Леонид Гарбар: Петербургская кухня — миф, который греет душу

Леонид Гарбар, президент Федерации рестораторов и отельеров Северо-Запада, безусловно имеет огромный опыт ресторатора. В его послужном списке — ресторан «Палкинъ», стейк-хаус «Строганов», «Музей русской водки», ресторан ленинградской и советской кухни «Центральный». Из последнего — такие полярные истории, как запуск сети пирожковых и ресторан петербургской кухни «Фонтанка 30». Корреспондент «Петербургского авангарда» побеседовал с Леонидом Гарабаром о том, существует ли национальная кухня в России и в каком направлении развивается петербургский общепит.
Леонид Гарбар

25 сентября 2018.

Рубрика: Стиль жизни. Тэги: , .

Леонид Гарбар, президент Федерации рестораторов и отельеров Северо-Запада, безусловно имеет огромный опыт ресторатора. В его послужном списке — ресторан «Палкинъ», стейк-хаус «Строганов», «Музей русской водки», ресторан ленинградской и советской кухни «Центральный». Из последнего — такие полярные истории, как запуск сети пирожковых и ресторан петербургской кухни «Фонтанка 30». Корреспондент «Петербургского авангарда» побеседовал с Леонидом Гарабаром о том, существует ли национальная кухня в России и в каком направлении развивается петербургский общепит.

Леонид Петрович, можем ли мы сказать, что наряду с французской, итальянской, азиатской кухней существует такой феномен, как национальная русская кухня?

Почему бы ей не быть, если существует язык, народ… Должны же люди есть что-то свое из локальных, местных продуктов. Кухня — такая же, как окружающая человека среда. И если перефразировать выражение о том, что бытие определяет сознание, можно сказать, что и желудок тоже влияет на мировоззрение. Я всегда считал, что кулинария это часть культуры. Через нее ты можешь доносить и даже продвигать культуру своей страны.

Так делают французы, итальянцы…

Многие. Одно отдельное блюдо может стать символом, способом восприятия страны. Если играть в кулинарные ассоциации, то называя Чехию — вспомним шпикачки, Германию — сосиски и пиво, Италию — пиццу и пасту… А если скажут Россия? Ответ — икра, наверное, блины…

Это у вас как у ресторатора ассоциация с икрой. Большинство европейских обывателей скажет: «Россия — борщ!».

Возможно. И бефстроганов — самое известное в мире русское мясное блюдо. Заметьте, иностранцы не называют нашу излюбленную еду — рашен дамплинг или рашен равиоли, рашен пай, а стараются произнести, хоть и со смешным акцентом — пирожки, пельмени. Так подчеркивается русскость, особенность того, что приготовлено здесь. Так что национальная кухня, без сомнения, есть.

Как вы думаете, для русского человека приготовление вкусной еды важно?

Конечно. Вспомните, походы в гости, наши поездки за город. Созываешь гостей на дачу. Готовишься и покупаешь в заветном месте мясо, потом, особым способом, по своему рецепту маринуешь шашлыки, жаришь на мангале, удивляешь и радуешься, когда все хвалят…. Наверное, у нас гостеприимство — в менталитете. В России всегда хорошо принимали гостей. Сам ли ты готовил, или повар, как в дореволюционные времена, всегда хвастались. Русские аристократы хвалились своими поварами, как французские — Вателем или Каремом.

Во Франции гастрономия — культ. В Италии — скорее культ продукта, свежего, местного. Там для каждого блюда даже чеснок особенный. У скандинавов «фишка» в мариновании рыбы и мяса. А в чем особенность русского потребления, русской кухни?

Двумя словами я бы описал так — томление и соление. У нас была богатая страна с точки зрения инфраструктуры приготовления пищи. Проще говоря, много дров . И за эти дрова, на цугундер не потянут, как в феодальной Европе. (Помните, Робин Гуд дрова из Шервудского леса раздавал беднякам?). Ни у кого в мире нет было такого универсального «аппарата», как русская печь, в котором можно готовить, мыться, спать, лечиться… И согреваться конечно, Плиты — да, камины — тоже, жаровни. Но печь, занимающая четверть дома! Немного похожи сарацинские, арабские куполообразные печи, но они для быстрого приготовления. А у нас — утром растопил, и целый день в чугунках щи или каша томятся. С сохранением всех особенностей и вкуса, между прочим. Потрясающий вкус…

А традиции русской кухни в советское время сохранились?

