Максим Леонидов: Я никогда не стремился быть «своим»

В середине декабря 2018 года в рамках Санкт-Петербургского новогоднего книжного салона состоялась презентация книг артиста и музыканта, одного из основателей знаменитого бит-квартета «Секрет» Максима Леонидова, выпущенных в прошлом году издательством «Эксмо». Первая из них – ярко и емко написанная автобиография «Я оглянулся посмотреть», увидевшая свет еще в 2011 году и во второй редакции дополненная. Вторая – поэтический сборник «Все это и есть любовь». В нем собраны стихи и тексты песен, которые вывели автора на первые строчки отечественных хит-парадов. Название одной из них и стало титулом книги.
Максим Леонидов

4 января 2019.
Текст: Дина Калинина. Фотографии из личного архива Максима Леонидова.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: , .

При этом Максим Леонидов без тени ложной скромности отнюдь не считает себя писателем, справедливо полагая, что лучше всего выражать свои чувства тем языком, который тебе ближе. Для него – это все-таки язык музыки. В интервью «Петербургскому авангарду» артист рассказал о своих планах и уже реализованных проектах на подмостках Северной столицы.

Максим Леонидов

Максим, что сегодня вас больше захватывает – театр или музыка?

Мне интереснее сейчас то, чем я занимаюсь: синтез театра и музыки. В прошлом году на сцене «Ленинград-центра» вышел мой мономюзикл «Я оглянулся посмотреть». В нем я исполняю свои песни, песни любимых артистов, которыми восхищаюсь с детства, и немного рассказываю о себе. В этом направлении мне интересно двигаться и расти дальше.

В ближайшем будущем, а точнее, 8 февраля, в Театре музыкальной комедии состоится премьера моего мюзикла «Девчонка на миллион» по мотивам кинофильма «Начальник Чукотки». Я очень надеюсь, что спектакль получится, и между мной и этим театром зародится творческая дружба, что позволит нам сделать еще какой-то совместный проект. Пусть даже камерный, потому что я далек от гигантомании больших залов или стадионов.

Сегодня в Санкт-Петербурге идет сразу несколько ваших спектаклей, в которых, в отличие от мономюзикла, вы выступили только в качестве автора. Есть среди них тот, которым вы абсолютно довольны?

В каждом я что-то переделал бы – где-то в аранжировке, но главным образом – в исполнении. Когда драматические артисты поют мюзикл, автор всегда чувствует себя немного неудовлетворенным. Собственно, проект «Девчонка на миллион» пролежал у меня в столе несколько лет, прежде чем появилась возможность его сценического воплощения с профессиональными артистами музыкального театра. Опыт постановки мюзикла в драматическом театре у меня есть, и он меня не устраивает. Поэтому когда генеральный директор Театра музкомедии Юрий Шварцкопф принял решение о постановке на сцене музкомедии, я был очень рад. В этом спектакле я сыграю одну из ролей. Но важнее всего то, что на проект мне удалось привести свою команду – режиссера Андрея Носкова, аранжировщика Евгения Олешева и хореографа Ольгу Прихудайлову, в которых я уверен и с которыми мы понимаем друг друга с полуслова. Жанр мюзикла очень сложен для постановки, и режиссеров, которые владели бы этим жанром, очень мало. Уверен, именно поэтому профессиональные театры, ориентированные на мюзикл, часто приглашают режиссеров из-за границы. С Андреем мы сделали уже «Мама-Кот» в Театре эстрады и «Крем, джем & буги-вуги» в Театре комедии. И эти работы говорят сами за себя.

Есть ли у вас кроме песен и мюзиклов инструментальная музыка?

Нет, такую я не пишу. Мне ближе песни или, если говорить о большой форме, музыка для спектаклей.

Ваш моноспектакль идет два часа. Были ли до него подобные проекты, не считая концертов, для которых потребовалось быть в отличной форме, чтобы держать внимание зрителя?

Настолько энергозатратным был спектакль «Продюсеры» Мэла Брукса, в котором я играл роль Макса Бьялостока на сцене московского театра Et Cetera десять лет назад. Небольшой перерыв, когда я мог вздохнуть, был только в антракте. Помню, что после первой сцены у меня каждый раз болела голова, пока я не научился распределять силы, чтобы не затрачиваться больше, чем это требовалось. А это большое искусство, которым мастерски владеют американские звезды вроде Тома Джонса или Барри Манилоу, играя в Лас-Вегасе шоу по четыре месяца каждый день, как на Бродвее, без дублера. И это нарабатывается практикой – чем дольше играешь, тем легче распределять силы. Самые сложные спектакли – после перерыва.

