Алиса Даншох: Я давно живу в своем Зазеркалье

Казалось бы, еще недавно в Санкт-Петербурге проходил Книжный салон, на котором обозреватель «Литературной газеты» Алиса Даншох представила свое новое литературное творение «Флоренция. Вид с холма». Книгу выпустили московское издательство «У Никитских ворот», редакция «Литературной газеты» и Фонд поддержки искусств «Арт-линия». И вот уже автор готовится удивить читателей новым сочинением. С выходом каждой книги Алисы Даншох появляется возможность узнать много нового о том, что вроде бы давно известно. Именно это является узнаваемой чертой ее творчества. О чем будет новая книга, Алиса Даншох рассказала в интервью «Петербургскому авангарду».
Алиса Даншох

5 июля 2017.
Беседовала Юлия Иванова
Рубрика: Литература. Тэги: .

Как Вы находите темы для книг? Это хорошо продуманный план или внезапное вдохновение?

— Мой внутренний голос, посоветовавшись с интуицией, диктует мне темы книг.

Когда Вы поняли, что не можете не писать?

— Когда я перестала преподавать в высшей школе, я поняла, что должна как-то самовыражаться и что лучше всего это делать один на один с письменным столом, не беспокоя окружающих.

Какие события жизни особенно повлияли на Вас?

— Внезапная болезнь, операция, длительное лечение изменили мое отношение к жизни, другим человеческим ценностям. Возможно, и сама я изменилась, но об этом могут судить только близкие мне люди.

Переводят ли Ваши книги за рубежом?

— В конце 2017 года мои «Кулинарные воспоминания счастливого детства» должны появиться на французском языке, изданные одним парижским издательством.

Отличается ли восприятие российского читателя и зарубежного?

— В ходе работы с замечательной переводчицей Анной Колдефи-Фрокар над переводом моей книги пришлось внести многочисленные изменения в текст и сделать дополнительные комментарии, чтобы французский читатель понял, о чем идет речь. Если наши соотечественники ищут в книге совпадения с собственным опытом, то зарубежный отмечает и удивляется непохожести на свою жизнь.

Как часто Вы проводите встречи с читателями? И что они Вам дают?

— Несколько раз в году я встречаюсь с читателями и тщательно готовлюсь к свиданию с теми, чье понимание, внимание и чей интерес к тому, что я пишу, поддерживает мое желание продолжать работу.

Вы писали о Париже, Милане, Венеции, Флоренции и других местах. Не хотите ли написать о Санкт-Петербурге? Есть ли планы на следующую книгу?

— Жизнь сложилась так, что мне действительно пришлось побывать во многих странах. Чтобы отблагодарить особо понравившиеся места, я пишу о них в своих «однажды». Я многим обязана Ленинграду, многое связывает меня с Санкт-Петербургом, и я вообще очень люблю «Петра творение», поэтому обязательно поделюсь с читателями своими чувствами к этому городу. А что касается планов, то следующая книга уже пишется. Это будут воспоминания о здоровье.

В связи с кулинарными изысками, описанными Вами, хочется спросить: придерживаетесь ли Вы какой-то диеты? Ваши предпочтения в еде? Как относитесь к здоровому образу жизни?

— Делясь кулинарными воспоминаниями детства, я избегала по возможности упоминания слова «диета», потому что мой организм при упоминании о воздержании немедленно занимает круговую оборону и требует самых немыслимых и вредных, с точки зрения диетологии, конечно, продуктов. Я стараюсь оберегать свой капризный механизм внутреннего действия, и ем только очень вкусные, с его точки зрения, вещи. Их потребление я компенсирую проявлениями здорового образа жизни. Например, я несколько раз в неделю плаваю в бассейне, стараюсь ежедневно совершать пешие прогулки по пересеченной и не очень местности быстрым шагом, занимаюсь танцами.

Что нужно женщине для счастья?

— Для счастья женщине нужно очень много. Кроме здоровья, ей необходим любимый ею и любящий ее, понимающий и ценящий ее друг и спутник по жизни. Ей нужна семья, которой она гордится, и дело, которому она служит, и друзья, которые не предадут, и способность радоваться жизни.

Вам когда-нибудь предлагали написать сценарий для фильма? Было бы Вам интересно заняться кино?

— Кино я люблю, особенно — стильные черные комедии, захватывающие, хорошо сделанные детективы и научно-популярные фильмы производства студий ВВС. Пока ни в одном из этих жанров я себя не вижу.

Как Вы думаете, почему сейчас читающие люди так сильно увлечены литературой нон-фикшн? Может быть за ней — будущее?

— Любая мода — дама переменчивая, непостоянная, а потому и литературные предпочтения ведут себя так же. К тому же они напрямую связаны с человеческими возрастными изменениями.

Как Вы относитесь к социальным сетям? Может быть Вы не раскрыли в себе талант блогера?

— В социальные сети я пока не попалась. Хорошо понимаю, что людям не хватает общения и возможности самоутверждения, а сети — прекрасно позволяют сделать как первое, так и второе. Однако за собой я этих стремлений не замечала — так же, как и таланта блогера. А вот люди меня по-прежнему интересуют.

Каких Вы любите писателей? Был ли у Вас образец для подражания?

— Я люблю классиков мировой литературы и современных авторов, особенно — если в их произведениях присутствуют чувство юмора и ирония. Эти качества являются для меня прекрасной визитной карточкой. Пожалуй, подражать мне никому не хотелось бы, а вот учиться у других я никогда не переставала и не устаю восхищаться прозой Пушкина и повестями Гоголя. Я также знаю, что на меня оказали огромное влияние Оскар Уайльд, Бернард Шоу, Джейн Остин, Анатоль Франс, Льюис Кэррол, Сергей Довлатов, Мольер, Александр Островский и… пора остановиться.