Как сказать … Был в России знаменитый повар Федор Дмитриевич Корнилов. Он работал в Санкт-Петербурге у великих французских рестораторов Бореля, Кюба…. После Революции не удержался в стране, уже в период НЭПа, в 1920-х годах уехал в Париж, где заведовал кухней в русском ресторане «Эрмитажъ». С ним было замечательное интервью в издании «Иллюстрированная Россия». В нем интересно отношение поваров старой школы к тому, что случилось с русской кухней после революции. В двух словах — разруха в головах, как у Булгакова в «Собачьем сердце». Но кто-то все-таки остался. И многие дореволюционные издания поваренных книг Радецкого, Авдеевой, Игнатьевой были как учебники для поваров советского общепита.

Я бы назвал советскую кухню упрощенной русской — в плане продуктов, например. Когда, собственно говоря, мы жили хорошо, хотя бы начали питаться прилично? Немного в тридцатых годах — а дальше война. Потом в 1960-х? И то не все. «Книга о вкусной и здоровой пище» повторно как раз выпущена в 1950-х годах: «Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы». К 1980-м годам вообще все схлопывается, исчезает разнообразие продуктов, «колбасные электрички», продуктовые пакеты на предприятиях к праздникам…

Зато в 1990-е годы, когда страна открывается, появляются разнообразные продукты из-за границы… Финский сервелат, спирт Roуal, шоколадки Mars… Это я утрирую…

Вот именно, часто несвойственные нам продукты… И дальше все уничтожается алчностью, желанием быстро заработать. Возьмем хотя бы хлеб. Его же, порой, просто есть невозможно! У меня в ресторане советской кухни «Центральный» хлеб из Кузьмолово привозят. Там остались старые рецептуры и оборудование, на котором хлеб пекут правильно.

А по-моему, сейчас в Санкт-Петербурге просто бум на хлеб-булки и кофе: частные пекарни и кофейни — на каждом углу…

Да, но разве можно багет из таких пекарен сравнить, например, с французским? Хороший хлеб делать — это долго и дорого. Вот был у меня недавно интересный разговор с Валерией Николаевной Романовой, директором пирожковой на Московском проспекте. Пирожковая единственная в городе осталась с советских времен. Мне хотелось узнать рецептуру кофе с молоком, которое там готовят. Валерия Николаевна со смехом восприняла мое обращение: никаких, говорит, секретов. Просто надо технологию соблюдать, кофе сыпать не в холодную воду, а в кипяток. И кофе брать хороший. Валерии Николаевне — 80 лет, и в «Пирожковой» уже сменилось два поколения поваров. По словам Романовой, очень трудно найти тех, кто будет делать именно так, как нужно. Молодежи, говорит, почему-то все равно, в какую воду кофе бросать — в холодную или кипяток. Не дослушивают, не выполняют то, что нужно.

Пирожковая

Вот тесто. Там должны быть только, мука, вода, соль, сахар и все. Никаких дополнительных пекарских разрыхлителей, улучшителей, эмульсий. Убивается разнообразие и исчезает аутентичная индивидуальность, которая осталась, к примеру, у французских булочников, потому что во всех пекарнях одна и та же хлебная смесь, китайский пекарский порошок, разрыхлитель, позволяющие ускорить процесс вызревания теста. Ты можешь замесить и оставить тесто «доходить» на ночь и к утру оно у тебя пышное, и хлеб выходит хороший… Или получаешь ту же «пышность» через 15 минут, а когда ты его испек — невкусно. Я очень хорошо понимаю Валерию Николаевну, потому что сам борюсь за индивидуальность в ресторанном бизнесе… Но в основном владельцы думают о выживании, о прибыли…

То есть в советское время с продуктами было хуже, но качество еды лучше?

Не совсем так. Просто не было достаточного количества химии. Были жесткие ГОСТЫ. Зато с Перестройкой мы открыли для себя книги, которые раньше не читали, поскольку их не переводили на русский, кухню, о которой только слышали, поскольку большинство и не бывало за границей. И у нас появились новые привычки, изменился образ жизни. В обиход вошли кофейни и кондитерские, фастфуд типа Макдональдса…

В Ленинграде тоже был фастфуд — пельменные, пирожковые, пышечные. И, кстати, стритфуд тоже был — когда на тележках вывозили на улицы те же пирожки, газировку, мороженое…

Похоже, что эти традиции возвращаются. Если ли стремление к петербургской индивидуальности, проявляющейся в том числе в еде?

