Евгений Водолазкин: «Близкие друзья» – спектакль для театральных гурманов

В мире современной литературы есть множество фамилий, но мало имен. Евгений Водолазкин – один из немногих, чье творчество заняло определенную литературную нишу и нашло свою публику среди читателей разных социокультурных кругов. Романы «Соловьев и Ларионов», «Лавр» и «Авиатор» – удивительные произведения, отразившие особое отношение автора к историческому процессу и личности человека. Евгений Водолазкин – финалист престижных литературных премий, таких как «Национальный бестселлер», «Русский Букер», «НОС» и «Книга года», лауреат премий «Ясная Поляна», «Большая книга», «Русский Рим», Премии Александра Солженицына, национальной премии «Русские рифмы, Русское слово» и других.
Евгений Водолазкин, фото предоставлено писателем

8 апреля 2019.
Текст: Елизавета Ронгинская. Фотографии Евгения Водолазкина предоставлены самим писателем. Фотографии спектакля: Наталья Кореновская.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: , .

Творчеством современного писателя заинтересовался и театр: молодой режиссер Елизавета Бондарь обратилась к повести «Близкие друзья», рассказывающей о жизни трех немецких друзей времен Второй мировой войны. Премьера состоялась в марте на Малой сцене ТЮЗа имени Брянцева. О том, какими преимуществами обладают драматурги, что на самом деле представляет собой время и какое впечатление на автора произвела постановка, Евгений Водолазкин рассказал в интервью корреспонденту «Петербургского авангарда».

писатель Евгений Водолазкин, предоставлено ТЮЗом

Евгений Германович, с чем связан ваш интерес к довольно отдаленному прошлому? События повести «Близкие друзья» описывают Вторую мировую войну, роман «Лавр» и — пятнадцатый век…

Прошлое само по себе не может быть интересно, или оно интересно в весьма ограниченном смысле. На самом деле, прошлое чаще всего интересует как зеркало для настоящего. Через прошлое люди лучше понимают свою собственную жизнь и современность. Мне кажется, что тексты, которые появились в последние годы – будь то романы Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза» и «Дети мои», будь то роман Захара Прилепина «Обитель», будь то роман Алексея Варламова «Душа моя Павел» – вроде бы о прошлом, но в большой степени о настоящем. Прошлое дает много уроков, поэтому его можно «применять» с пользой. Мы с Еленой Шубиной придумали термин «неисторический роман», который впервые был использован по отношению к роману «Лавр». Он повествует о Средневековье, но в какой-то степени и о современности. Я думаю, в эту парадигму встраивается и моя повесть «Близкие друзья».

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

В повести восприятие времени весьма зыбко: главный герой Ральф не живет в настоящем. Для вас размышления о категории времени – важный смысловой аспект каждого произведения?

Вообще, я считаю, что будущего не существует, потому что будущее приходит в форме настоящего. Будущее – не более чем наши фантазии, которые чаще всего не сбываются. Ральф живет прошлым, потому что у него отобрали настоящее – его послали на войну и бросили в эту бойню. Но он не хочет так жить, хочет «забыться и заснуть» и рассматривать реальность как дурной сон. При этом он хочет видеть настоящие, красочные сны, которые погружают его в воспоминания о Мюнхене и Эрнестине. После войны, женясь на Эрнестине, он наслаждается настоящим, будущее ему просто не нужно. Когда же он стареет, то боится будущего, потому что ничего хорошего оно не готовит, только расставание с Эрнестиной.

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

Ральф – человек совершенно не футуристического склада характера, но, несмотря на то что настоящее его устраивает, для него продолжает существовать прошлое. На войне осталось очень многое – кусок его жизни, страшный, но его. Он чувствует свою вину за то, что он вернулся с войны, а его друг – нет, что он женился на Эрнестине, а его друг лежит на Мюнхенском кладбище. У него много разных вин – вина перед другом, перед Россией. Он хорошо осознает свою вину перед Россией, пытается ее как-то загладить – помогает молодой русской паре.

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

Я видел таких людей в Германии – старики, зная, что я русский, подходили ко мне и говорили: «Простите, мы столько всего ужасного сделали в России». Мне трудно было им что-то ответить, потому что у меня нет права прощать или не прощать, это могли бы сделать два моих деда – один брал Берлин, другой погиб в танке в 1943 году. Я могу только порадоваться, что люди искренне раскаялись в той части вины, которая на их совести. Надо понимать, что в эту войну их привело не желание воевать, а приказ, обстоятельства, судьба, и они воевали, уже тогда испытывая очень горькие чувства.

