Марина Дмитревская: Все фестивали «Пять вечеров» мы проводили в долг

В Санкт-Петербурге 11 февраля завершился юбилейный театральный фестиваль «Пять вечеров». Он посвящен великому драматургу Александру Моисеевичу Володину, чье 100-летие пришлось на 10 февраля. К сожалению, создатели этого фестиваля объявили, что в этом году он прошел последний раз. О причинах столь печального решения «Петербургскому авангарду» рассказала арт-директор фестиваля Марина Дмитревская, главный редактор и директор «Петербургского театрального журнала».
Марина Дмитриевская, предоставлено пресс-службой фестиваля "Пять вечеров"

17 февраля 2019.
Текст: Ирина Сорина. Фотографии предоставлены пресс-службой фестиваля "Пять вечеров".
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: , .

Марина Юрьевна, расскажите, пожалуйста, о Володине: что он для вас? Чем он был вам так близок? Я знаю, что вы его очень любили, дружили, а сейчас с таким энтузиазмом делаете посвященный ему фестиваль. За что вы его любите?

«Любите» — не то слово. Володин — великий драматург, который реформировал наш театр и сделал драматической категорией человеческий талант. Как Островский — деньги, так Володин — талант. Я не видела легендарные «Пять вечеров», но в моей жизни спектакль Геннадия Опоркова «С любимыми не расставайтесь» был огромным впечатлением. Нет, я, наверно, не с того начала. В шестом классе в Доме Книги я купила книжку, первую его книжку, серенькую такую, и абсолютно зачитывалась ею. А книжки юности для нас значат очень много. И Володин со школьного детства, со «Звонят, откройте дверь», «Фокусника», «Похождений зубного врача» — это то, на чем я росла.

А потом, когда мы уже познакомились и последние десять лет его жизни дружили, я его очень понимала, он очень понимал меня. И даже одну книжку мне надписал: «Мариночка, доченька, несмотря на наследственность, проживи счастливее, чем жил я». Потому что, действительно, желание спрятаться от людей, абсолютная несдержанность, когда сталкиваешься с безобразием, неумение сказать «нет» и еще какие-то вещи в его характере были мне очень близки и понятны, поэтому он мне много искренне исповедовался, а я ему. У нас были откровенные отношения. При этом я всегда понимала, что он — Володин, и гордилась тем, что у нас такие короткие отношения. А вообще дружба и любовь не требуют мотивировок.

Но есть же какие-то качества, которые ты больше всего ценишь в близком тебе человеке. Я его не знала, но как я себе его представляю, он был как оголенный нерв, и очень интеллигентный. Несмотря на всем известную любовь к алкоголю.

Да, конечно, он был абсолютная нервная вибрация.

Вы 15 лет проводите фестиваль, посвященный Володину. И каждый раз возникают огромные сложности, финансовые проблемы…

Это была наша частная инициатива пятнадцать лет назад. Мы даже не думали, что так долго продержимся. Абсолютно все фестивали мы проводили в долг. И юбилейный тоже. И до сих пор не знаем, как сумеем погасить долги, потому что не знаем, какие средства выделит город, и никогда не знаем, даст ли нам что-то Министерство культуры РФ. Планировать афишу немыслимо. Последние три года заранее дает деньги Ленинградская область. Они идут через Театр на Литейном. Но атмосфера в этом театре сильно изменилась — здесь стало тяжело. Кроме того, команда и я вместе с нею постарели на 15 лет. У меня осталось довольно мало жизни, мне надо сделать какие-то свои дела, книжки, на моих плечах «Петербургский театральный журнал» — тоже необеспеченный финансово. Мы делаем фестиваль буквально вчетвером, у нас нет ни одной штатной единицы. Пятнадцать лет продержаться на волонтерстве — в России больше нет таких случаев.

Но все-таки очень жалко расставаться с фестивалем.

