Михаил Патласов: Грех — это травма, которая не дает развиваться

Спектакль «Чук и Гек», поставленный на Новой сцене Александринского театра режиссером Михаилом Патласовым, в 2018 году стал лауреатом главной театральной премии «Золотая маска» в номинации «Спектакль малой формы». Патласов обратился к известному рассказу Аркадия Гайдара, нагрузив оптимистическую историю о том, как два брата со своей мамой едут к папе на северную научную станцию встречать Новый год, документальными свидетельствами о времени репрессий. Мало кто задумывался о том, что в рассказе Гайдара, относящемся к 1937 году, папа мальчиков вряд ли работал на северной станции, а сидел он, скорее всего, в лагере без права переписки.
Михаил Патласов

4 июня 2018.
Текст: Елена Добрякова, фотографии: с сайта "Золотой маски".
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: , .

«Петербургский авангард» поговорил с Михаилом Патласовым о том, почему он взялся за эту тему.

Михаил, можно представить вашу радость от получения «Золотой маски»!

Вообще когда в спектакле речь идет о национальной травме, то особой радости не испытываешь. Но мы, безусловно, рады победе. «Маска» дает уверенность в том, что мы делаем что-то продуктивно, и у большего количества людей появляется возможность узнать, как оно было на самом деле. Есть понимание не только со стороны зрителей, но и профессионального сообщества, что это попадает, работает и запускает некий мыслительный процесс у народа.

В спектакле много исповедальных моментов, он будет и дальше нарастать новыми историями?

Форма спектакля останется та же. Однако процесс идет у самих артистов, и они хотят высказаться о своих родных и близких: практически у всех находятся истории о репрессированных. Мы обязательно используем документы, другие свидетельства. Я по первому образованию юрист, следователь, и для меня точность, документальность необычайно важны.

Чук и Гек. Михаил Патласов

Что стало отправной точкой?

Все началось с артиста, который позвонил ночью и сказал, что надо делать спектакль, связанный с 1937 годом. Я спросил: «Ну как это может сочетаться — я и 37-й год?». Он добавил: «Нет-нет, это важно, потому что я не могу жить со своей девушкой». Рассказ артиста на следующий день был вполне логичен: когда-то его семья забрала квартиру родственницы, которая пошла по этапу в 1937 году. И когда женщину освободили, жилье ей так и не вернули. Мой коллега внутренне никак не мог перебороть ту давнюю историю, хотя не был ни в чем повинен: жилье ему досталось в наследство. Я понял, что нужно поднимать эту тему. Со временем репрессий, этапов, арестов связаны все в нашей стране. Если не был репрессирован родственник, значит, был кто-то по другую сторону лагерного забора.

В спектакле актер Валерий Степанов как бы рассказывает историю от лица своего деда, который был сталинистом… Это сложно для человека – раскрывать неприглядное из своей жизни?

Я еще в «Антителах» (этот спектакль тоже получил «Золотую маску») начал эту историю. Когда у артиста есть похожая проблематика, то он не играет ее, а существует в некой внутренней терапии, проговаривая каждый раз свои проблемы. Так строится психология. Я думал, что-то стыдное люди прячут, но пообщавшись с психологами, понял, нет, это контролируемая история. Так что получается на сцене? Как по Станиславскому, включается третье «я» – оно наблюдает и не дает человеку сорваться в какое-то чрезмерное эмоционирование. Это своего рода психодрама.

Чук и Гек. Михаил Патласов

У вас лично были какие-то истории в семье?

У меня был раскулачен прадед. Ему сказали, что либо едешь на Север, либо все отдаешь. Он отдал все свое хозяйство. Я помню в детстве эту мантру: «Нам должны вернуть то, что забрали… Это поле было наше…». Я вот лично теперь не хочу никакой недвижимости, потому что не хочу однажды все потерять. В нашей стране все возможно.

Гайдар оказался многослойным?

Я думаю, Гайдар был человеком искренним: он верил в то, что делал. Знал, что были репрессии, жену бывшую практически снял с поезда, придумав невероятный звонок Ежову, за который человека, давшего телефон, по одной из версий, расстреляли. Меня поразило, как Гайдар умудрился видеть в этом позитив. Насколько он верил. И мучился. Он дико травмирован. В 14 лет Гайдар приводил приказы о расстреле в исполнение. А в шестнадцать был командиром в отрядах ЧОНа. Он совершал какие-то поступки, порывистые, эмоциональные, за что был исключен из партии.

Почему он придумал движение тимуровцев? Они ведь в какой-то момент конкурировали с пионерами. Даже звонок был Сталину про тимуровцев, мол, подрыв? При этом Гайдар был потомком Лермонтова: его мама была из семьи Лермонта. И он, конечно, очень любил этого поэта. И всегда хотел быть, как Лермонтов, быть героем. Почему он писал детские рассказы? Психологически объяснимо: он пытался не фокусироваться на том страшном, в чем проходила его юность, уходил от этих воспоминаний. Но они его догоняли всю жизнь.

