Илья Мощицкий: Театр без провокации не нужен

Талантливый режиссер Илья Мощицкий ставит экспериментальные спектакли на разных площадках Петербурга. Готовит к выпуску «Летний день» в ТЮЗе имени Брянцева и «Холокост Кабарэ» на сцене музея «Эрарта». Илья рассказал, чем уникален творческий процесс в независимых театральных проектах, что роднит выбор спектакля с заполнением холодильника и почему у актеров формируется ироничное отношение к режиссерам.
Илья Мощицкий

28 апреля 2017.
Текст: Елизавета Ронгинская, фото: предоставлены Ильей Мощицким
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: , , .

28
Столько спектаклей в творческом портфолио Ильи Мощицкого. Практически все они экспериментальны и вступают в активный диалог со зрителем.
Илья Мощицкий окончил РГИСИ по специальности «режиссура музыкального театра». Работал в музыкальных и драматических театрах России, на экспериментальных площадках и даже в передвижном цирковом шатре. Долгое время ставил спектакли в театре «Мюзик-Хол». В 2016-м создал кроссжанровый спектакль «Клоп» в Театре эстрады им. Райкина. Возглавляет киевский Независимый театр «Мизантроп», где выпустил спектакли «Приглашение на казнь» и «Три сестры», уже побывавшие на гастролях в Петербурге. Участник лаборатории режиссеров музыкального театра под руководством Кирилла Стрежнева. Член Союза театральных деятелей и Гильдии театральных режиссеров России.

Работа в ТЮЗе для вас — это судьба или стечение обстоятельств? Как произошла творческая встреча с Адольфом Шапиро?

— С Адольфом Яковлевлевичем мы встретились в аэропорту — вопрос о судьбе всегда возникает в таких случаях. Я верю в божественный хаос, в котором происходят знаковые эпизоды и судьбоносные встречи. Важно понять, что эта встреча будет иметь какие-то глобальные последствия в твоей судьбе.

К любой работе, которая возникает, отношусь самым что ни на есть амбициозным образом. Каждый раз считаю, что это будет самый лучший спектакль в моей жизни, у меня будут самые лучшие артисты, самая лучшая площадка. Вот сейчас-то все и произойдет! И уже 28 раз именно с таким запалом, замахом и заходом я начинаю заниматься постановкой.

Каков смысловой вектор вашего нового спектакля «Летний день» (по пьесе польского драматурга Славомира Мрожека)?

— Мы сейчас находимся в начале пути, но уже усугубили ситуацию на тысячу процентов. Основной вопрос этой пьесы — устройство вселенной и наше место в ней. Можем ли мы что-то поменять? Я достаточно часто задаю себе этот вопрос. Ведь на нашей земле многое возникает случайно, а многое — неслучайно. Все хотят знать, предрешено ли наше существование, можем ли мы менять исход событий и до какой степени можем. Я мог родиться в Нью-Йорке или Норильске — у меня могут быть разные исходные данные. Но я родился в Петербурге, и дальше возникают одни вопросы: если я буду колотить руками в стену, лежать на диване и ничего не делать — поменяется ли от этого исход моей жизни? И как я буду к этому относиться? Вопросов — миллиард. Эти вопросы человек задает не только себе, но и обществу. Нравится ли тебе ситуация, в которой ты находишься, готов ли ты жертвовать своим комфортом?..

Все режиссеры задают одни и те же вопросы, но важен тот угол зрения, с которым ты подходишь к постановке вопроса. Товстоногов говорил, что «спектакль-ответ» — всегда неправда, гораздо ценнее «спектакль-вопрос». Грамотное формулирование вопроса — это главная задача режиссера. Необходимо ставить вопросы, которые вызывают тревогу в твоей душе.

Вы работаете в молодом для ТЮЗа пространстве — на Новой сцене, которая недавно открылась премьерой «Розенкранц и Гильденстерн» Дмитрия Волкострелова. Комфортно ли вам на этой площадке?