Максим Леонидов

Как сейчас оцениваете свою готовность к новому проекту?

Я не волнуюсь по тому поводу. В «Девчонке на миллион» роль у меня небольшая и нетрудная. Если из «Продюсеров» убрать Макса Бьялостока, то спектакль потеряет мотор, который двигает всю постановку вперед. В «Девчонке» таким «локомотивом» выступает героиня. Да-да, у нас в отличие от киносценария фильма главным героем стала девушка. Это она из сцены в сцену двигает действие.

Потребовалась ли дополнительная физическая подготовка? Увлекаетесь, как это модно сегодня, фитнесом?

Я в принципе стараюсь не терять форму: все время занимаюсь тем или иным спортом. Дело не в моде. Скорее – это характер. А может быть, без активного движения у меня перестает вырабатываться какой-то гормон, который нужен мне для хорошего настроения. Например, сегодня утром я уже восемь километров прошел – собаку на поводок и в Шуваловский парк.

Недавно вы запустили новый бизнес-проект «Мастерская Максима Леонидова», в которой будете учить вокалу и эстрадному мастерству одаренных детей. Пригодился опыт, наработанный за время вашего пребывания в Израиле в 1990-е годы?

Я вообще не мыслю такими категориями. Когда я ушел из «Секрета», то уехал в Израиль не только потому, что в России было страшно жить в те годы, а еще и потому, что я был абсолютно растерян, и где-то в глубине души понимал, что сейчас выходить сольно и что-то делать нельзя. Я был не готов к этому, и никто не был готов. Мне потребовалось время, чтобы успокоиться, сменить жизнь, повзрослеть, стать самостоятельным, найти в себе силы и потенциал начать все с начала уже как Максим Леонидов, а не как Максим Леонидов плюс «Секрет». В этом смысле поездка в Израиль со всех точек зрения была очень верным решением. А с точки зрения бизнеса – нет. Потому что шлейф отношения со стороны соотечественников после моего возвращения – а! где он был, когда мы здесь страдали в 1990-е – очень чувствуется.

В самом деле?

Да. Хотя, в принципе, я никогда не стремился быть «своим» и всегда был аутсайдером, так как не входил ни в какие звездные тусовки – мне это вообще не интересно. Я всегда стремился делать только то, что я хочу, люблю, умею, и к чему у меня лежит сердце. И не делать лишних телодвижений в сторону бизнеса и светских компаний. Да, за это приходится платить свою цену. Но я всегда был готов ее платить. В этом смысле я в мире с самим собой. Я знаю, чего хочу, знаю, чего лишаюсь, и спокойно принимаю это.

И все-таки, возвращаясь к мастерской – как планируете совмещать активную занятость успешного артиста и педагогическую практику?

Буду стараться. Этот проект кажется мне очень важным. В первую очередь, потому что я собрал в качестве преподавателей настоящих профессионалов своего дела и планирую серьезно курировать всю работу мастерской. Во-вторых, потому что во всех моих спектаклях принимают участие дети, и для меня – это отличная возможность подыскивать новых артистов, потому что дети очень быстро вырастают.

У вас самого двое детей. Для кого-то из них мастерская может стать профессиональной школой?

Для сына – возможно. Он увлечен музыкой, и у него определенно есть актерские задатки.

Вы родились и выросли в Ленинграде, здесь жили ваши родители. А сегодня вы живете за пределами Петербурга – чем был вызван ваш переезд за город?

Тем же, почему я не тусуюсь в тусовках. Мне хорошо, когда я сам отвечаю за то, что вокруг меня происходит – не соседи, не консьерж, не домовой комитет – я сам. Для меня важен порядок и гармония во всем: мой дом, мой сад и мой мир, про который я точно знаю, что все в нем на местах. И в этом смысле чем больше территория, за которую ты сам отвечаешь, тем тебе спокойнее.

Важна ли, на ваш взгляд, удаленность от мегаполиса, чтобы правильно вырастить детей?