В спектакле мы прочли свидетельские показания, а вот эту внутреннюю линию Гайдара не стали проявлять до конца, — не имеем такого права. Хотя в конце звучат записи из его дневников. Там много боли. Семь или восемь раз он лежал в психиатрических больницах. В поездах находился больше, чем дома. Бесконечные дороги. В итоге снова попросился в армию – ему отказали. Он пошел военным журналистом к партизанам. И там снова хотел воевать, ходить в атаки, быть командиром…

Чук и Гек. Михаил Патласов

У меня есть нереализованный финал спектакля. В 1963 году была написана жутчайшая пьеса «Всадник, скачущий впереди» — про Гайдара, где Чук и Гек выходят на гору и видят, как в них стреляют немцы. «Товарищ Гайдар, не умирайте!» – кричат дети. И я понимаю, что наверное, для художника это очень страшно. Твою фальшь окончательно залакировали. Я чувствую в этом смысле метания Гайдара. Может быть, нам сегодня нужно понимать: не политики переписали наше сознание, это сделали мы, художники. И это, в том числе, история об ответственности нашей, художников. Мы не имеем права повторять сегодня эти ошибки.

Бытует мнение, что не следует каяться за грехи предков, не надо ворошить историю, а просто перешагнуть и жить дальше…

В библии говорится о грехе до седьмого колена. Под грехом я подразумеваю травму, которая не дает развиваться дальше. Нам нужно осознать эти грехи, во что они выросли. К покаянию, как и к исповеди, необходимо подойти. А исповедь предполагает психологический труд по осознанию своих грехов. И не перед батюшкой, а перед Богом и самим собой.

В театре это возможно?

Кстати, гораздо успешнее, чем в реальной жизни. Пожилая актриса мне сказала недавно: «Почему мы работаем в театре, денег же здесь нет? Мы понимаем, на что себя обрекаем. Но у нас есть возможность переписывать свои архетипы». Вот! Вот что дает свободу — когда ты сопереживаешь кому-то, когда ты способен меняться, наполняться, освобождаться от наслоений, грубых и разрушающих. А что есть все наши парады на площадях? Это же форма древнего театра, в котором тебе моментально переписывают все твои архетипы…

Мне кажется, мой разговор с Гайдаром есть исповедь. Наша общая с ним. И у меня желание – его реабилитировать, с точки зрения художника, потому что ему плохо.

Чук и Гек. Михаил Патласов

Ваша тема бездомных – спектакли «НеПрикасаемые» — она проявилась как инструмент. Что-то сдвинулось в обществе по этому поводу? Почему этот проект был так интересен молодым?

Тут важна методичность. Мы в общем закрыли этот проект. Но планируется сделать мобильное приложение на эту тему – у нас километры записанных интервью с бездомными. Молодых, надеюсь, зацепила эта тема, им вообще нужна встряска, особенно – благополучным мальчикам и девочкам. Они должны понимать, что кому-то рядом может быть очень несладко.

Один бездомный мне рассказал, как он выжил – а у него была последняя стадия ВИЧ. Выкарабкаться нереально. Он оказался в ночлежке, потом в больнице. И выжил! Потому что начал помогать другим. Это вообще мощный психологический прием: помогая другому, помогаешь себе.

Моя задача в «НеПрикасаемых» была включить молодежь в эту работу. Сейчас в Европе все дети после 9 класса ходят в хосписы, в дома престарелых, там они учатся состраданию.

После «Чука и Гека» вы опять возьметесь за социальный проект?

Я бы хотел сделать что-то для подростков, например, про сложные любовные взаимоотношения, но появилась другая тема – неизвестные письма царской семьи, написанныe незадолго до расстрела. Они еще даже не расшифрованы. Письма были распроданы на аукционах по одному, причем ни одно не попало в Россию. Их уже никогда не собрать вместе. Но у меня хранятся фотографии этих писем, и это потрясающее обретение. Видно, как уменьшались размеры листков, и почерк становился мельче, убористей… А потом были эти 20 минут расстрела, когда девушек пришлось добивать штыками, потому что пули застревали в корсетах…

Я опять стал копаться в документах, свидетельских показаниях людей, которые отказались убивать Романовых. Хочу организовать экспедицию на Урал и порасспрашивать людей, кто что помнит.

