Мик Мосс: Когда сочиняю, я — хирург, который оперирует сам себя

Группа Antimatter посетила Россию месяц назад с очередным туром, представив публике свой новый альбом Black Market Enlightenment и очаровав зрителей настолько, что никто не хотел ее отпускать — общение продолжалось и после концертов. С тех пор Мик Мосс успел вернуться домой, получить номинацию на премию Progressive Music Awards и рассказать «Петербургскому авангарду» о впечатлениях о концертах в России, музыке в целом и о том, как и почему он создает свои песни — нам показалось важным продолжить разговор, который начался месяц назад.
Мик Мосс, Antimatter

19 июня 2019.
Текст: Александра Афонина. Фото: Наталья Михальчук.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: .

Для начала, клип к вашей песне The Third Arm пару недель назад номинировали на премию Progressive Music Awards как видео года. Поздравляем!

Это было немного неожиданно. Может быть, некоторые группы такого ждут, поскольку с ними это чаще случается, но я — нет, это был замечательный сюрприз. Конкуренты там довольно сильные, с большим количеством фанатов, и, поскольку все зависит от их голосования, нас, вероятно, обойдут. Но сам факт номинации очень радует.

Видео мрачное и весьма насыщенное, с сильным посылом, неудивительно, что его выбрали. Бывают же клипы, в которых совсем нет содержания.

Да, в нем много символизма — это не просто клип, где несколько людей вышли на улицу побродить, пытаясь выглядеть угрожающе. Такое меня удивляет — это же упущенная возможность. Песня написана явно о чем-то, так почему бы не передать ее смысл? Я так делаю в каждом своем видео. Песня The Third Arm («Третья рука») – о повторящемся, ежедневном крахе попыток начать всё с чистого листа.

Ты просыпаешься с возможностью все сделать правильно, но в какой-то момент неизбежно завязываешь петлю на собственной шее, как бы ни старался этого избежать. Ты уже знаешь, что у тебя циклическая проблема, и знаешь, что в какой-то момент эта «третья рука» — что-то, от чего ты зависим — вылезет изнутри твоего тела и захватит тебя. Это символ любой зависимости, от наркотиков, алкоголя… да хоть от чизбургеров. Это деструктивный цикл, из которого не вырваться.

Почти в каждой песне альбома Black Market Enlightenment («Просветление с черного рынка»), с которым вы приезжали в СПб месяц назад, эта цикличность чувствуется. Это — о том, что за попытки срезать на пути к просветлению всегда приходится платить?

Да, именно так, и про весь путь от точки А — духовного совершенства, к точке Б — духовной смерти. Весь альбом — об этом путешествии.

Мик Мосс, Antimatter

Не каждый отважится признаться, что вообще понимает, что это за опыт.

Нельзя рассказать об альбоме, не упоминая, на чем он основан. Но я ведь этого не одобряю, я рассказываю об ужасном опыте — когда тебя провели и обманом заставили думать, что это — пусть к просветлению. Жестокая ирония — в разрыве между этим изначальным убеждением и внезапным пониманием, что ты потерял все — не просто жизнь, но и свой разум, свою сущность, в общем, все. Этот альбом — предостережение.

Я думаю, не все ваши слушатели в России могут понять, о чем идет речь, и понять все отсылки в ваших текстах — просто в силу другого языка и культуры. Остается полагаться на музыку?

Именно поэтому важно поговорить о содержании даже отдельных строк. У каждой из них, не говоря уже о конкретных песнях, много значений, смыслы запутанные. Если люди не понимают, о чем это, посыл проходит мимо. Я прибегаю к сравнению, метафорам — я ищу способы высказаться неявно и создаю для этого код. Почему я и говорю, что это здорово — объяснить истинный смысл в интервью.

Судя по реакции аудитории, даже если понятно не все, наслаждаться музыкой ей это совершенно не мешает. Я наблюдаю это и на концертах, и после, когда люди подходят к вам и робко сообщают, как ваши песни помогли им бороться с их внутренними демонами. Хотя, навеное, цели создать что-то терапевтическое для них вы перед собой не ставили. Если предыдущим альбомом The Judas Table вы, кажется, сказали внешним обидчикам все, что вы о них думаете, а в новом говорите о борьбе с «третьей рукой» — уже внутренним механизмом, который людям жить не дает, а в целом кажется, что так вы избавляетесь от яда. Тексты критические, посыл — очень сильный, но музыка — красивая. Откуда такая двойственность и в чем здесь цель?