Если город, Комитет по культуре Петербурга найдет внутри себя какой-то ход и определит какую-то постоянную сумму, «поставит печку», от которой мы сможем плясать хотя бы раз в два года, мы, наверно, будем это продолжать. Но уже на других основаниях. Хотя не думаю, что город сам что-то предложит. Надо опять ходить, стучать во все двери, а сил на это нет. Виктор Рыжаков страшно занят в Москве: у него курс, у него театр, у него постановки, он вообще прилетает только на фестиваль. А тупая работа по организации падает на Юлию Воронцову – нашего замечательного исполнительного директора, Катю Миллер, которая сейчас курирует кинопрограмму и всегда оформляет фойе, Катю Строганову (пресс-служба), Свету Норман, которая продает билеты, и на меня. Вот и вся наша команда. Для такого огромного фестиваля это невозможно. Люди устали, устали люди.

А вы для себя в дальнейшем определились, что будет вместо фестиваля, чтобы имя Володина не было забыто, чтобы поддерживать интерес к его творчеству?

Конечно, Александра Моисеевича мы не бросим. В каких формах это будет продолжаться — пока не знаю. Нет времени подумать. Вот закончился фестиваль, после него я обычно заболеваю, потому что — перегруз. Но сейчас я не могу позволить себе заболеть, так как 11 февраля на практику пришли студенты, 14 февраля я читаю большую публичную лекцию, 15 февраля мне надо посмотреть спектакль и быстро написать про него, 16-17 февраля – лаборатория театра ЦЕХЪ. Далее я сажусь в самолет и лечу в город Тару, где поставили володинского «Зубного врача» и еще три спектакля. Возвращаясь из Тары, а это пять часов на машине от Омска, я посмотрю еще что-то в Омске, прилечу сюда, и мне нужно будет верстать номер. Я могу рассказать свою жизнь по дням до июня месяца. Это немыслимые нагрузки.

Вот пример, что пьесы Володина ставят даже в таких глубоко провинциальных городах. Почему? Он современен и сейчас?

Володин — не современный писатель, а классик. Сложность в том, что время стало достаточно тупое, без шестых чувств, а у него все построено на шестых чувствах.

Александр Володин

И такой вопрос: кого вы считаете продолжателем Володина. Неправильно. Кто близок ему по духу из современных авторов?

Таких нет.

А есть сейчас по-настоящему крупные драматурги?

По-своему крупный драматург Иван Вырыпаев. Это XXI век, а ХХ век построился в цепочку Чехов-Володин-Вампилов. Современная драматургия занята неталантливыми героями. Современная драматургия выбирает шум времени, а не пристальное рассмотрение человека. В этом смысле у Володина, по-моему, нет последователей. Да и у психологической драмы нет. Для этого надо иметь вкус держать увеличительное стекло над жизнью. А современные драматурги очень плоско понимают человека, они его конструируют.

И о вашей традиции в день рождения Александра Моисеевича Володина. Неужели в этом году это было в последний раз?

10 февраля мы, как всегда, поехали в Комарово, пили водку, закусывали бутербродами, читали стихи, отмечали столетие Александра Моисеевича. А вечером был концерт студентов Виктора Рыжакова «Оттепель», они пели песни 1960-х годов. Мы отлили маленьких Володиных (автор скульптуры Резо Габриадзе) и вручили их всем, кто долгое время проработал на фестивале. Каждый человек, находящийся в зале, получил рюмку с водкой и смог унести ее домой. На рюмке написано: «Не могу напиться с неприятными людьми». Так мы отпраздновали столетие.

пресс-конференция Пять вечеров

По поводу предложения увековечить имя Володина на карте города. Почему Васильевский остров, а не Петроградская сторона? Мне кажется назвать именем Володина любое место на Петроградской стороне – в этом гораздо больше смысла, поскольку именно с Петроградской стороной связана его жизнь.

Я с вами согласна. Спасибо Нике Стрижак за эту инициативу. Меня к этой истории не подключали, но я бы предложила переименовать улицу Ленина на Петроградской стороне в улицу Володина. Он там жил. Конечно, нужно, чтобы на Петроградской что-то было.