Это очень затронуло меня, тем более что я родом из тех мест. Я деревенский житель – программа моя заложена там, я знаю всех в своей деревне, там живут мои родные. Два раза в год езжу туда, подпитываюсь…

Чук и Гек. Михаил Патласов

Бывала там, места особые…

Урал — место непростое. И в его истории, и в современной жизни удивительно сочетаются самые противоречивые вещи. Например, Николай II в 1910 году открыл Белогорский монастырь для старообрядцев, для русских, не имеющих веры — раскольников, кержаков. Там же куча деревень, в которых никаких церквей не было. И моя бабушка рассказывала такие ужасы об их жизни, что никакой Гоголь со своей Диканькой в сравнение не идет.

В 1910-м году монастырь открыли, а в 1919-м закрыли, и к власти пришли безжбожники. Кого покрестили за 10 лет? О каком христианстве можно говорить? Хотя когда-то в древние времена именно в Сибири была величайшая культура – в курганах находят предметы искусства пятого тысячелетия до нашей эры, здесь проходил путь в Индию, и много народов оставили свой след.

Когда я приехал в Москву учиться, я понял, что говорю на чужом языке. Питер мне ближе, потому что тут много финно-угорского в культуре, что роднит с Уралом.

Театр – это для вас все?

Не знаю. Скорее, театр – это способ разобраться с самим собой, со своими рефлексиями, травмами и надеждой, что твой разбор кому-то будет полезен для осознания себя тоже.

Беседовала  ЕЛЕНА  ДОБРЯКОВА

Юрий Темирканов

«Площадь Искусств» под крылом Темирканова

Девятнадцатый международный фестиваль «Площадь Искусств» пройдет в этому году с 14 по 26 декабря и будет посвящен 80-летию выдающегося дирижера Юрия Темирканова. Публику ждет встреча с крупнейшими мастерами современности, среди которых — сам Юрий Темирканов, а также Марис Янсонс, Рудольф Бухбиндер, Гидон Кремер, Лейф Ове Андснес, Юрий Башмет, Денис Мацуев, Николай Луганский, Вадим Репин, Маттиас Гёрне, Камерный оркестр Concerto Köln, Заслуженный коллектив России академический симфонический оркестр филармонии и другие прославленные музыканты и коллективы.

режиссер Виталий Манский

Виталий Манский: Враги народа сидят в Министерстве культуры

В Санкт-Петербурге завершается кинофестиваль «Артдокфест». До 12 декабря он проходит в Северной столице параллельно с московскими показами. Из-за цензуры конкурсную часть ранее перенесли за рубеж, на площадку Рижского международного кинофестиваля. Президент «Артдокфеста», режиссер Виталий Манский рассказал о съемках раннего Путина и о новом витке борьбы Мединского с фестивалем «Артдокфест».

Денис Мацуев

Денис Мацуев и банда юных волшебников (фото)

Свое выступление знаменитый пианист Денис Мацуев анонсировал с нью-йоркских улиц за день до 5 декабря, пообещав слушателям классику и джаз, огромное количество сюрпризов, импровизацию, душевность и хорошее настроение. Однако к этому моменту почти все билеты и так уже были распроданы. Мацуевский «Джаз среди друзей» в БКЗ «Октябрьский» в представлении не нуждается – первый концерт с большим успехом состоялся в прошлом году.

Павел Сафонов

Павел Сафонов: Мольер не предал себя

На сцене Выборгского дворца культуры 8 и 9 декабря состоится петербургская премьера спектакля московского Театра Ленком — «Сны господина де Мольера» по пьесе Михаила Булгакова «Кабала святош». Премьера постановки собрала аншлаги, невиданные уже давно, а теперь и в Санкт-Петербурге билеты на «Сны господина де Мольера» стремительно разлетаются.

Андрей Носков

Андрей Носков: Я всегда обожал музыкальный театр

Санкт-Петербургский театр музыкальной комедии готовит премьеру мюзикла «Девчонка на миллион», в основе которого – киносценарий известного советского фильма «Начальник Чукотки». Музыку к проекту написал актер и музыкант Максим Леонидов, который исполнит в нем одну из центральных ролей. Премьерные показы пройдут на сцене театра 8-10 февраля 2019 года. Над постановкой работает Андрей Носков – актер театра и кино, известный по работам на различных сценах Санкт-Петербурга – от ТЮЗа до БДТ, а с недавних пор освоивший еще и профессию режиссера. О новом спектакле, о фугах Баха и мюзикле Элтона Джона «Билли Эллиот» Андрей Носков рассказал в преддверии премьеры.

Русский музей, Карл Маркс

Путь марксизма: в хрустале, с Микки Маусом и Пушкиным (фото)

В этом году мир отметил 200-летний юбилей Карла Маркса, остающегося одним из самых значимых и ярких мыслителей не только XX века, но и всей мировой истории. Понятия «марксизм» и «марксисты» прочно укоренились, как некий маркер политических и социальных ориентиров, в разных поколениях. Русский музей в честь этого события подготовил большую и многогранную выставку «Карл Маркс навсегда», которую петербуржцы смогут посетить в течение всего декабря и новогодних каникул.