Попытки есть. В последние два года начали появляться пышечные. Даже группа «Гинза» — лидер рынка и законодатель ресторанной моды в Северной столице создала сеть «Ленинградская пышечка». Следующим хитом будут хорошие пирожковые. Мы уже открыли одну на Лиговском проспекте.

С другой стороны рестораном авторской кухни сейчас называют себя простые закусочные…. «Теремок», например.

Я — сторонник чистоты формата. Зачем блинную, которая специализируется на блинах, называть рестораном домашней кухни, да еще авторской ? Потом и пышечная назовется рестораном, и рюмочная… Или «Штолле» — вдруг у них начали стряпать котлеты по- киевски и солянки. Вы же замечательная пироговая! За это вас и любят! Отсутствие формата приводит не к очищению, а к извращению. Заходишь в кофейню выпить кофе, а там еда во весь рост. Не надо путать клиента!

Леонид Петрович, как вы полагаете, почему в 1990-е мы попали под шквал новых гастрономических идей и незнакомых продуктов и только лет пять назад появилась мода на свое, национальное?

Это рынок. Последние годы из-за разных соображений, политико-экономических например, возникла необходимость опираться на свои локальные продукты. А из них не сделаешь смесь французского с нижегородским. Локальная кухня — русская. Она может быть русской северной, малороссийской (украинской), южной, кавказской, средне-азиатской. Санкт-Петербург в этом отношении всегда был показательным городом: 95% продуктов сюда завозили из ближних и дальних губерний Российской Империи, из-за границы. Здесь было велико влияние французской кухни. С 1815 года, с возвращением нашей армии из Франции, оно еще больше усилилось. А кавказская кухня! Мы же с Кавказом десятки лет воевали, и наши армия распробовала кавказскую еду. Ну, и русская традиция, конечно…

А чем отличалась кулинарная инфраструктура нашего города?

Разнообразием. Были кухмистрские — столовые, кофейни, кондитерские, чайные, трактиры, трактиры с крепкими напитками, трактиры без крепких, рестораны при гостинице, буфеты при вокзалах и увеселительных заведениях, просто рестораны. Много всего было. Из этого многое вышло в советский общепит. Хотя и из-за границы кое-что взяли — кафе-автоматы, бары, например, или закусочные американские. Глобализация и тогда наступала…

За двадцать постсоветских лет вкусы петербуржцев изменились?

Конечно! Иначе в «Центральном» столы ломились бы от желающих вернуть забытые советские ощущения. Но не так. За эти годы люди много путешествовали, многое попробовали и искали понравившийся вкус. После турпоездок в Таиланд в городе появилась мода на паназиатскую кухню. Народ захотел и здесь есть том-ям и экзотические фрукты… Турецкие шавермы — это ж наследие челноков из Стамбула… Итальянские, японские, китайские ресторанчики — все есть…

А что изменилось в домашней еде? Раньше готовили дома: просто, без разносолов. Сварил бульон, из вареного мяса — начинка для блинчиков или макароны по-флотски. Первый день — бульон, на второй — заправочный суп типа щей или рассольника. Из специй соль да перец.…

Дома перестали готовить. Скорость жизни увеличилась, и как ответ на этот вызов в продаже появились готовые блюда разного ценового уровня и достаточно качественные. Практически во всех сетевых магазинах есть огромные кулинарные отделы: взял и съел. Вопрос качества, конечно, открыт…

А традиция приглашать в гости?

Раньше поход в ресторан или кафе был редкостью — свадьба, защита диссертации и, увы, поминки. Сейчас, особенно для молодых отметить день рождения или какое-то праздничное событие дома — редкость, а в кафе, наоборот — обыденность. У меня, например, раз в году есть один петербургский званый ужин. Мне посчастливилось быть приглашенным на день рождения к Алие Каюмовне Кураевой, в прошлом редактору Ленинградского телевидения. Это настоящий красивый, ленинградский-петербургский ужин, Хозяйка сама готовит «фирменные» блюда, накрывает на стол, как принято — приборы, салфетки, хрусталь, супница… Замечательно… Мы общаемся и очень вкусно едим. Или мы собираемся с друзьями у Лены Бадмаевой и лепим пельмени. А я внес в эти посиделки дополнительную гастрономическую нотку и параллельно готовлю щи …. Вот и все случаи, когда праздники дома… Раньше в этом смысле жизнь была богаче, хотя еда, вернее ее разнообразие — беднее…

