Константин Ильин: Современный электронный авангард пишется с маленькой буквы

Как петербургским экспериментаторам обогнать московскую школу и почему нам нужны культурные явления, которые не зависят от политики, на примере фестиваля «Неформатная электроника» объясняет Константин Ильин.
Константин Ильин

10 мая 2016.
Текст: Ольга Путинцева, фото: предоставлены Константином Ильиным
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: , , .

11
Столько лет Константин Ильин издает городской музыкальный журнал «АудиоФормат».
Константин Ильин — исследователь и журналист. По образованию медицинский психолог. Защитил кандидатскую диссертацию по философии на кафедре эстетики в РГПУ имени Герцена. Считает, что и тот, и другой опыт очень помогают ему в исследовании, посвященном современной электронной музыке, которым он занят сейчас.

Ты только что из Швеции?

— Да.

Что ты там делал?

— Работал над книгой. Посещал легендарную звукозаписывающую студию EMS (Elektronmusik Studion, находится в Стокгольме, существует с 1964 года — прим. «Авангарда»).

Привез массу впечатлений?

— Не то слово. Трудно передать словами те ощущения, когда оказываешься в легендарном месте да вдобавок в окружении прекрасных рассказчиков. Поразили не сравнимые ни с чем по своей красоте и монументальности американские аналоговые синтезаторы.

Встретил кого-нибудь из артистов?

— В мой визит на легендарном синтезаторе Buhla 200, занимающем целую стену, работал люксембургский композитор Michel Flammont. Когда мы с Матсом (директор студии Mats Lindstrom — прим. «Авангарда») зашли к нему в студию, Мишель моментально выключил электричество — профессиональная привычка. Но мы разговорились, я сделал пару комплиментов его дарк-электронному проекту Sova Stroj, и он сыграл кое-что из нового материала. И тут я понял, почему шведская школа электроакустической музыки, как бы выразиться, по-северному очаровательна в своей музыкальной монохромности!

Книга будет научной? Контракт уже подписан?

— Да, я провожу исследовательскую деятельность. И контракт подписан даже на серию книг.

С кем, конечно, не скажешь?

— Конечно, нет. Скажу только, что еще учась в академии, зачитывался книгами этого издательства и не мог представить, что окажусь в числе его авторов.

Приближается день «Неформатной электроники». Какой по счету раз проводится фестиваль? И чем отличается от предыдущих?

— Пятый. Кстати, проводим на том же месте, что и дебютный фестиваль — на сцене Nouvelle старейшего петербургского клуба Fish Fabrique. И пятая «Неформатная» будет разнообразна, как никогда.

«Неформатная электроника»

Кто будет?

— Сотворившие фурор в прошлом году Digital Digital из Таллина, российско-эстонский проект Space Lodger. Символ и талисман фестиваля — композитор Алексей Рахов выступит с программой, которую играл на открытии филиала Эрмитажа в Казани. И многие другие. Могу перечислять долго.

Фестиваль местный — петербургский, а гости отовсюду. Это намеренно?

— Наша цель — развивать петербургский музыкальный авангард, в том числе и «вливанием чужой крови». Питерские электронные болота нужно возделывать и заниматься этим должны не только такие крупные организации, как Центр современного искусства имени Сергея Курехина.

А есть что «возделывать»?

— Конечно. Очень много происходит в нашем городе в сфере электронной, электроакустической и авангардной музыки. Но информационные каналы «заточены» на московскую идею о том, что все академическое и все интересное происходит в Москве. Мы, конечно, знаем много хороших московских композиторов, которые допущены к озвучиванию всяких фильмов, но это далеко не все.

Можно говорить о существовании московской и петербургской школ электронной музыки или это что-то единое?