Это потому, что музыка и текст появляются из разных мест. Мелодии и ритмы исходят из очень позитивного пространства — моей любви к музыке. Это у меня с детства — у меня не было братьев и сестер, только проигрыватель, так что с ним я и рос, смотрел на цвета, которые музыка рисовала в моей голове, и прислушивался к ощущениям, которые она у меня вызывала. Я всегда существовал в ней, и она всегда была моим лучшим другом. Я все время что-то слушаю. Поэтому музыка пишется из желания быть ее частью и создать что-то, что каждому будет близко — что мы и можем отпраздновать на концерте. Тексты появляются из негативной сферы, из желания выплюнуть отрицательное. Ну и, естественно, я ведь должен писать о чем-то, может быть, кто-то и пишет тексты без смысла… это глупо. Но для меня это смесь мыслей и идей, избавиться от которых — значит превратить отрицательное в положительное.

Как определить направление, в котором вы пишете? Это ведь не просто рок.

Сейчас на такой вопрос я просто отвечаю, что играю рок, и это — неспроста. Первые лет десять я выдавал по 10-15 слов, мол, «это мелодический прогрессивный дарк-вейв, но с акустическими влияниями, но у текстов есть сильный смысл и….», но через пару секунд становится ясно, что люди просто отключаются. Многие спрашивают просто из любопытства, а в ответ ждут одно определение. Описать Antimatter коротко у меня не получится. Поэтому теперь я просто отвечаю, что это — рок, что люди и хотят услышать.

А иначе у них глаза стекленеют?

Я к тому, что мне очень трудно определить ее, требуется сразу несколько совершенно разных описаний.Можно, конечно, сказать, что это просто музыка, хотя, вероятно, это наивно и банально. Я создаю музыку на основе того, что я услышал за свою жизнь, а слышал я много и прошел через множество фаз. Когда мне было 9 лет — это было в 1984, мне попался альбом группы Ultravox, и я слушал его без остановки. Подростком я полюбил металл, ту нутряную силу, которую создает искаженный гитарный звук. Позже была психоделическая музыка с ее ощущением иллюзии, неправильности и калейдоскопичности, а затем — прогрессивный рок, и его идея о том, что музыка — это симфоническое путешествие.

Если собрать и подытожить все эти элементы, именно это и можно описать, как музыку Antimatter. Потому что в ней есть очень сильное влияние дарквейва восьмидесятых, неважно, заметно ли это людям. На меня повлияли группы вроде Ultravox и Depeche Mode, и Гэри Ньюман — это привлекло мое внимание еще в детстве, и я смешал это с тяжелым гитарным звуком, к которому пристрастился подростком, а затем добавил прогового прочтения.

Мик Мосс, Antimatter

…и от результа не оторваться…

Ну, когда я сочиняю, я — как хирург, который оперирует сам себя. Я пытаюсь найти мелодии и слова, которые создадут очень сильное чувство внутри меня, захватывающее чувство острой необходимости — почти желание. Естественно, если у меня получается создать это для себя, это сработает и для других. Не для всех, конечно… А потом, когда я был маленьким, поколение моих родителей слушало «Битлз», я с этим вырос, и именно от них у меня такое сильное чувство мелодии.

Мелодия — это главное. Я слушаю много групп сейчас, и у них я ее не слышу. Если смотреть на математический рок, на прогрессивный рок — они идут от другого. Они не находятся в поисках самых красивых мелодий, а думают, например: «как бы применить тут самый заумный тактовый размер?» Там есть поразительно техничное исполнение и аранжировки, невероятная сила, но мелодии в этом мало. Наверное, они выросли под другим влиянием. Но я-то слушал пластинки «Битлз» моего отца…

Но ведь есть люди, которые не приемлют ничего, кроме прогрессивного рока, притом на коробке должно быть четко указано, что это — именно он. Это очень сложно, неимоверно технично, но цепляет не всегда. А люди все равно покупают. Это с ними что-то не так, или с самой сферой?

В индустрии что-то не так, но это очень выгодно звукозаписывающим компаниям. Люди думают, что слушать прогрессивный рок — показатель невероятной интеллектуальности, и возникает база фанатов, потребителей, готовых заплатить, а для звукозаписывающих компаний это как курица, несущая золотые яйца. За счет снобизма в прогрессивном роке они процветают. Хотя это не очень-то и прогрессивно по своей сути.

То есть оно оказывается своей противоположностью? Как лицемерно.

Это вообще не прогрессивно. Вся идея прогрессивного рока расцвела в 1969 году с первым альбомом группы King Crimson, затем последовали YES и Genesis, а сама идея была в том, чтобы взять заурядный стандартный рок и набить его разными элементами. Вся идея в том, чтобы быть прогрессивным. Я тут видел одну дискуссию среди любителей прогрессивного рока, где участники говорили, что для них слушать Black Sabbath — удовольствие с оттенком вины.

Да ну?

Я подумал: «Заберите меня отсюда немедленно». Мне неважно, что я слушаю, в один момент это может быть поп-музыка , а следом — дет-метал, неважно, откуда идет посыл.