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

Время спектакля текуче и непостоянно, что создает иллюзию взаимопроникновения событий. Главный герой вспоминает прошлое, пытаясь сложить свою жизнь в единую картину. В вашей повести события линейны. Этот прием не разрушил эстетическую канву вашей повести?

Моя повесть выстроена в строго хронологическом порядке, что у меня редкость, потому что обычно времена в моих произведениях любят смешиваться. В спектакле хронология была разрушена, и это было сделано очень хорошо, потому что это соответствует моим идеям – отсутствию времени в глубоко понятом смысле. В спектакле время распалось, как циновка распадается на соломинки. Остались события в их вневременном измерении…

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

Евгений Германович, в спектакле тема войны плотно соприкасается с темой любви. Оказалось ли близким вам такое прочтение вашей повести?

О любви в спектакле говорится больше, чем в повести: совместная работа режиссера Елизаветы Бондарь и автора инсценировки Юлии Поспеловой заостряет тот конфликт, который существует в повести – непримиримый конфликт любви и смерти. В спектакле ярко и выпукло дана любовь, и ярко и экспрессивно отражена смерть. Война – это смерть. Если человек не умирает на войне, то он совершенно меняется, становится не тем, кем был прежде. Война выжигает человека изнутри, дает ему новое наполнение. Ральф, который уходил на войну домашним ребенком, вернулся совершенно опустошенным человеком. И он учится жить и любить заново. Мне симпатично прочтение моей повести в таком ключе.

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

Пространство спектакля – важный формальный прием, оказывающий влияние на смысловое содержание повести. Зрители сидят в застекленной оранжерее, а артисты находятся по другую сторону прозрачных стекол, перемещаюсь по периметру замкнутого пространства. Зачем режиссеру понадобился данный прием?

Лиза сделала спектакль для театральных гурманов. Сама идея очень интересная, потому что у меня было такое ощущение, что я сел в батискаф и погружаюсь на какую-то очень большую глубину, вижу жизнь, которая происходила несколько десятилетий назад. В разных окнах с четырех сторон ходят, ведут диалоги, умирают, любят друг друга. В этот момент актеры перестают быть актерами: данное сценическое решение обеспечило какой-то дополнительный заряд искренности спектакля. Кроме того, спектакль очень хорошо поставлен. Все смещено: актеры ходят вокруг зрителей, и обычной сценографией было бы не обойтись, здесь нужно было придумать ходы, которые обеспечили пространство вокруг зрителя.

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

Как вы можете интерпретировать сцену рождественского ужина, в которой все герои сидят в заячьих масках?

Я могу только догадываться, что это значит. Заяц – странное животное, боязливое, и, может быть, здесь оно символизирует, что все участники ужина боятся друг другу что-то сказать. Более того, это обозначает, что у каждого героя есть своя маска, люди ведут себя неестественно. Хорошие решения предполагают несколько трактовок, и каждый зритель видит что-то свое. Собственно, так я пишу свои романы: у них много адресатов – это не какая-то одна группа людей. В романе «Лавр» люди верующие видят житие, и это справедливо. Люди интеллектуальной элиты видят в нем авангардистский роман, что тоже правильно. Есть всегда несколько кодов, замков, к которым каждый из читателей или зрителей может подойти со своим ключом.

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

Очень необычен образ Эрнестины. Что вы можете сказать о героине?

Это – женщина-война, очень чувственная, энергичная, настоящая femme fatale, с такой надо быть очень осторожным. С Эрнестиной не соскучишься: ее идеи, манера поведения, равнодушие к вопросам верности, преданности – поражает. Она вдруг выходит замуж за зубного врача, мерзавца и фашиста, и говорит: «Так получилось, это жизнь». Она до конца не осознает, что виновата. Ральф, напротив, всячески осознает свою вину.

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

Когда Эрнестина погибает, возникает ощущение возмездия.

До некоторой степени да, но умирает она совершенно другой. Человеку свойственно меняться и развиваться: она превращается в умудренную жизнью старую женщину, и в этом качестве она гораздо симпатичнее и вызывает сочувствие.

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

Евгений Германович, расскажите о ваших впечатлениях от игры актеров.

Впечатления самые сильные. Все актеры играют прекрасно. Николай Иванов – великолепный актер. Я смотрел на него, не отрываясь – он просто жил, а не играл. В Петербурге я хожу в БДТ, в Малый драматический, в Театр Ленсовета, Театр комедии. Раньше я не бывал в ТЮЗе, потому что думал, что уже не очень юный зритель, о чем искренне пожалел, когда увидел, как прекрасно здесь ставятся спектакли для разных поколений зрителей.

