Людмила Улицкая: С властями дружить не надо

В Санкт-Петербурге с 15 по 22 сентября проходил Международный кинофестиваль документальных, короткометражных игровых, анимационных и экспериментальных фильмов «Послание к Человеку», который был основан в 1989 году режиссером-документалистом Михаилом Литвяковым. В этом году информационным спонсором фестиваля выступал Росбалт — интернет-портал, ставший синонимом независимости и свободы мнений представителей самых разных кругов общества.
Людмила Улицкая

30 сентября 2018.
Беседовала Ирина Сорина.
Рубрика: Литература Музеи / кино Стиль жизни Театры / музыка. Тэги: .

Этой системе координат отвечает и документальный фильм «Оскар», а главное его герой — легендарный художник Оскар Рабин, лидер советского неофициального искусства. Картину на кинофестивале «Послание к Человеку» представляла публике знаменитая писательница Людмила Улицкая, с которой удалось побеседовать корреспонденту «Петербургского авангарда».

«Оскар» — это вторая часть дилогии «От барака до Парижа». Первая часть — фильм «В поисках потерянного рая» — был посвящен художнице Валентине Кропивницкой, жене Оскара Рабина, дочери поэта и художника, главы Лианозовской группы Евгения Кропивницкого. В 2016 году эта картина получила премию «Ника».

Послание к Человеку

Дом Оскара Рабина недалеко от станции Лианозово был центром художественной жизни, объединив в конце 1950-х годов художников и поэтов, творчество которых искусствоведы описывают в таких терминах, как второй авангард, андеграунд и нон-конформизм. Все эти определения можно отнести не только к произведениям, но и к самому образу жизни героев фильма. Барак стал синонимом андеграунда, а поиски свободы и нового художественного языка в стране победившего соцреализма часто приводили к трагическим последствиям. В лучшем случае, как это случилось с героями фильма — к принудительной эмиграции, которая последовала после знаменитой «Бульдозерной выставки»…

Людмила Евгеньевна, как вам удается сохранять оптимизм в наше время и в нашей стране?

Я не позволяю себе впадать в депрессию. Причем всегда. Это — постоянный труд, которым должен заниматься каждый человек. Такая вот санитарная работа внутри себя. Плохого настроения быть не должно — вот внутренняя задача. Да, я знаю, что вокруг очень многое вызывает пессимизм, но я постоянно всем говорю: «Ребята, мы не должны этому поддаваться».

Более того, у меня такая наглая мысль, может быть, странная — нам, представителям моего поколения, очень повезло со временем. Мы бедность знали, конечно, как все послевоенные дети, но мы не знали голода. Больших войн на моей памяти не было, а те окраинные войны, которые были и есть, не коснулись меня и моей семьи. Мы получили прекрасное образование, мы много читали — так, как сегодняшнее поколение уже не читает. И советская жизнь дала некую особенность нашему общению: мы очень ценили друг друга, у нас был необычайно теплый круг, который, к счастью, сохранился. Мало какое сообщество может этим похвастаться. И это все продолжается.

Более того, открылись границы. Друзья, с которыми мы прощались навеки, теперь приезжают в Россию, а я могу поехать к ним, мы можем общаться. Я могу поехать в любую страну. Сегодня. Подчеркиваю — сегодня. Я вижу разные флуктуации, немножко хуже, немножко лучше. Сегодня немножко хуже, чем, скажем, было лет десять тому назад. Но тем не менее, я считаю, что нам очень повезло со временем.

Я видела совершенно не отравленную природу. Мы плыли на байдарках и пили воду из реки, совершенно не задумываясь, слили ли в нее кошмарные химические отходы. Нам и в голову это не приходило! Мы купались, плавали в диких бухтах в Крыму. Ничего этого уже нет, и наши дети этого уже не увидят. Поэтому я не жалуюсь на время. А власть мне никогда никакая не нравилась, у меня не было в жизни такого периода, чтобы мне нравилась власть.

Сейчас все вспоминают период свободы, пришедший на волне Перестройки…

Я — не человек Перестройки. Для меня все было ясно с младых лет. С раннего возраста я осознала, что с властями дружить не надо. Честно говоря, мне и не хочется. А все, что я про себя всегда знала — это то, что я не хочу от государства зависеть. И до сих пор мне это удавалось. Считаю это большой радостью: знаю, что не всем это удается. Но у меня это была рано поставленная задача. Помните, как Цветаева говорила: «Лучше моську наймусь купать». Вот, и я лучше моську наймусь купать, чем делать то, что мне не по душе. Что я никогда в жизни и не делала. Вот видите, значит это возможно. И это замечательно! Страх, в котором жили наши родители, он все-таки ушел. Где-то в спинном мозгу он холодит, этот страх. Но все равно, это совершенно другая история.

А у ваших современников, как вы думаете, есть страх сейчас?

У молодых людей его гораздо меньше, они гораздо более свободные, гораздо более бесстрашные. Причем, надо сказать, что наше государство, наша власть дает время от времени такие восхитительные комические моменты! А страх и смех — они между собой очень плохо совмещаются. Ну как можно этого бояться, когда такие комические фигуры занимают столь важные места в государстве.

Я знаю, что вы занимаетесь благотворительностью. Почему вы выбрали именно это направление — я имею ввиду хоспис? Это связано с какой-то личной историей?

Я ничего не выбирала. Это круг моей жизни. Моя покойная подруга Вера Миллионщикова организовала хоспис. А моя другая приятельница организовала свой маленький фонд помощи заключенным. Это все — круг моей жизни. Я никого не выбираю. Они все рядом со мной. Все что я могу делать, я делаю.