Алиса Даншох

Должен ли писатель в России иметь активную гражданскую позицию или может быть аполитичным?

— Я затрудняюсь ответить на вопрос о гражданской позиции писателя — яркой или наоборот, аполитичной, потому что уже довольно давно живу в Зазеркалье и больше думаю о морально-этических нормах, обусловленных общехристианскими ценностями.

Важны ли для Вас литературные награды и премии?

— Литературные награды и премии сродни комплименту. А он, даже если и не совсем искренен, приятен женщине как проявление внимания. Я ценю внимание, однако по-настоящему меня волнует мнение людей, которых я знаю и уважаю.

Расскажите, пожалуйста, если возможно, о Фонде поддержки искусств «Арт-линия», к которому Вы имеете отношение. Как и кого он поддерживает?

— В конце 2017 года Фонд поддержки искусств «Арт-линия» отметит десятилетие. Первые годы существования фонд изо всех своих сил поддерживал отечественных скульпторов, организуя выставки и издавая каталоги. Параллельно «Арт-линия» десять лет сотрудничает с Международным фестивалем в Санкт-Петербурге «Императорские сады России», проводимым Государственным Русским музеем.

Предложив создать в Михайловском саду музей розы под открытым небом, фонд каждый год высаживает у бермы Михайловского дворца прекрасные цветы, а я пытаюсь рассказать увлекательные истории о некоторых из них. Таких историй набралось на небольшой сборник. Он так и называется — «Розовые истории».

Последние пять лет «Арт-линия» уделяет особое внимание юным дарованиям, которые занимаются классической музыкой. Пять лет работает программа «Дети помогают детям», цель которой — собрать средства для помощи больным детям. Для этого фонд проводит концерты силами своих молодых стипендиатов в Москве и других городах России, а также за рубежом.

Каждый год музыкальные коллективы фонда дают десятки концертов, открывая для слушателей «Музыкальные окна в Европу», знакомя их с великими европейскими и российскими мастерами.

Есть и новые планы — например, помочь русским усадьбам вернуть в их стены прекрасные звуки классической музыки.

Иван Пинженин

Иван Пинженин: Хочу завести вечный двигатель обмена энергией

Петербургский поэт и музыкант Иван Пинженин родом из Екатеринбурга. Он сотрудничает со многими современными музыкантами и рок-группами. Его первая книга «В моем magazine» вышла в петербургском издательстве «Геликон Плюс» в 2012 году. К слову сказать, это издательство основано писателем Александром Житинским, который одним из первых обратился к созданию летописи российской рок-музыки.

двор Санкт-Петербурга

Новые пешеходные маршруты в Петербурге: свет и тень

Санкт-Петербург — город, который невозможно узнать до конца. Все три столетия он развивается, меняется, преподносит сюрпризы своим жителям, а уж гостям на этот город и вовсе невозможно насмотреться. Вот недавно новые пешеходные маршруты по Северной столице предложило предприятие «Ленсвет» и петербургских архитектор Екатерина Новикова.

Елена Боброва

Елена Боброва: Петербуржцы заново открывают свой город

В город, кажется, пришла теплая погода. Уже открылся сезон катаний на велосипедах и череда городских праздников для любителей двухколесных: 18 мая состоится традиционная акция «На работу на велосипеде», а 3 июня на фестивале ЗСД будет велопробег. Корреспондент «Петербургского Авангарда» поговорил с Еленой Бобровой — велогидом по Санкт-Петербургу.

Босх и Брейгель

Северное Возрождение в Северной столице

В одном из самых популярных арт-пространств Санкт-Петербурга «Этажи» до конца мая можно посетить выставку «Босх и Брейгель. Мистические образы и тайны», посвященную творчеству двух величайших мастеров Северного Возрождения. Оба художника мало изучены и их наследие невелико в количественном смысле, однако сложно оспорить ценность их вклада в мировую культуру. В России их работ нет ни в музеях, ни в частных собраниях, поэтому «Этажи» собрали на своей площадке качественные репродукции наиболее известных картин, и объявили девизом мероприятия лозунг «Мистическому городу — мистическая выставка».

Уланбек Баялиев

Уланбек Баялиев: «Зимняя сказка» Шекспира примеряет маску комедии

«Зимняя сказка» — предпоследняя пьеса, написанная Уильямом Шекспиром и уже не для «Глобуса». По некоторым источникам, пьесу сыграли при дворе короля за пять лет до смерти драматурга. Пьеса грустна, хотя жанр ее — трагикомедия, а название по-детски волшебное и безоблачное. На самом деле все полно предгрозового настроения и ощущения близкого конца — жизнь автора на излете, пора подводить итоги.

Конюшенная площадь

Театр ЦЕХЪ: мастерская футуризма среди памятников прошлого

Один из самых авангардных театров Санкт-Петербурга ЦЕХЪ расположен в потаенном уголке ядра культурной жизни и общественной активности города — на Конюшенной площади, в одном из скрытых корпусов большого нарядного здания. Неформальный храм нимфы субкультур и андеграунда обставлен по-молодежному аскетично и неприхотливо. Ведь в пору юности людям не нужны элегантные интерьеры, мягкие кресла, изысканное меню и избыток деталей. Для бунтарских порывов все это не более чем рамки и условности. Это естественное явление, но если бунт происходит ради самого бунта, он приводит лишь к разрушениям.