— Очень разное. Мы сейчас не будем смешивать электроакустику, электронику и авангард. Есть, допустим, богатая электроакустическая школа в Москве, а есть богатая, с европейскими корнями, авангардная сцена в Петербурге. Поскольку московская школа ближе к вещательному центру страны, то кажется, что она на переднем плане. А современный петербургский авангард как бы нарочито пишется московскими деятелями с маленькой буквы. Иногда мне кажется, они издеваются над нами, вручая правительственные премии примитивным «фаллосам на Литейных мостах». Соответственно, можно с этим смириться и сказать, что мы не достойны ничего большего в плане значимости. А можно, сравнивая с событиями в европейской авангардной культуре, взглянуть на нашу и признать, что дела у нас идут очень даже неплохо. Иногда развиваются более динамично, чем в той же Швеции.

Виктор Сологуб недавно сказал в интервью, что большинство населения слушают «Морщину времени».


Музыкальная история знает немало примеров, когда какое-то «копошение» вдруг выливалось в целые течения. Но нужно было, чтобы кто-то пролил свет… «Неформатная электроника» — как раз из этого ряда?

— Известный искусствовед Ханх Ульрих Обрист, один из тех, кто создает мейнстрим, считает, что современный куратор не должен иметь собственное суждение, а должен быть только транслятором между любыми видами искусства. В какой-то мере я стараюсь соответствовать этому. Есть на нашем фестивале артисты, чьи взгляды я не разделяю и творчество не очень понимаю, но стараюсь, чтобы это прозвучало в том числе. И когда следуешь такому принципу, то потом выясняется, что кого-то из выступивших отметили на более масштабном и легитимном мероприятии.

Ты про москвича Антона Маскелиаде, который получил в прошлом году премию Курехина?

— Мы были искренне рады за артиста, хотя так и не поняли, за что он получил первый приз! Шучу, конечно. Наблюдать за шоу Маскелиаде со всеми этими изображениями «микки маусов», управляемыми взмахом рук, весьма забавно.

Кого нельзя будет пропустить 20 мая на «Неформатной электронике»?

— Ты всерьез думаешь, что я могу ответить на этот вопрос? На твоем месте я бы пришел послушать «молодых и наших». Ритмичные Party Monsters в шлемах, как у Daft Punk. Space Lodger — дуэт петербургского композитора Константина Никитина (Stanis1avsky, Svenska Aero) и эстонского растамана Семы Башмента. Octo Made, он же композитор Сергей Гончаров, сочиняющий музыку на стыке chill out и intelligent dance music. Да и остальные. Интересные — все. Я даже тебе завидую, что ты сможешь услышать всех за один вечер и выбрать кого-то для дальнейшего прослушивания.

«Неформатная электроника»

Насущный вопрос. Почему бы не коммерциализировать фестиваль, расшириться?

— Для этого мне придется перестать заниматься журналом. Потому что любое предприятие предполагает вложение в него ресурсов, времени. Основное время вот сейчас у меня уходит на 129-й номер «АудиоФормата». Структура журнала и заложенная в него идея показали свою живучесть в течение 11 лет, пройдя несколько финансовых кризисов.

Аудитория у фестиваля, надо полагать, немногочисленная.

—  Виктор Сологуб недавно сказал в интервью «АудиоФормату», что большинство населения слушают «Морщину времени» (смеется). Наша аудитория — это всегда не больше 5%.

Понимаю, что такой фестиваль как «Неформатная электроника» нужен городу, но мне, как человеку далекому от этого, сложно сформулировать почему…

— Когда творческие авангардные люди приезжают в Петербург, они хотят попасть именно в эту среду — новую, актуальную. В Петербурге, с одной стороны, сильна традиция перформативного искусства. В рамках перформанса существуют разные элементы, лоскутки, в том числе и музыкально-электронные. С другой стороны, у нас есть театральное движение, модное движение. И когда одно с другим пересекаются, благодаря отдельным личностям, возникают интересные примеры современного искусства. Они находят признание и у кураторов, и у публики. Это актуально, существует у нас и никак не связано с политикой. Зачем пиарить власть, как арт-группа «Война» в свое время? Чтобы стать со временем частью политического контекста, как «русский рок»? Мы дистанцированы. И своим примером показываем, как происходит дистанцирование.

Это причина того, что «Неформатная электроника» — независимый фестиваль?

