Алексей Васильев: У артиста должна быть гражданская позиция

Алексей Васильев пока мало известен широкой публике, хотя к своим 39 годам успел поработать во многих театрах Северной столицы и сняться в нескольких фильмах. Человек бескомпромиссный и ищущий, он не стал связывать свою жизнь ни с одним театральным коллективом, уйдя на «вольные хлеба». По словам Алексея, все в его жизни происходит случайно, хотя у стороннего наблюдателя по этому поводу возникают сомнения. Закончив школу с серебряной медалью, он с первого раза поступил в театральный вуз и завершил обучение с красным дипломом. А это редко кому удается сделать случайно!
Алексей Васильев, Сказ про Федота-стрельца

13 января 2019.
Текст: Юлия Иванова. Фотографии предоставлены пресс-службой Театра Эстрады имени Райкина.
Рубрика: Театры / музыка. Тэги: , .

В каждой работе Васильев проявляет себя ярко и необычайно притягательно. Но пожалуй самая уникальная черта этого артиста — предельная честность с самим собой, коллегами и публикой. В интервью «Петербургскому авангарду» Алексей Васильев рассказал, какой ценой он заслужил право говорить то, что думает.

Алексей Васильев

Алексей, почему вы не работаете на постоянной основе ни с одним театром?

У меня как-то в жизни все происходило случайным образом: когда начинаешь что-то специально делать, то ничего не выходит. Я совершенно случайно поступил в Театральный институт, хотя готовился к тому, чтобы заниматься наукой. Окончил институт в 2000 году, и с нашим курсом Лев Яковлевич Стукалов организовал «Наш театр». Тогда я в полной мере хлебнул студийности: наш мастер считал, что мы должны жить в театре. Многие не разделяли этих убеждений, включая меня. Но из сложившейся привычной системы очень трудно и страшно уходить.

Мне подвернулся счастливый случай – предложили поработать в «Приюте комедианта». Это было интересно и полезно, хотя были и странные спектакли, которые просуществовали недолго. Но, например, работа над спектаклем «Женитьба» была очень нужной, своевременной и удачной. Какое-то время я работал в Театре комедии, потом в Мюзик-холле, поучаствовал в нескольких антрепризных постановках… И понял, что мне сложно постоянно находиться в каком-то одном театре, быть жестко привязанным к одному месту.

Алексей Васильев, Здравствуйте, я ваша тетя

Тем не менее, вы все чаще появляетесь на сцене Театра Эстрады имени Райкина…

Несмотря на любовь к независимости, любому артисту хочется, чтобы у него был свой театральный дом. Смею надеяться, что таким местом для меня стал Театр Эстрады. Его художественный руководитель Юрий Николаевич Гальцев создал прекрасный репертуарный театр, в котором нет постоянной труппы. Да, есть некий костяк артистов. Тем не менее, практически все спектакли в этом театре не обходятся без приглашенных актеров. Сейчас большинство спектаклей, в которых я участвую, проходят здесь. Поэтому когда меня спрашивают, где вы работаете, я обычно отвечаю — в Театре Эстрады.

Алексей Васильев, Мама-кот

А как вы относитесь к известности?

Конечно, артисту хочется признания публики – это означает, что он хорошо сделал свою работу. Но… Мне посчастливилось работать с Сергеем Безруковым, и порой я замечал, как непросто ему, например, в аэропорту. Приходилось закрываться шапкой, очками, чтобы спокойно дойти до самолета. А уж спокойно кофе попить… Поэтому мне достаточно, когда иногда где-то узнают, здороваются, улыбаются – это приятно. А все остальное, мне кажется, перебор.

Алексей Васильев, Мама-кот

Вам нравится ваша профессия? И если не театр, то чем бы вы занялись?

Я считаю, что был бы очень хорошим официантом! Люблю водить машину — шофер из меня вышел бы отличный. Я всегда завидовал людям, которые в совершенстве овладели каким-то чисто прикладным ремеслом. Конечно, артист – специфическая профессия. Актер работает нервами — наша задача, чтобы все было оголено, чтобы все было на поверхности. Тем не менее, я всегда нахожусь в конфликте с очень многими стереотипами относительно моей профессии. Я считаю, что артист, особенно русский, зачастую склонен преувеличивать тяжесть своей работы: нервные срывы, депрессия и прочее. Чушь собачья! Это такая же работа, как в офисе или в поликлинике, гораздо проще, чем например, у учителей.

Нам, артистам, повезло, что Бог дал нам эту способность — удачно демонстрировать себя на публике. Нам надо благодарить педагогов за то, чему они нас научили. Да, во время спектакля порой мы испытываем сильное психологическое напряжение, и это непросто. Но это составляющая часть нашей профессии! Мы должны уметь это делать, на это не нужно жаловаться. Спокойней надо к себе относиться. Как пожарный не жалуется на то, что ему жарко!

