Дмитрий Волкострелов: Необходимо усложнять картину мира

Дмитрий Волкострелов – фигура, хорошо известная в России. Режиссер создал свой «Театр post» в Санкт-Петербурге, ставит спектакли в различных театрах города, активно работает по всей стране. Дмитрий Волкострелов – трехкратный лауреат премии «Прорыв» в категории «Лучший молодой режиссер», лауреат специального приза жюри «Золотой маски».
Дмитрий Волкострелов

4 мая 2018.
Текст: Елизавета Ронгинская.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: , .

Совсем недавно его спектакль «Розенкранц и Гильденстерн» стал обладателем приза критики в рамках премии «Золотая маска». Режиссер рассказал «Петербургскому авангарду» о готовящейся премьере «Приговоренный к смерти бежал», площадкой для которой 21 мая станет ТЮЗ имени А.А. Брянцева. А также разграничил понятия «театр» и «шоу» и обозначил результаты отсутствия свободы слова в России.

Дмитрий, в ТЮЗе вы ставите уже пятый спектакль. Чем в этот раз определялся выбор материала? Фильм Робера Брессона, с которым вы вступаете в диалог, снят по мемуарам Андре Девиньи, бывшего узника тюрьмы Монлюк во время Второй мировой войны…

Мне всегда интересно работать с чем-то новым, вести диалог с каким-то интересным человеком. Режиссер Робер Брессон – безусловно, является одним из таких людей, в чем-то мне близким. Сюжет фильма важен, но больше всего мне интересно поразмышлять о творческом методе режиссера. Мы с актерами читаем его интервью, заметки о кинематографе, анализируем, как человек видел мир и воссоздавал его в своих работах.

«Розенкранц и Гильденстерн»

В Александринском театре, в спектакле «В прошлом году в Мариенбаде» вы тоже вели диалог с режиссером, Аленом Рене…

Там была другая история – отправной точкой стал текст сценария Алена Роб-Грийе, а сейчас мы, скорее, работаем с киноязыком. Язык – это средство коммуникации, а театр может размышлять про совершенно разные способы вести диалог.

Что в киноязыке Брессона вызывает особый интерес?

Мне интересна природа Брессона – он в своих фильмах (кроме самых первых) снимал не актеров, а просто людей, которых называл натурщиками. Интересна природа их существования, любопытно следить за тем, как они живут, как камера на них смотрит и что она видит.

Как вы называете ваших актеров?

Раньше мне нравилось слово актер, а теперь я предпочитаю слово артист, художник.

Фильм «Приговоренный к смерти бежал» рассказывает историю участника движения Сопротивления лейтенанта Фонтена, бежавшего из тюрьмы. Почему в вашем спектакле будут играть одни девушки?

В ТЮЗе есть группа актеров, с которыми я работаю, – так сложилось за эти годы. Я предложил девочкам такой, отчасти неожиданный, неженский текст. Мы не занимается буквальным рассказыванием истории побега Фонтена из тюрьмы, нам не нужно прямое соответствие, поэтому мы используем отстранение. Мы не можем повторить фильм Брессона, можем только вступить с ним в диалог, а эта беседа, возможно, будет чуть интересней, если в ней примут участие женщины.

Фонтен – не классический герой. Фильм строится на том, что мужчина до последнего не может решиться на побег, тщательно готовится к нему и выжидает…

Фильм Брессона, конечно, не «Побег из Шоушенка». В Фонтене нет ничего героического, зато в нем есть потрясающий гуманизм, вера в человека и убежденность в том, что человек рожден свободным. Библейская цитата, которая есть в названии фильма: «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа», – ключевая. Брессон никогда не оставляет никакой тайны, загадки, саспенса. Как фильм называется – ровно то в нем и происходит.

Важно, что побег Фонтена был бы невозможен, если он был бы один. В фильме много рифм – когда Фонтен попадает в камеру, он не хочет жить, но кто-то стучит в стену, и это возвращает ему веру и желание жить. Когда он сам попадает в другую камеру, то первым делом стучит в стену, а потом спустя какое-то время выясняется, что его стук спас другого человека. Когда в его камеру подселяют Жоста, Фонтен принимает его за осведомителя и даже думает убить, но потом принимает решение взять его с собой и предлагает бежать вместе. Жост соглашается, и в процессе побега мы понимаем, что если бы этого Жоста не было, Фонтен один бы не справился. Для режиссера важна история взаимоотношений одного человека с другим.

Дмитрий, в ваших спектаклях практически нигде нет сцены, отгораживающий актеров от зрителей. Для вас это часть философского осмысления природы театра?