— «Неформатная» потому и существует, что ничем не связана и не рассчитывает ни на какие большие деньги или площадки. Конечно, я хочу, чтобы фестиваль вырос, но тогда он будет как минимум называться по-другому.

Как звучит тема твоей кандидатской?

—  «Эстетическая легитимация компьютерных означающих».

Это философия?

— Да.

Объясни, как ты, медицинский психолог, защитил кандидатскую по философии, а зарабатываешь на жизнь в сфере электронной музыки?

—  Почему бы и нет? Когда Виталий Потемкин («Дом Кино Плюс» — прим. «Авангарда») 18 лет назад знакомил меня, молодого неофита, с Анастасией Курехиной, он рассказал мне про «теорию маленьких дел». Делай каждый день маленькое дело, и все сложится.

Гете-институт

Гёте-институт дарит на свой юбилей Фестиваль немецкого кино

С 25 по 28 октября в киноцентре «Родина» пройдет Фестиваль немецкого кино. Публика сможет насладиться премьерами новейших немецких фильмов, которые уже принимали участие в Берлинском кинофестивале. Этот год стал для кинематографа Германии очень успешным, и четыре картины с Берлинале можно будет увидеть в рамках 15-го Фестиваля немецкого кино в Петербурге. Организатором мероприятия, как и в предыдущие 14 лет, выступает Гёте-институт, который в 2018-м отмечает 25-летие своей деятельности в Петербурге.

Андрей Плахов

Андрей Плахов: «Кино сверхреальности» — грань игрового и документального

Международный кинофестиваль с 30-летней историей — «Послание к человеку» — зарождался как смотр документальных фильмов, но за три десятка лет оброс программами анимации, экспериментального кино и игровых картин. Современный кинофестиваль не заканчивается на церемонии награждения — его эхо еще долго разносится по городам и странам.

Терем-квартет

«Терем-квартет»: Мурашка — главный критерий в музыке

Самый яркий инструментальный коллектив в России «Терем-квартет», создавший необычное и увлекательное музыкальное направление кроссовер, собирает на берегах Невы претендентов на «Золотую мурашку». С 22 октября в Государственной академической капелле Санкт-Петербурга (набережная Мойки, 20) начнется V Международный музыкальный турнир «Терем Кроссовер». Он, как Ноев ковчег, берет на борт самых разнообразных исполнителей, играющих на классических, а подчас — необычных и редких, музыкальных инструментах. И эта музыка не укладывается ни в один формат или стиль. «Терем Кроссовер» — это всегда захватывающее приключение, которое преподносит сюрпризы и открытия, стирая границы музыкальных направлений и даже стран.

Татьяна Юрьева

Юбилей великого человека и верного друга

18 октября свой юбилей встречает яркая представительница петербургского арт-мира — Татьяна Семеновна Юрьева. Она носит гордое звание заслуженного деятеля искусств РФ, является доктором искусствоведения, профессором кафедры междисциплинарных исследований и практик в области искусств, директором Музея современных искусств имени Дягилева СПбГУ.

Нужен ли искусству супермаркет?

В течение минувших выходных — 13 и 14 октября — петербургский Музей стрит-арта на шоссе Революции стал площадкой для выставки-ярмарки Sam Fair. На это время музей превратился в большой супермаркет, где художники сами оформили стенды своими работами, а любители и коллекционеры современного искусства смогли не только купить произведения, но и пообщаться с авторами. Среди участников — 120 художников и арт-объединений из разных регионов России. Также в программу были включены лекции, концерт, дискуссия, перформансы и тату-бар, а в одной из социальных сетей прошел онлайн-аукцион.

Cosmoscow-2018

Что сейчас покупают на выставках

Cosmoscow-2018 – арт-ярмарка современного искусства, которая раз в год предлагает вниманию публики актуальные работы российских художников, а также знакомит с лучшими галереями России. Это мероприятие собирает в одном месте всех ценителей, знатоков, коллекционеров, галеристов, художников и просто интересующихся искусством людей. Основательница успешнейшего арт-рынка страны – Маргарита Анатольевна Пушкина – искусствовед, коллекционер, директор Cosmoscow.