Алексей Васильев, Феномены

Почему вы обратились к творчеству Леонида Филатова? Я имею ввиду пьесу «Про Федота-стрельца, удалого молодца», которую вы так блистательно представляете в Театре Эстрады.

Знаете, я давно хотел что-нибудь сделать один. В моноспектакле много плюсов: никто не врет текст, все приходят вовремя, никто не мешает, реквизит на месте, реплики все кидают точно, вовремя, с нужными паузами и так далее! Моя знакомая, продюсер Лиза Семочкина — родом из Череповца. Довольно часто она возит в свой родной город какие-то театральные проекты, артистов, спектакли, концерты. И однажды ей предложили представить в Череповце «Федота-стрельца». Так как мы с ней уже сотрудничали ранее, она предложила мне сделать этот моноспектакль. А я текст с детства знал почти наизусть!

Алексей Васильев, Сказ про Федота-стрельца

На мой взгляд, в этом произведении недостаточно материала для того, чтобы играть его по ролям. Это же своего рода лубок — там все предельно просто и понятно. Но нельзя было взять и прочитать этот текст — это уже когда-то гениально делал Леонид Филатов! Поэтому мы с режиссером – Екатериной Максимовой – нашли что-то свое, использовав в качестве персонажей и декораций какие-то случайные вещи, которые можно найти, например, на чердаке.

Задача артиста — сделать так, чтобы фантазия зрителя довершила картину. Нам это удалось, судя по отзывам. Спектакль с успехом пошел в Санкт-Петербурге: поначалу я выступал в Выборгском дворце культуры, а потом удалось договориться с Театром Эстрады. Мне посчастливилось, что сейчас «Сказ про Федота-стрельца» идет именно на этой сцене. Она… очень намоленная, сюда ходит хорошая публика.

Текст филатовской пьесы до сих пор актуален, и зритель на него очень хорошо реагирует. Я с огромной любовью отношусь к этому спектаклю, потому что мне дали возможность сделать так, как написано. Я ничего там не перевираю, не стараюсь вложить какие-то другие смыслы или планы.

Алексей Васильев, Сказ про Федота-стрельца

Чем планируете дальше удивлять публику?

В театре у меня должно быть несколько историй. Продюсер Сергей Скоморохов, один из создателей спектакля «Сирано де Бержерак» с Елизаветой Боярской и Сергеем Безруковым, где я также играл, сейчас готовит постановку «Пеппи Длинныйчулок». В этом мюзикле с хитами АВВА, Roxettе, Europе буду участвовать и я. Пока идет кастинг на детские роли. Андрей Федорцов, с которым я играю в спектакле Театра Эстрады «Феномены», недавно попробовал себя в роли продюсера. Мы уже сделали спектакль «Операция «Развод»», и сейчас у него в планах выпустить спектакль «Последняя ночь Дон Жуана» по пьесе Леонида Жуховицкого. Премьера назначена на март.

Алексей Васильев, Андрей Федорцов, Феномены

Алексей, как вам кажется, у артиста должна быть активная гражданская позиция?

Я уверен, что у любого творческого деятеля в России всегда должна быть активная гражданская позиция. Он обязан определиться, на какой он стороне. Нельзя выключать себя из процесса, поскольку тогда вместо вас им займутся другие люди. Если вы не сделали ничего для того, чтобы в стране было хорошо, то нечего и государство хаять.

А как вы относитесь к истории с Кириллом Серебренниковым? Борис Гребенщиков по этому поводу как-то сказал, что не надо брать деньги у государства, иначе всех может настичь такая же участь…

Я в государстве плохого ничего не вижу. Государство — это система, а любая система себя защищает, она делает так, чтобы ей было комфортно. И если ты этой системе противостоишь, она будет с тобой бороться. Не хочешь быть в ней – выбирай другую. Государство, как и частный инвестор, является заказчиком. Оно дает деньги под реализацию определенных проектов, поэтому диктует условия. И когда кто-то выходит за рамки, государство начинает реагировать. Поэтому Гребенщиков прав: если вы не хотите проблем, то не берите деньги у государства. А взяли деньги у государства, будьте готовы к тому, что с вас спросят. В случае с Серебренниковым почему-то все начинают вопить, что его нельзя трогать. Но я считаю (и меня наверняка все будут за это ненавидеть), что он такой же человек, как и все остальные. Почему-то артисты определили себя в какую-то особенную касту, которой позволительно делать все что угодно. Они считают, что они неприкосновенны. Почему?

Но художник же должен быть свободным!

