морозовых в Главном штабе Эрмитажа открыта выставка «Братья Морозовы. Великие русские коллекционеры». В состав экспозиции вошло более сотни великих художественных произведений из Эрмитажа и 31 картина из Государственного музея имени Пушкина, собранные Морозовыми. Посетить экспозицию можно до 6 октября 2019 года.

Владимир Рекшан

«Сайгон» вернулся в Radisson

Вечеринкой с выступлением группы «Санкт-Петербург» открылась выставка Первого национального музея рок-музыки. Площадкой экспозиции стало помещение легендарного кафетерия «Сайгон», которое теперь занимает бар Radisson Royal St. Petersburg. Выставка продлится на первом этаже здания отеля на Невском проспекте, 49/2, до конца июля. Вход — свободный.

писатель Сергей Арно

Сергей Арно: Мы гибнем в океане книг

Премия имени братьев Стругацких существует уже 21 год. За это время поменялось многое. Ушел из жизни Борис Натанович, являвшийся ее главным учредителем. Но медаль в форме семигранной гайки продолжают вручать несмотря на санкции, кризисы и смену государственных лидеров. Награду получили десятки известных писателей, среди которых Михаил Веллер, Виктор Пелевин, Кир Булычев, Александр Житинский, Дмитрий Быков, Вячеслав Рыбаков, Андрей Лазарчук, Михаил Успенский и другие.

Театр Моссовета, Не все коту масленица, ЛОФТ

Пять вечеров петербургского LOFT

В Петербурге развернулась всемирная Театральная олимпиада, собравшая лучшие театры и спектакли в одном городе. «Петербургский авангард» хотел бы напомнить, что театральная сцена нашего города хороша уже тем, что на ней круглый год можно увидеть подлинные таланты и выдающиеся постановки. Одним из предвестников Театральной олимпиады стал Международный ленинградский областной фестиваль театров — сокращенно ЛОФТ (LOFT). Он состоялся еще в апреле, и заслуга его в том, что зрители Северной столицы узнали про невероятные, изумительные театры, существующие за пределами Москвы и Петербурга…

Апраксин двор

Апраксин двор — чрево города

Апраксин двор — странное сочетание совершенной архитектуры и прибежища босяков в центре Северной столицы. За последние годы он стал самостоятельным культурным явлением. Конец весны и начало лета текущего года были ознаменованы очередным обещанием городской администрации закрыть этот легендарный торговый комплекс.