Мик Мосс, Antimatter

Похоже на ситуацию с модными брендами, когда какие-нибудь модницы покупают что-то только потому что на нем бирочка соответствующая.

Да, это именно так. Компании могут взять кого-то, не имеющего к жанру никакого отношения, провести ребрендинг, и успешно продают его, как «прог». Но это ведь везде так, это рынок — на него поставляется товар, чтобы получить прибыть.

Получается, что вы почти украдкой привозите сюда что-то совсем другое, не товар, но что-то, что меняет людей. Такой музыки, кстати, в СССР боялись и старались ее не пускать… но он все равно развалился.

Очень приятно это слышать. А вы смотрели сериал «Чернобыль»? Посмотрите! Вот там потрясающе показано государство и как оно отказывалось принимать критику даже в свете очевидных собственных ошибок.

У вас есть что-то, что нужно слушателю, но добраться до него — проблема. Социальные сети добавились, интернет — но это все равно трудно без помощи.

Да, но это капитализм, он везде, и в музыкальной индустрии тоже, я не использую это слово, как хорошую или плохую оценку. У лейблов больше силы сделать своих подопечных известными через крупные каналы распространения. Это похоже на мафию, когда некоторые журналы, фестивали, лейблы и руководство заботятся только о своих, а места для независимых исполнителей остается не очень много. Я вот свой последний альбом записал сам, без помощи звукозаписывающих компаний, на своем собственном лейбле, и существую сейчас исключительно за счет имеющейся репутации.

Вы совсем ушли в свободное плаванье?

С последним альбомом, да. Я видел, что другие так делают, и было интересно попробовать это с Antimatter. И с момента, когда я только сообщил о подготовке альбома, на меня сами начали выходить довольно серьезные журналы и фестивали. И все это без пиар кампании, без дополнительного менеджмента, без лейбла — я сам управляю Antimatter. Не знаю, как долго это продлится, но с Black Market Enlightenment получилось лучше, чем я ожидал. Я наметил цифру продаж, которой я был бы доволен — оказалось, что они превысили ее менее, чем за год. Не вижу причин не попробовать еще раз.

Мик Мосс, Antimatter

То есть вам капитализм не нужен?

Ну, я дошел до этого уровня после того, как провел почти 20 лет под крылом звукозаписывающей компании, а это совсем не то, как если бы я сейчас начинал, как независимый исполнитель, которым очень трудно пробиться — климат для меня тогда был бы совсем другим, хотя музыка была бы такой же. Любому, у кого неплохо идут дела в этой индустрии, повезло, признаются они себе в этом или нет. У меня просто нет эго — а я видел тех, кто думает, что они оказались там, где они сейчас, по причине собственного абсолютного превосходства. А это всегда комбинация удачи, людей, которые тебе помогают, и, естественно, таланта — не будем об этом забывать.

А стриминг вам не помогает привлекать новых слушателей? Некоторые ругают его и считают просто очередной монополией.

Помогает. Например, самая большая группа слушателей нашей музыки на Spotify – из Турции, но диски они не покупают, поэтому без стриминга их, наверное, и не было бы. А мы туда едем вскоре… Да, стриминг — еще одна монополия, но без него останутся только звукозаписывающие компании, что тоже монополия. Если начать анализировать, радио раздавало музыку бесплатно годами, я сам записывал ее с радио, потом появилось цифровое радио, и – ну, правда, и чем стриминг от него отличается? Я рад, что он есть… а потом, люди все равно продолжают покупать у меня диски.

Привозите их побольше в следующий раз!

Да, в этот раз их быстро разобрали. Но это ваша таможня много не пропускает и проверяет нас так, как будто мы что-то запретное везем… Да и другого багажа у нас всегда много. Все это вообще непросто. Визы очень трудно получить, просто невероятно, что приходится делать, чтобы к вам приехать. Но публики в этот раз на концертах в обоих городах было много. Для нас играть в Москве и Петербурге было абсолютной радостью. Здорово, когда ты видишь эмоциональную вовлеченность, и общение — и они значат намного больше, чем цифры посещаемости. Мы уже обсуждаем, как вернемся, обязательно это сделаем. Публика в этот раз была абсолютно фантастическая, произошел какой-то сдвиг, это точно. В первый раз мы были тут, кажется в 2013, но я играл акустический концерт, и чувствовал, что как-то неудобно исполнять его перед такой отличной аудиторией. Так что было хорошо вернуться полной группой — чтобы соответствовать такому вниманию.

Ну, вас тут точно очень ждут. Спасибо!

Вам тоже спасибо, я теперь сам по себе, поэтому очень ценю такие интервью. Это — жизненно важная коммуникация для меня, возможность откровенно высказаться, поэтому spasibo… других слов я просто не знаю.