Пожалуйста, но тогда и от государства будь свободным. Если есть какой-то законный порядок, а ты его не придерживаешься, это не значит, что его нет. За все приходится расплачиваться так или иначе. Безусловно, к творческому человеку надо относиться бережно, но не более того.

Мне кажется, что вас многие не любят. Вы бескомпромиссный человек.

Я прислушиваюсь к чужому мнению, но я не завишу от него. В какой-то момент своей жизни я начал позволять себе говорить то, что думаю. Возможно, да, поэтому меня многие не любят. И это определенный риск в моей профессии — ведь могут и не позвать больше работать. Но я нашел свой рецепт: нужно постоянно делать свою работу хорошо, качественно, на высоком уровне, чтобы кроме тебя ее никто больше не мог сделать. Тогда ты будешь востребован. Я очень люблю работать и очень люблю людей, которые добросовестно трудятся, понимают, что они делают, совершенствуются в своей профессии. Терпеть не могу тех, кто халтурит, но апломба у них столько, как будто они лечат людей от рака. Как только я вижу таких людей, я им сообщаю, что о них думаю. Они, конечно, обижаются. Но если при мне происходит какая-то несправедливость, и если я смолчал или не отреагировал, у меня возникает ощущение, что я становлюсь соучастником этого безобразия.

Беседовала  ЮЛИЯ  ИВАНОВА

Точка доступа

«Точка доступа» на пересечении старого и нового

С 15 по 30 июля в Северной столице проходит международный летний фестиваль «Точка доступа», уже ставший славной традицией и культурной визитной карточкой города. В этом году он входит в программу Театральной олимпиады — Санкт-Петербург до декабря является площадкой для театров со всех уголков мира, которые едут сюда со своими спектаклями, лекциями и мастер-классами.

Алексей Архиповский

Алексей Архиповский: Мои послания — в звуках

Музыкант Алексей Архиповский — уникальный балалаечник-виртуоз, услышать которого — большое счастье для поклонников как этнической, так и джазовой музыки. «Архиповский — смесь гитарных богов Стива Вая и Джеффа Бэка, и это на традиционном треугольном и трехструнном русском народном инструменте. Его техника захватывает дух, его звук всеобъемлющ. Яркая выразительность в его трактовке традиционных вещей вызывает мурашки по коже», — написал критик издания De Volkskrant (Нидерланды) о выступлении Алексея Архиповского на Jazz Zomer Fiets Tour в Гронингене, в августе 2006 года.

Выставка Братья Морозовы

Братья Морозовы в Галерее памяти

С 21 июня в залах Галереи памяти Сергея Щукина и братьев Ивана и Михаила Морозовых в Главном штабе Эрмитажа открыта выставка «Братья Морозовы. Великие русские коллекционеры». В состав экспозиции вошло более сотни великих художественных произведений из Эрмитажа и 31 картина из Государственного музея имени Пушкина, собранные Морозовыми. Посетить экспозицию можно до 6 октября 2019 года.

Владимир Рекшан

«Сайгон» вернулся в Radisson

Вечеринкой с выступлением группы «Санкт-Петербург» открылась выставка Первого национального музея рок-музыки. Площадкой экспозиции стало помещение легендарного кафетерия «Сайгон», которое теперь занимает бар Radisson Royal St. Petersburg. Выставка продлится на первом этаже здания отеля на Невском проспекте, 49/2, до конца июля. Вход — свободный.

писатель Сергей Арно

Сергей Арно: Мы гибнем в океане книг

Премия имени братьев Стругацких существует уже 21 год. За это время поменялось многое. Ушел из жизни Борис Натанович, являвшийся ее главным учредителем. Но медаль в форме семигранной гайки продолжают вручать несмотря на санкции, кризисы и смену государственных лидеров. Награду получили десятки известных писателей, среди которых Михаил Веллер, Виктор Пелевин, Кир Булычев, Александр Житинский, Дмитрий Быков, Вячеслав Рыбаков, Андрей Лазарчук, Михаил Успенский и другие.

Театр Моссовета, Не все коту масленица, ЛОФТ

Пять вечеров петербургского LOFT

В Петербурге развернулась всемирная Театральная олимпиада, собравшая лучшие театры и спектакли в одном городе. «Петербургский авангард» хотел бы напомнить, что театральная сцена нашего города хороша уже тем, что на ней круглый год можно увидеть подлинные таланты и выдающиеся постановки. Одним из предвестников Театральной олимпиады стал Международный ленинградский областной фестиваль театров — сокращенно ЛОФТ (LOFT). Он состоялся еще в апреле, и заслуга его в том, что зрители Северной столицы узнали про невероятные, изумительные театры, существующие за пределами Москвы и Петербурга…