И все же, как в будущем будете отмечать 10 февраля?

Десятое число, конечно, остается десятым числом. Но честное слово, я никому ничего не должна.

Просто очень жалко расставаться…

Да, жалко. Но пусть кто-то еще постоит 15 лет с протянутой рукой и почувствует, как она устает. Пусть сопоставит суммы, которые дают другим фестивалям, и нашему… У меня закончился внутренний порох. Пройдет время и что-то само возникнет.

Володинский фестиваль

Беседовала  ИРИНА  СОРИНА

Алексей Архиповский

Алексей Архиповский: Мои послания — в звуках

Музыкант Алексей Архиповский — уникальный балалаечник-виртуоз, услышать которого — большое счастье для поклонников как этнической, так и джазовой музыки. «Архиповский — смесь гитарных богов Стива Вая и Джеффа Бэка, и это на традиционном треугольном и трехструнном русском народном инструменте. Его техника захватывает дух, его звук всеобъемлющ. Яркая выразительность в его трактовке традиционных вещей вызывает мурашки по коже», — написал критик издания De Volkskrant (Нидерланды) о выступлении Алексея Архиповского на Jazz Zomer Fiets Tour в Гронингене, в августе 2006 года.

Выставка Братья Морозовы

Братья Морозовы в Галерее памяти

С 21 июня в залах Галереи памяти Сергея Щукина и братьев Ивана и Михаила Морозовых в Главном штабе Эрмитажа открыта выставка «Братья Морозовы. Великие русские коллекционеры». В состав экспозиции вошло более сотни великих художественных произведений из Эрмитажа и 31 картина из Государственного музея имени Пушкина, собранные Морозовыми. Посетить экспозицию можно до 6 октября 2019 года.

Владимир Рекшан

«Сайгон» вернулся в Radisson

Вечеринкой с выступлением группы «Санкт-Петербург» открылась выставка Первого национального музея рок-музыки. Площадкой экспозиции стало помещение легендарного кафетерия «Сайгон», которое теперь занимает бар Radisson Royal St. Petersburg. Выставка продлится на первом этаже здания отеля на Невском проспекте, 49/2, до конца июля. Вход — свободный.

писатель Сергей Арно

Сергей Арно: Мы гибнем в океане книг

Премия имени братьев Стругацких существует уже 21 год. За это время поменялось многое. Ушел из жизни Борис Натанович, являвшийся ее главным учредителем. Но медаль в форме семигранной гайки продолжают вручать несмотря на санкции, кризисы и смену государственных лидеров. Награду получили десятки известных писателей, среди которых Михаил Веллер, Виктор Пелевин, Кир Булычев, Александр Житинский, Дмитрий Быков, Вячеслав Рыбаков, Андрей Лазарчук, Михаил Успенский и другие.

Театр Моссовета, Не все коту масленица, ЛОФТ

Пять вечеров петербургского LOFT

В Петербурге развернулась всемирная Театральная олимпиада, собравшая лучшие театры и спектакли в одном городе. «Петербургский авангард» хотел бы напомнить, что театральная сцена нашего города хороша уже тем, что на ней круглый год можно увидеть подлинные таланты и выдающиеся постановки. Одним из предвестников Театральной олимпиады стал Международный ленинградский областной фестиваль театров — сокращенно ЛОФТ (LOFT). Он состоялся еще в апреле, и заслуга его в том, что зрители Северной столицы узнали про невероятные, изумительные театры, существующие за пределами Москвы и Петербурга…

Апраксин двор

Апраксин двор — чрево города

Апраксин двор — странное сочетание совершенной архитектуры и прибежища босяков в центре Северной столицы. За последние годы он стал самостоятельным культурным явлением. Конец весны и начало лета текущего года были ознаменованы очередным обещанием городской администрации закрыть этот легендарный торговый комплекс.