— Новая сцена изначально задумана как экспериментальная, поэтому никаких смысловых противоречий у нас не возникает. Мне кажется, каждый спектакль должен быть экспериментальным: ты должен выбивать из зоны комфорта себя, своих соавторов, артистов и вступать со зрителем в откровенный диалог. Если театр не провоцирует, не идет со зрителем на резкий контакт, то зачем он нужен? Конечно, театр может быть развлекательным, но тогда пусть это будет Cirque du Soleil — требования должны быть очень высокими. Нужно определиться, каким видом театра ты занимаешься, и применять к себе, к своим коллегами и к зрителю самые высокие требования. Тогда спектакль будет заряжен маленьким шансом на успех.

Приходя в ТЮЗ, я понимал, что пространство будет камерное, свободное, открытое. Сложно, когда на площадку сформирован особый взгляд, — все время приходится вступать с ним в конфликт. Сейчас уже не работаю с театрами, в которых есть изначальные противоречия.

Илья Мощицкий

Что вы цените в артистах?

— Готовность к эксперименту. Артист XXI века — человек, который максимально гибок. Он работает с разными режиссерами, сегодня его просят одно, а завтра приходит другой режиссер и говорит: «Забудь, о чем говорили вчера». Думаю, при таком подходе у актера вырабатывается определенная ирония по отношению к режиссерам, но это даже хорошо. Артисту надо быть максимально гибким и пытаться объединиться с режиссером для достижения общей цели.

На мой взгляд, задача режиссера в том, чтобы заинтересовать, заинтриговать артистов. Многих людей заинтриговать не получается, и ты ищешь другие пути.

А какими качествами, на ваш взгляд, не должен обладать режиссер?

— Ни с той, ни с другой стороны не приветствуется инфантильность. Мы все дети XXI века, где царят жесткие правила. Во-первых, должна быть очень высокая скорость реакции. Во-вторых, в творческих профессиях не сформулирован четкий критерий. Театр — это не точная дисциплина. Режиссер — это человек, который слышит, воспринимает действительность, пропускает ее через себя, вступает в разговор со вселенной.

Сама идея, что профессии режиссера можно научить, порочна. В ней уже заложена ошибка — это то же самое, что научить человека быть поэтом. В театральном институте есть набор определенных дисциплин, но множество режиссеров работают без специального образования. Если человек гуманитарно образован, читает хорошие книги, то за полгода может самостоятельно познать необходимые дисциплины. А дальше важна практика: чем больше ты сталкиваешься с новым, тем быстрее развиваешься.

У нас очень тяжелые условия работы: приходится и табуреты носить, и за репетиции деньги не получать.


С 30 мая по 5 июня в ТЮЗе пройдет традиционный фестиваль «Радуга». Вы планируете его посетить?

— Знаю точно, что буду там каждый день — мне интересны все спектакли афиши. Я поражен перечнем имен на фестивале «Радуга». Уверен, что ТЮЗ будет заполнен всем цветом нашей театральной общественности.

Всегда советую зрителям провести минимальную работу перед походом в театр: посмотреть, кто режиссер, что за материал, прочитать анонс. В противном случае зритель приходит на спектакль и начинает удивляться: это не театр, это не Чехов, верните мне классику! В театре надо быть разборчивей, как и в жизни, ведь холодильник тоже можно заполнить по-разному.

Где бы вам еще хотелось поработать?

— На Новой сцене Александринского театра. Я всегда стремился работать много, вступать в противоборство со сложностями, которые возникают. Мне кажется, что несколько «зарубок» у меня уже появилось. Понял, что работу, которая мне изначально кажется бесполезной, не стоит и начинать. Лучше не пытаться переделать какой-то уже сложившийся организм, а делать спектакли в свободных, открытых пространствах — как я это делаю в «Эрарте», где работают артисты из МДТ, Александринского театра. На спектакль «Холокост Кабарэ» я позвал того, кого хотел. Конечно, в таком случае творческий процесс идет интенсивней и интересней — ты отталкиваешься от конкретных людей, которых хорошо знаешь. В независимый проект люди идут только потому, что им этого очень хочется. У нас очень тяжелые условия работы: приходится и табуреты носить, и за репетиции деньги не получать. Для создания чего-то стоящего необходима крепкая мотивация, и у ребят она есть.