Беседовала  АЛЕКСАНДРА  АФОНИНА

Игорь Шибанов, актер ТЮЗа, из личного архива

Игорь Шибанов: театр, театр и еще раз театр

Народный артист России Игорь Шибанов отмечает юбилей 14 сентября 2019 года. Обаятельный, с легкостью импровизирующий, глубокий и нестандартно мыслящий актер служит в ТЮЗе имени Брянцева с 1964 года. Выдающийся ученик Зиновия Корогодского к своему 75-летию — корифей труппы и любимец зрителей. За время работы в ТЮЗе артист сыграл более 90 ролей. Вспомним вошедшие в летопись театра художественные образы Игоря Шибанова, каждый из которых являет крупицу удивительного дарования артиста.

джазовый фестиваль "Большой джем", пресс-служба

Чудеса «Большого Джема» в Сестрорецке

В минувшие выходные, 7 и 8 сентября 2019 года, прошел пятый юбилейный джазовый фестиваль «Большой Джем», который ежегодно считается самым продолжительным джазовым openair-джемом в мире. Этот семейный фестиваль открыл свои двери в историческом центре Сестрорецка — на территории культурного креативного пространства «Петровский арсенал», где два дня звучал высококлассный джаз. Более 22 тысяч гостей фестиваля порадовал бесплатный вход и созданные организаторами лаундж-зоны. Все детские и спортивные зоны фестиваля работали абсолютно бесплатно, чтобы каждый желающий мог беспрепятственно все попробовать и во всем поучаствовать.

Мертвые души. Фото Юлии Смелкиной предоставлено пресс-службой Театра Ленсовета

Мертвые души: Поэма застоя

В апреле этого года в Театре имени Ленсовета состоялась премьера по поэме «Мертвые души» и другим текстам Николая Васильевича Гоголя. Режиссер постановки — Роман Кочержевский, уже получивший за спектакль «Золотой софит» в номинации «За лучший режиссерский дебют». Эта постановка ни на что не похожа – в прямом, изначальном смысле этих слов. Она не претендует на что-то чрезвычайное, из ряда вон, и ее выразительные средства напоминают те, что публика видит на других сценических площадках города. Но нет! отличия огромные.

Диорама Блокада Ленинграда

Ленинград — это Мы. Ленинград — это Я

На сцене театра «Суббота» 7 и 8 сентября 2019 года состоялись первые показы спектакля «872 дня. Голоса блокадного города». Премьера была приурочена к 75-й годовщине освобождения Ленинграда от блокады 1941-1944 годов. На основе «Блокадной книги» Алеся Адамовича и Даниила Гранина, текстов и дневников Лидии Гинзбург, Дмитрия Лихачева, Ирены Дубицкой, Геннадия Гора, Павла Зальцмана, Татьяны Великотной, Веры Берхман и других очевидцев труппа театра создала совершенно особый спектакль, который необходимо увидеть всем петербуржцам от мала до велика. В спектакле заняты артисты Софья Андреева, Иван Байкалов, Анна Васильева, Владислав Демьяненко, Марина Конюшко, Анастасия Резункова, Екатерина Рудакова, Григорий Сергеенко, Снежана Соколова, Оксана Сырцова, Григорий Татаренко, Владимир Шабельников, Дарья Шиханова, Кристина Якунина.

Блокадный хлеб, фото Военно-медицинского музея

В городе проходят мероприятия в память о жертвах Блокады Ленинграда

В воскресенье, 8 сентября (12.00), в городе на Неве проходя публичные чтения списков погибших в Ленинграде во время блокады 1941-1944 годов. К акции Дня памяти присоединились: Государственный Эрмитаж, Государственный Русский музей, Музей Анны Ахматовой, Капелла, Дом журналиста, Дом актера, Театр “Балтийский дом”, Театр имени Ленсовета, Музей Достоевского, Российская национальная библиотека, библиотека Маяковского и ее филиалы, Библиотека Гоголя и многие другие площадки (более 30), список которых постоянно расширяется.

Светлана Лаврецова

Светлана Лаврецова: 98-й сезон ТЮЗа будет очень насыщенным

Санкт-Петербургский театр юных зрителей открывает сезон 1 сентября 2019 года, в унисон со школьниками, празднующими День знаний. Театр живет активной жизнью, являясь частью культурного наследия Санкт-Петербурга. Новый, 98-й, сезон будет наполнен премьерами, гастролями и грандиозными международными фестивалями. Директор ТЮЗа Светлана Лаврецова в интервью «Петербургскому авангарду» подвела итоги предыдущего года и поделилась планами на следующий. Она рассказала, какие премьеры запланированы в ТЮЗе и в каких городах спектакли театра можно будет посмотреть.