Единственный наш спектакль, в котором была сцена, – «Любовная история» в Приюте комедианта. Со сценой можно работать и можно ее осмыслять – спектакль «Любовная история» размышляет о зависимостях, о ведущих и ведомых, о потреблении: в любой паре есть кто-то, кто ведет, и кто-то, кто подчиняется. И то же самое царит во взаимоотношениях актера и зрителя – а сцена усиливает эту ситуацию. Сцена – это возвышение, на котором находится человек, которого мы рассматриваем. Еще есть точка зрения, что сцена строилась для королей или для героев. А сегодня какие короли или герои? У нас все поменялось – прогресс неумолим. Необходимо, чтобы зритель и артист находились на одном уровне и в одной плоскости, в одном пространстве.

Дмитрий Волкострелов

Каким, на ваш взгляд, должен быть хороший артист?

Для артиста важно познавать разные языки – чем большим количеством языков он владеет, тем лучше. Часто в театре отсутствует понимание этого и рефлексия по поводу театра, языка, того, что мы делаем и зачем. Очень часто артисты входят в рутинное существование, попадают в круговорот и перестают задумываться, а надо просто остановиться и начать задавать вопросы, в первую очередь – самому себе.

Расскажите о вашей независимой театральной группе – «Театре post».

Кажется, у нас возникает некая усталость: за эти почти уже 10 лет мы постоянно перемещаемся – у нас нет своего пространства. Все время надо согласовывать дату и место показа спектаклей, от этого устаешь, хочется попробовать освоить свое пространство, но пока это далекие мечты.

Дмитрий, вы участвуете в театральных лабораториях?

Я был всего на 2-3 лабораториях. Сейчас почти в каждом театре есть своя лаборатория – и это хорошая стрессовая ситуация для актеров. Но часто случается, что режиссер делает так называемый эскиз, а потом театр начинает его играть как спектакль, не сообщая об этом режиссеру. Это печально. К тому же, мне не очень нравится само понятие эскиза – мне кажется, что полработы не показывают. Первая моя лаборатория была в Саратове, где мы за три дня сделали спектакль «Быть или не быть? Да не вопрос». Когда мне было предложено приехать и выпустить спектакль, я не очень понимал, что там еще репетировать – все было готово. Но не всегда за три дня получается сделать полноценный спектакль, это дело случая.

Сейчас я отношусь к лаборатории именно как к лаборатории, я не готов и не хочу предоставить чистый продукт. Когда я ставлю спектакль, я понимаю, что он должен жить в театре, находится в этом контексте, а в лаборатории я работаю вне контекста – я могу позволить себе экспериментальные вещи и заранее знаю, что в работу, в репертуар это не пойдет. Этим летом я еду на лабораторию только потому, что мне сказали, что театру хотелось бы, чтобы я просто поработал с актерами, там не ждут готового продукта, и это мне импонирует.

Что такое, с вашей точки зрения, авангард?

Сегодня не очень хочется говорить про авангард. Проблема в том, что авангард – военный термин, а мне бы не хотелось по отношению к искусству употреблять военные термины. Искусство должно быть не про войну. В искусстве и культуре в России не было ХХ века – он только начался, а потом его резко отменили и закрыли. Поэтому сейчас в России пьесы Беккета внезапно оказываются откровением и «авангардом», хотя для Европы это уже классические тексты.

Дмитрий Волкострелов

А в какой стилистике работаете вы?

Мы занимаемся театром. Есть очень много театров, которые занимаются не театром, а на самом деле шоу, и важно уметь разграничивать эти понятия в своем сознании. Это такая данность: когда ты работаешь на большой сцене, ты обязан включать в спектакль элементы шоу. Но шоу занимается совсем другими вещами, мне не очень интересными. Именно поэтому не первый век в России главным проектом остается просвещение.

Посмотрите на нашу историю: Россия – патерналистское государство. Мы – люди, которые не приучены ни делать выбор, ни нести ответственность за этот выбор. Проще и привычнее, когда за тебя все решают другие, демократия – это очень сложная штука, с которой надо каждый день осознанно работать, делать выбор, принимать решения и потом нести за них ответственность.

Что нужно сделать, чтобы изменить сознание людей?

Нужна свобода слова – я помню 1990-е годы, когда по телевизору разные каналы говорили разные вещи, и одни и те же события трактовались по-своему. Тебе поневоле приходилось включать мозги, принимать решение, анализировать и задуматься. Сейчас говорят одно и то же, и о чем человек будет думать? Не о чем, все понятно, картина мира ясна. Необходимо усложнять картину мира и работать с этой сложностью на всех фронтах. Это тоже военный термин, но, к сожалению, военные термины из нашей страны в ближайшее время, судя по всему, никуда не денутся.