Тем не менее, еда вдруг стала важной частью жизни. Раньше неловко было обсуждать, что ты съел за обедом… А сейчас не запостился в соцсетях — считай, что не поел. В интернете — сотни сайтов и блогов, посвященных кулинарии, в книжных магазинах — море отечественной и переводной литературы… Посмотрите, сколько энтузиастов участвует в ресторанных днях в Санкт-Петербурге, когда каждый может попробовать хоть на несколько часов открыть свое крохотное заведение…

В общественном сознание несомненно произошли изменения. Во-первых, люди стали требовательнее относиться к тому, что они едят. С появлением гаджетов и виджетов больше внимания обращают на эстетическую составляющую: насколько красиво выглядит блюдо, могу ли я этим похвастаться. Еда — универсальный способ воздействия на аудиторию, который цепляет всех. Увы, читают редко, в театр и на концерт тоже ходят нечасто. Платье новое покупаем не каждый день, чтоб его подругам продемонстрировать… Едят — три раза в день.

То есть бесконечные фотографии еды в Инстаграме — это, по-вашему, самовыражение?

В каком-то смысле — да. Что может быть проще: зачекинился в кафе, сфотографировал красивый десерт и вот есть что людям показать.

Не с этим ли связано, появление у нас, как и повсюду в мире, целых телевизионных каналов, которые не только делятся рецептами, учат готовить, но и просто рассказывают о еде? Например, телепередачи с участием Юлии Высоцкой или Алексея Зимина, «Уличная еда», «Я это съем», «Путешествие по кулинарным столицам»… Главный слоган: «Мы вам покажем и расскажем, как это вкусно».

Кулинарные шоу, сериалы и кинофильмы о ресторанах и поварах — ответ рынка на постоянное появление еды в социальных сетях. Гастрокулинарная субкультура. Мне вообще, кажется, что и демократизация общества идет вслед за демократизацией и открытостью общепита. Уличные террасы кафе, кухни в ресторанах за стеклом или стол для гостей прямо на кухне. И ты можешь смотреть как работают повара, какая обстановка на кухне — аккуратно, чисто, красиво. Похоже на современный театр, где зрители иногда сидят на сцене, глаза в глаза с актерами…

А каковы современные тенденции в российском ресторанном деле?

Во-первых, возвращение к локальным продуктам. Попытка делать из них что-то интернациональное. Авторская кухня на русском продукте. Например, речная сибирская рыба — чир, нельма, муксун. И создается синоним карпаччо — строганина, только с другим вкусом, с другой подачей — без оливкового масла, а только соль и перец.

Второе — моноконцепции. Например, появилась в городе сеть «Пельмения». Но они не ограничились пельменями как таковыми, добавили среднеазиатские манты, кавказские хинкали, итальянские равиоли, а там и Китай с Кореей подтянулись…. Все что завертывается в тесто. Вот глобализация в лучшем проявлении: можешь испробовать разнообразие всего мира в одном месте. Потом появились бургерные с попытками сделать «русский бургер»… Кстати, пока никто не открыл сеть котлетных. Может это впереди…

А куда движется современная петербургская кухня?

Во-первых, в сторону вкусных продуктов. У нас в Петербурге из-за логистики меньше продуктов и хуже рынки, чем, к примеру, в Москве. Но есть же Ленинградская область с рыбой, дичью, ягодами Я считаю, что город на Неве должен быть ярче представлен в смысле русского, локального. Наш общепит может развиваться за счет гостей, которые приезжают к нам и за культурными впечатлениями, (смотреть то, что за 300 лет оставили нам предки и мы к счастью, еще не уничтожили) и за кулинарными.

С другой стороны сами петербуржцы будут стремиться к интернациональной еде — у нас в городе такой вольный дух. Наши лучшие шеф-повара закладывают эти основы новой петербургской авторской кухни: Арслан Бердыев в Birch, Дмитрий Блинов в «Дуо гастробар», «Тартарбар», Антон Абрезов во «Вкус есть» и «Мечтатели», а также Артем Гребенщиков, Игорь Гришечкин, Антон Исаков, Евгений Викентьев… Народ из Москвы приезжает, чтобы насладиться их творчеством.