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

Как вы считаете, насколько важно, чтобы автор принимал участие в постановке спектакля, написанного по его произведению?

Если режиссер считает это допустимым, то почему бы нет? Я читал первоначальную инсценировку повести, она отличалась от конечного варианта довольно сильно. Проза и драматургия – разные виды искусства. Это что-то из области однофамильцев – называются так же, но суть разная. Если сравнивать повесть «Близкие друзья» с инсценировкой, то очевидно, что драматическое произведение было создано заново. Оно базировалось на прозаическом тексте, но этот мир был создан с самого начала, и это правильно.

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

Если сценарист излишне трепетно относится к авторскому тексту, он создаст просто его краткую версию, изложение, что неинтересно. А в данном случае речь идет не об изложении, а о продолжении, развитии; какие-то вещи в спектакле показаны лучше, чем в повести. Но в целом возможности драмы все же меньше, чем возможности прозаического жанра. Драма – это прожектор, который выбирает из повести отдельные моменты, зато освещает так ярко, как они не были отражены в повести.

ТЮЗ, спектакль "Близкие друзья"

Беседовала ЕЛИЗАВЕТА РОНГИНСКАЯ

Фотограф Таисия Овод, Предоставлено Молодежным театром на Фонтанке

«Театр в объективе» показал мастеров

В Молодежном театре на Фонтанке назвали имена победителей Второго конкурса молодых фотографов. Первый конкурс «Театр в объективе» состоялся в 2018 году. Он был учрежден Молодежным театром на Фонтанке при участии Комитета по культуре Санкт-Петербурга и Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Мик Мосс, Antimatter

Мик Мосс: Когда сочиняю, я — хирург, который оперирует сам себя

Группа Antimatter посетила Россию месяц назад с очередным туром, представив публике свой новый альбом Black Market Enlightenment и очаровав зрителей настолько, что никто не хотел ее отпускать — общение продолжалось и после концертов. С тех пор Мик Мосс успел вернуться домой, получить номинацию на премию Progressive Music Awards и рассказать «Петербургскому авангарду» о впечатлениях о концертах в России, музыке в целом и о том, как и почему он создает свои песни — нам показалось важным продолжить разговор, который начался месяц назад.

Сергей Курехин

По следам «Поп-механики»

Выставка к 65-летию Сергея Курехина проходит в центре его имени на Лиговском проспекте. Сергей Курехин — легендарная личность, один из главных петербургских героев конца ХХ века, гениальный композитор и пианист, создатель и руководитель уникального оркестра «Поп-механика», автор музыки к кинофильмам и основатель звукозаписывающей фирмы, организатор своего Центра космических исследований и собиратель кактусов, издатель и библиофил, которому в этом году исполнилось бы 65 лет.

Камерный театр "Круг"

Русская готика в театре «Круг»

Камерный драматический театр «Круг» на Касимовской улице, 5, в Санкт-Петербурге придерживается тех позиций, от которых все дальше отходят «большие», парадные театры, являющиеся культурным лицом Санкт-Петербурга, — это «психологический театр, во всем многообразии жанров исследующий жизнь человеческого духа». «Петербургский авангард» продолжает свой рассказ о небольших и мало известных театрах Северной столицы, притаившихся как в центре города, так и в самых отдаленных его уголках.

Радуга, ТЮЗ, Нора

«Радуга»: Много философии и особая эстетика

Международный театральный фестиваль «Радуга» оставил богатое послевкусие. В Петербурге много фестивалей, но «Радуга» — особый. В нем есть широкий спектр экспериментов и свободного режиссерского поиска. Санкт-Петербургский ТЮЗ проводит фестиваль уже в двадцатый раз. Старая афиша, встретившаяся у проходной «Красного треугольника», напомнила, с чего начинался фестиваль этого года. Со спектакля знаменитого англичанина Питера Брука «Узник».

Томас Азир

Томас Азир: самое главное в жизни — это делиться настоящим

23-й Международный фестиваль SKIF прошел на Новой сцене Александринского театра две недели назад. За хедлайнером — культовой группой Goblin — несколько потерялись остальные участники: берлинский дуэт CEEYS, британцы Blurt, Lau Nau из Финляндии, белорус Егор Забелов и другие. «Петербургский аванград» много лет поддерживает проекты ЦСИ имени Сергея Курёхина, и на этот раз корреспонденту агентства удалось в общей суматохе фестиваля не проглядеть очень неординарное и интересное выступление молодого нидерландского исполнителя Томаса Азира. Судя по реакции аудитории, его уже ждут здесь снова. Сразу после окончания своего очередного европейского тура Томас дал интервью нашему корреспонденту.