«Розенкранц и Гильденстерн»

Беседовала ЕЛИЗАВЕТА  РОНГИНСКАЯ

Точка доступа. Трехгоршковая опера

«Точка доступа» началась с мест общего пользования

Самый изысканный фестиваль, который всегда радует любого заядлого театрала, «Точка доступа» начался в Северной столице с приема в Social Club 19 июля и представлением в дамском туалете отеля Hilton ExpoForum 20 июля. Последовательность посещений одного и другого места отнюдь не свидетельствует о том, что прием был гастрономически провальным. Роскошный туалет гостиницы выбран для необычного представления — «Трехгоршковой оперы», которая никак не скомпрометировала себя местом действия.

Синие носы, ПроТоАрт

Александр Шабуров: Современное искусство — это симуляция творческой деятельности

В петербургском Манеже 21-22 июля пройдет «ПроТоАрт» — фестиваль современного искусства, организованный по принципу иммерсивного спектакля. Пространство Манежа трансформируется в город будущего, созданный по фантазиям Мондриана, в зданиях и на площадях которого будет представлена современная живопись, скульптура, музыка, видеоарт, механические объекты, инсталляции, а гости смогут принять участие в творческом процессе, поставив себя на место художника.

«ПротоАрт» предлагает большую перфомативную программу: тут будет и московский Театр.doc со спектаклем Всеволода Лисовского, и финский перформер Пиа Линди, и Джулиен Хамильтон, обладатель многочисленных наград Европейских театральных фестивалей, основоположник модного сейчас в Европе направления physical theatre, и перфоманс «Живые шахматы», в ходе которого люди станут фигурами на доске, а управлять ими будет компьютерная программа.

Гатчинский дворец

Гатчинский дворец — эпицентр искусства

Так случилось, что Гатчинский дворцово-парковый ансамбль относительно недавно — в 1985 году — последним из пригородных дворцов вновь стал музеем. А до Великой Отечественной войны это был крупнейший из пригородных музеев и лучший по собранию произведений искусства. Помимо дворца, это еще и уникальный парковый ансамбль. Уже несколько лет они он становится главным местом притяжения, благодаря проводимым праздникам и концертам open air. Начало положила замечательная «Ночь музыки», которая состоялась с 7 на 8 июля, а продолжился праздник «Опереттой-парком».

Безликие

Спецпрограмма «Точки доступа»: новая грань привычного

Спецпрограмма летнего фестиваля искусств «Точка доступа», который в четвертый раз пройдет в Санкт-Петербурге с 19 июля по 5 августа, включает проекты, которые многие зрители могли уже видеть. Это — иммерсивные и site-specific-спектакли, проекты, предлагающие зрителю новый опыт восприятия и коммуникации с пространством. В рамках фестиваля они предстанут в обновленном виде. Не смотря на то, что эти постановки уже не первый сезон идут на различных площадках, они не теряют своей актуальности и привлекательности. Их объединяет активная роль зрителя в действе.

Центр мультимедиа Русского музея

Шесть самых невероятных спектаклей лета

Летний фестиваль искусств «Точка доступа» в четвертый раз пройдет в Санкт-Петербурге с 19 июля по 5 августа. Это — уникальное международное событие в мире театра, современного искусства и паблик-арта. В его программу вошли иммерсивные и site-specific-спектакли, проекты, предлагающие зрителю новый опыт восприятия и коммуникации с пространством.

Как всегда, программа фестиваля условно делится на три части: собственные спектакли «Точки доступа», созданные силами организаторов, гастрольные спектакли и спецпрограмма. «Петербургский авангард» представляет шесть самых ярких постановок — собственных и гастрольных.

Иннокентий Волкоморов

Иннокентий Волкоморов: Хотим, чтобы наша публика развивалась вместе с нами

На площади Островского с 27 по 29 июля в четырнадцатый раз пройдет международный «Петроджаз». В 2017 году он стал самым востребованным российским джазовым фестивалем на открытом воздухе. В этом году представители десяти стран станут участниками трехдневной программы, причем не только музыканты, но и танцоры будут перенимать эстафету джазовых импровизаций.

В Санкт-Петербург едут более 25 коллективов из Аргентины, Дании, Испании, Германии, Израиля, Эстонии, Литвы, Латвии, России. Впервые участниками «Петроджаза» становятся музыканты из Норвегии, Болгарии, Аргентины и Республики Сербской. Хэдлайнерами станут не только иностранные коллективы, но и всемирно известный джазмен, руководитель Петербургской Джазовой филармонии Давид Голощекин.