Для меня открытие последних лет — Арслан Бердыев. С тремя такими же молодыми ребятами из Туркмении они на паях открыли ресторан Birch, залезли в долги и утерли нос многим нашим знаменитым рестораторам. В Birch надо заранее стол бронировать — там всего 40 мест. Мне трудно сказать, какая кухня у Арслана. Вот например, тыквенный суп — это какой национальности блюдо? А сейчас он сделал свекольное гаспаччо с черешней и креветками. Или равиоли с начинкой из бычьих хвостов. Я не знаю к какому типу кухни отнести такие блюда. Но это вкусно!

Беседовала НАТАЛИЯ  СЕРГЕЕВА

Пообщаться с Леонидом Гарбаром лично можно будет 3 октября на «Квартирнике» в петербургском пресс-центре «Росбалта».

Юрий Темирканов

«Площадь Искусств» под крылом Темирканова

Девятнадцатый международный фестиваль «Площадь Искусств» пройдет в этому году с 14 по 26 декабря и будет посвящен 80-летию выдающегося дирижера Юрия Темирканова. Публику ждет встреча с крупнейшими мастерами современности, среди которых — сам Юрий Темирканов, а также Марис Янсонс, Рудольф Бухбиндер, Гидон Кремер, Лейф Ове Андснес, Юрий Башмет, Денис Мацуев, Николай Луганский, Вадим Репин, Маттиас Гёрне, Камерный оркестр Concerto Köln, Заслуженный коллектив России академический симфонический оркестр филармонии и другие прославленные музыканты и коллективы.

режиссер Виталий Манский

Виталий Манский: Враги народа сидят в Министерстве культуры

В Санкт-Петербурге завершается кинофестиваль «Артдокфест». До 12 декабря он проходит в Северной столице параллельно с московскими показами. Из-за цензуры конкурсную часть ранее перенесли за рубеж, на площадку Рижского международного кинофестиваля. Президент «Артдокфеста», режиссер Виталий Манский рассказал о съемках раннего Путина и о новом витке борьбы Мединского с фестивалем «Артдокфест».

Денис Мацуев

Денис Мацуев и банда юных волшебников (фото)

Свое выступление знаменитый пианист Денис Мацуев анонсировал с нью-йоркских улиц за день до 5 декабря, пообещав слушателям классику и джаз, огромное количество сюрпризов, импровизацию, душевность и хорошее настроение. Однако к этому моменту почти все билеты и так уже были распроданы. Мацуевский «Джаз среди друзей» в БКЗ «Октябрьский» в представлении не нуждается – первый концерт с большим успехом состоялся в прошлом году.

Павел Сафонов

Павел Сафонов: Мольер не предал себя

На сцене Выборгского дворца культуры 8 и 9 декабря состоится петербургская премьера спектакля московского Театра Ленком — «Сны господина де Мольера» по пьесе Михаила Булгакова «Кабала святош». Премьера постановки собрала аншлаги, невиданные уже давно, а теперь и в Санкт-Петербурге билеты на «Сны господина де Мольера» стремительно разлетаются.

Андрей Носков

Андрей Носков: Я всегда обожал музыкальный театр

Санкт-Петербургский театр музыкальной комедии готовит премьеру мюзикла «Девчонка на миллион», в основе которого – киносценарий известного советского фильма «Начальник Чукотки». Музыку к проекту написал актер и музыкант Максим Леонидов, который исполнит в нем одну из центральных ролей. Премьерные показы пройдут на сцене театра 8-10 февраля 2019 года. Над постановкой работает Андрей Носков – актер театра и кино, известный по работам на различных сценах Санкт-Петербурга – от ТЮЗа до БДТ, а с недавних пор освоивший еще и профессию режиссера. О новом спектакле, о фугах Баха и мюзикле Элтона Джона «Билли Эллиот» Андрей Носков рассказал в преддверии премьеры.

Русский музей, Карл Маркс

Путь марксизма: в хрустале, с Микки Маусом и Пушкиным (фото)

В этом году мир отметил 200-летний юбилей Карла Маркса, остающегося одним из самых значимых и ярких мыслителей не только XX века, но и всей мировой истории. Понятия «марксизм» и «марксисты» прочно укоренились, как некий маркер политических и социальных ориентиров, в разных поколениях. Русский музей в честь этого события подготовил большую и многогранную выставку «Карл Маркс навсегда», которую петербуржцы смогут посетить в течение всего декабря и новогодних каникул.