Петербург — ваш театральный дом?

— Да, вне Петербурга я чувствую себя неуютно в творческом процессе. У меня есть незавимый проект в Киеве — театр «Мизантроп», где все работают только по любви. Но все равно после того, как определенный проект уже осуществлен, я бегу оттуда, возвращаюсь в Петербург и делаю что-то здесь. Конечно, это связано с возвращением домой.

Полина Осетинская

Голос из зала: о Полине Осетинской

Все было замечательно в тот вечер. Играла Полина Осетинская, сольный концерт, два отделения. Концертный зал Мариинского театра. Бах, Бетховен. И Брамс, те его сочинения, которые мы уже слышали ровно месяц назад на печальном и трогательном вечере памяти нашего общего друга Павла Егорова.

Лео Штайнберг

Женственность под мужским именем

В галерее «Течение» творческого пространства «Артмуза» (13-я линия Васильевского острова, 70, 3 этаж) продолжается персональная выставка художника-сюрреалиста Лео Штайнберг. Псевдоним, вероятно, отсылает к фигуре выдающегося американского критика и историка искусства, уроженца СССР Льва Штейнберга. Однако выставка «Стыд: эстетика женственности» представляет работы молодой художницы, уже прославившейся своим активным и незаурядным творчеством.

Александра Магелатова

Александра Магелатова: Зрители даже сами не знают, что они единомышленники

Александра Магелатова известна по ролям Гимназистки, написавшей письмо губернатору («Губернатор», режиссер Андрей Могучий) и Черного Ангела («Zholdak Dreams: похитители чувств», режиссер Андрий Жолдак), которые она сыграла на сцене БДТ. За роль Черного Ангела в этой постановке Александра Магелатова была номинирована на «Золотой софит» 2016 года. А в 2017 году ее номинировали на премию «Прорыв» за роль Гимназистки. В интервью «Петербургскому авангарду» актриса БДТ Александра Магелатова рассказала про репетиции с Андреем Могучим, как попала в главный театр Санкт-Петербурга и почему зрители играют особенную роль.

Театр дождей

«Театр дождей» в «Доме, который построил Свифт»

«Театр дождей» нарастил жирок историй и юбилеев. Только недавно он отпраздновал 30-летие спектакля «Дом, который построил Свифт» и вот уже грядет новая дата — пятилетие «Белых флагов» по Нодару Думбадзе. «Театр дождей» удивительным образом общается со зрителями: выбирая уже ставшие классическими произведения, он подает их неожиданно, весело, но не легковесно. Этот мир наполнен мыслеформами, с помощью которых разговаривают артисты и все, кто хоть раз побывал в «Театре дождей». Как говорится, достаточно одного спектакля…

Театр Особняк

Живая комната в театре «Особняк»

Понятие «лирический хоррор» в российской культуре пока явно очень молодо. Пояснения ему, во всяком случае, ни один источник не дает. Среди поджанров литературы ужасов такого термина не встречается. Есть, правда, «романтические ужасы», где, согласно источникам, смешиваются черты любовной истории и элементы ужаса. Может быть, именно это имеют в виду постановщики спектаклей с такой формулировкой. Но поскольку содержание идет вразрез с этим предположением в плане «любовной истории», то скорее всего они преследуют другую задачу.

реставрация Оргии Котабринского

«Оргия»: смотреть и не дышать

В Русском музее проходит выставка «Генрих Семирадский и колония русских художников в Риме». Ее главным открытием стала картина Вильгельма Котабринского «Оргия». Этот тот редкий случай, когда реставратор выходит за грань возможного и невозможного, возвращая миру бесценный шедевр. Специально к выставке «Генрих Семирадский и колония русских художников в Риме» специалисты службы «Виртуальный Русский музей» при поддержке Благотворительного фонда «Система» создали фильм «Вильгельм Котарбинский. Искусством … мечтать». Его можно посмотреть в одном из залов Корпуса Бенуа, в котором расположилась экспозиция.