Кстати, мой оптимизм еще связан с тем, что в России никогда не было такого волонтерского и благотворительного движения, как сейчас. Среди моих подруг практически нет таких, которые бы не тратили свое время и деньги, чтобы делать то, что должно делать государство, но не делает. И такая возможность у нас есть.

Оскар Рабин – тоже яркий пример независимого человека. Но это относится ко всем художникам нонконформистам. Они не воевали с системой: она была просто вне их жизни. Почему из множества нонконформистов вас заинтересовал именно Оскар?

Трудно сказать. Никто его не выбирал. Фильм «Оскар» — это абсолютная случайность. Саша Смолянский, автор сценария картины, подружился с Оскаром. Они жили в одном районе, познакомились, много общались. Сначала Саша постоянно записывал. И в процессе их общения он понял, что хочет сделать фильм об Оскаре. И это первая картина Смолянского. Для него она стала неким жизненным поворотом. Кино получилось очень хорошее.

Да, их было много, художников-нонконформистов. Но Оскар Рабин достоин того, чтобы о нем снять фильм. Он замечательный человек, прекрасный художник.

Оскар Рабин не то чтобы самый модный, но самый известный художник того времени и того направления…

Я бы так не сказала. Просто он один из последних живых. Ровесников его достаточно мало. Это уходящая натура: 90 лет человеку! Счастье, что он на ногах, что он работает, что он подвижный. Это — чудо!

Беседовала  ИРИНА  СОРИНА

Римас Туминас

Римас Туминас: Я верю, что воображение творит

В середине февраля началось празднование столетия БДТ. Можно сказать, что одним из подарков к юбилею театра стали гастроли московского Государственного академического театра имени Вахтангова. Труппа начала гастроли на сцене БДТ в Санкт-Петербурге с «Евгения Онегина» 19 и 20 февраля. «Дядю Ваню» по Чехову публика увидит 21 февраля, а 22 февраля – «Ветер шумит в тополях» по пьесе современного французского драматурга Жеральда Сиблейраса. Завершатся гастроли премьерой спектакля «Фальшивая нота».

Александр Секацкий

Александр Секацкий о старости: Старуха Шапокляк — пример для подражания

Известный петербургский философ, доцент кафедры социальной философии и философии истории СПбГУ Александр Секацкий стал частым гостем на Квартирниках в информационном агентстве «Росбалт». Очередная встреча была посвящена философии возраста. Ученый рассказал о старости с точки зрения метафизики и философии, рассмотрев ее как жизнь внутри жизни. «Петербургский авангард» предлагает своим читателям некоторые интересные тезисы выступления.

Квартира

Удивительная и теплая «Квартира»

«Петербургскому авангарду» хорошо знакомы те театры и так называемые творческие пространства, которые стремятся выглядеть необычно и странно, фактически строя на этом весь свой художественный почерк. Однако помимо них существуют и те творческие объединения, которые не кажутся «не такими как все» — они таковыми являются на самом деле. В их основе лежит исследование ментальных расстройств, создание комфортных условий для духовного развития инвалидов и терапия с помощью творчества. Все это на практике представляет собой сложный, непрерывный и не всегда благодарный труд, хотя в медиа-пространстве инклюзивные проекты представлены как очень популярное современное веяние.

Марина Дмитриевская, предоставлено пресс-службой фестиваля "Пять вечеров"

Марина Дмитриевская: Все фестивали «Пять вечеров» мы проводили в долг

В Санкт-Петербурге 11 февраля завершился юбилейный театральный фестиваль «Пять вечеров». Он посвящен великому драматургу Александру Моисеевичу Володину, чье 100-летие пришлось на 10 февраля. К сожалению, создатели этого фестиваля объявили, что в этом году он прошел последний раз. О причинах столь печального решения «Петербургскому авангарду» рассказала арт-директор фестиваля Марина Дмитревская, главный редактор и директор «Петербургского театрального журнала».

Андреас Ланэ

Андреас Ланэ: Игровой культуре в России помог бы новый «Тетрис»

14 февраля — не только день Святого Валентина, но и неофициальный и при этом широко отмечаемый в профессиональном мире День компьютерщика. 14 февраля 1946 года впервые был продемонстрирован первый работающий электронный компьютер ENIAC I (Electrical Numerical Integrator And Calculator). В честь всех причастных к празднику «Петербургский авангард» публикует интервью с Андреасом Ланэ — президентом Европейской федерации игровых архивов, музеев и проектов по сохранению игр (EFGAMP), одним из основателей Музея компьютерных игр в Берлине — первой в мире постоянной выставки цифровой интерактивной развлекательной культуры.

Лючия Ди Ламмермур

«Лючия ди Ламмермур» — шедевр романтического бельканто

В конце 2018 года в Мариинском театре состоялась премьера оперы Гаэтано Доницетти «Лючия ди Ламмермур». В основе сюжета — романтическая трагедия Вальтера Скотта «Ламмермурская невеста». А сюжет этот, напоминающий «Ромео и Джульетту», меломелодраматичен: лорд Генри Эштон хочет выгодно выдать сестру за лорда Артура Бакло, в противном случае замок Эштона может вернуть себе сын его прежнего владельца Эдгар. Но Лючия влюблена в таинственного незнакомца, которым оказался тот самый Эдгар. Возлюбленный девушки должен уехать с поручением во Францию. Расставаясь, влюбленные клянутся в вечной любви (и, как обычно, в подобных случаях, жди скорой смерти).