Как ни странно, возникло некоторое затруднение с тем, чтобы дети знали Питер. Поэтому сейчас я стараюсь водить их по городу и рассказывать о том, что знаю про него сам. И каждое лето мы обязательно катаемся пару раз по рекам и каналам – очень важно напитывать их красотой города, чтобы они смогли полюбить его.

Беседовала  ДИНА КАЛИНИНА

Христос в темнице, предоставлено пресс-службой Манежа

Христос в ГУЛАГе

На выставке в петербургском Манеже умудрились создать странный синтез голливудского хоррора с русским севером. Есть в русском искусстве такое потрясающее явление, как деревянная скульптура XVII—XIX веков, иногда называемая «пермской» — по тому региону, где собраны, кажется, лучшие ее образцы. Пермская скульптура печальна и даже трагична. Как правило, это Христос, сидящий в темнице. Измученный. Окровавленный. В терновом венце. Ждущий казни и размышляющий о том, почему же его оставил Отче.

Светлана Лаврецова, директор ТЮЗа

Светлана Лаврецова: Детские театры должны быть в приоритете

Санкт-Петербургский ТЮЗ имени Брянцева входит в 2019 год с невероятным количеством планов и параллельно готовящихся премьер. Большое здание театра напоминает улей: тут и репетиции, и елки, и детские спектакли в течение дня, рядом с театром шумит новогодняя ярмарка с музыкой, веселыми коробейниками, катком. А вечером сюда идут взрослые зрители. В эти новогодние дни корреспондент «Петербургского авангарда» побеседовал с директором ТЮЗа Светланой Лаврецовой.

дирижер Владимир Беглецов

В Петербургской филармонии состоится концерт к 55-летию Владимира Беглецова

В среду, 23 января (20:00), в Большом зале Петербургской филармонии имени Шостаковича (Михайловская улица, 2) состоится юбилейный концерт к 55-летию дирижера, заслуженного артиста России Владимира Беглецова. В программу включены сцены и арии из оперы Николая Римского-Корсакова «Снегурочка», а также оратория Сергея Прокофьева «На страже мира» на стихи Самуила Маршака для чтеца, солистов, хора мальчиков, смешанного хора и симфонического оркестра.

Фантазии Фарятьева в Приюте комедианта

«Фантазии Фарятьева» вне времени и пространства

Потери в театре трагичны как нигде: слишком ярко освещены подмостки, слишком много людей их видят. Уход из жизни драматурга Аллы Соколовой — огромная утрата для ее коллег по цеху и для преданной публики. Премьера ее «Фантазий Фарятьева» состоялась 21 декабря 2018 года, на следующий день после того, как стало известно о смерти автора, отчего постановка приобрела еще более пронзительное звучание. Впрочем в спектакле театра «Приют комедианта» трагическое тесно переплетено с комическим, смех со слезами, преходящее с вечным, что и отличает талантливые и глубокие произведения от остальных, быть может, тоже имеющих свой смысл.

Алексей Васильев, Сказ про Федота-стрельца

Алексей Васильев: У артиста должна быть гражданская позиция

Алексей Васильев пока мало известен широкой публике, хотя к своим 39 годам успел поработать во многих театрах Северной столицы и сняться в нескольких фильмах. Человек бескомпромиссный и ищущий, он не стал связывать свою жизнь ни с одним театральным коллективом, уйдя на «вольные хлеба». По словам Алексея, все в его жизни происходит случайно, хотя у стороннего наблюдателя по этому поводу возникают сомнения. Закончив школу с серебряной медалью, он с первого раза поступил в театральный вуз и завершил обучение с красным дипломом. А это редко кому удается сделать случайно!

Евгений Водолазкин

Евгений Водолазкин: Писатель всегда приоткрывает тайну

Автор бестселлеров «Лавр» и «Авиатор» Евгений Водолазкин в конце декабря 2018 года представил в «Доме книги» свой новый роман «Брисбен». Даже беглого взгляда на собравшихся было достаточно, чтобы понять: Водолазкин одинаково интересен как представителям старшего поколения, так и молодежи. В первом ряду корреспондент «Петербургского авангарда» заметил даже заслуженного артиста России Леонида Мозгового, сыгравшего Ленина, Чехова и Гитлера в фильмах Александра Сокурова. Корреспондент «Петербургского авангарда» побеседовал с Евгением Водолазкиным о его новом романе, отношениях с властью и миссии русского писателя в современном мире.